вторник, 30 апреля 2013 г.

Вас посчитали


Не знаю, поверит ли кто-нибудь, но в городах еще остались люди, которые ни разу в жизни не бывали в супермаркетах. Продукты покупают в магазинах около дома, бытовые мелочи - на рынке. Общее здесь одно - в любой торговой точке покупатель стремится осуществить свой выбор, но его желание кардинально расходится с целями продавцов.


Недавно оказалось, что к этой категории принадлежит одна моя знакомая, с которой случайно заглянули именно в супермаркет, потому что ей был нужен... стиральный порошок, что ли?.. Первой реакцией дамы было: «Ой, а чем это так вкусно пахнет?» - «Хлебом, - говорю, - у них пекарня». - «Вку-у-усно!» И мы направились к хлебобулочному отделу.

Впрочем, эффект вполне ожидаемый. Если читатель никогда не обращал внимания, то хлебный отдел, от которого так вкусно пахнет, всегда находится в самой дальней точке от входа в торговый зал. Логика в том, что по дороге к источнику приятного запаха покупатель еще на что-то внимание обратит. Да и потом - вкусно пахнет же - не будешь торопиться к кассе, а побродишь, повспоминаешь, не нужно ли тебе еще чего купить... А так - заскочила бы, сдернула с полки порошок стиральный и убежала. Прямая выгода, видишь ли...

Направо, налево или прямо?


В сказках богатырям было проще - на перекрестках стояли специально обозначенные камни, на которых четко описывалась перспектива выбора. В реальности все значительно сложнее. Перспективы того или иного выбора жизненного пути неясны, а выбор надо сделать ни много ни мало - лет в шестнадцать. Уже в пятилетнем возрасте дети слышат от взрослых сакраментальный вопрос: «Кем ты хочешь стать?» Самое время определяться, а как же. И так, чтобы навсегда. А ведь выбираем, становимся этим «кем-то», порой теряя себя, так и живем.


Ловушки выбора. Самое неприятное, что порой мы проживаем много-много лет в полной уверенности, что уж что-что, а жизненный путь свой мы верно выбрали. Ан нет. Точит иногда червячок сомнения - а оно ли это? Того ли я хочу? И чего хочу в принципе? Рано или поздно эти вопросы раскручиваются в какой-нибудь кризис - среднего возраста, опустевшего гнезда, экзистенциального одиночества... Неважно, как ваш личный психотерапевт назовет то, что с вами происходит. Важна суть - некогда сделанный выбор жизненного пути оказался вовсе не вашим выбором! И оказывается, что годы ушли, а жить по-настоящему вы так и не начали. Потому что когда-то попали в «ловушку выбора судьбы».

Тревоги и надежды электронной коммерции


После смены социально-экономической формации в торговом мире страны стремительно пронеслось несколько разнообразных этапов. Вспоминается ларечный, автопалаточный (корабейники на колесах), магазинчики, магазины побольше, универмаги, супермаркеты, гипермаркеты, торговые сети... Нечто подобное происходит на рынке e-commerce.



Нового молодого покупателя, который на "ты" с Интернетом и мобильным телефоном, прибывает все больше. Да и пожилые люди тоже осваивают новый формат торговли. Когда удобнее и проще сначала зайти в интернет-магазин, задать параметры своей покупки, почитать отзывы, чем вставать и ехать сквозь пробки и толчею городского транспорта в реальный магазин. Хотя наступает пора, когда приходится отправляться в реальный магазин. Только теперь он называется "точка самовывоза". Находится точка, как правило, рядом со станцией метро. Предварительно покупатель последнее время стал заглядывать в магазин, чтобы посмотреть на вещь более тщательно, взять ее в руки, почувствовать фактуру, качество материала и... Не покупать. Как бы не был хорош просмотр через Интернет нужной вещи, там пока нет программ трехмерного изображения... Зато есть заказ по телефону или через экран. Если нет времени поехать, то идет небольшая доплата за доставку экспедитору.


Долговой ящик


Настоящая женщина должна любить и быть любимой, вкусно готовить, хорошо выглядеть, еще лучше одеваться... В ответ на этот набор банальностей хочется ответить еще одной: настоящая женщина никому ничего не должна. Только, к сожалению, это неправда.


Каждый человек, независимо от пола, что-нибудь кому-нибудь должен. Даже буддистский монах обязан отказаться от желаний и читать мантры. А безработный пьяница дядя Вася - собирать пустые бутылки, чтобы купить полную. Что уж говорить о нас - молодых, успешных, урбанизированных, учащихся, работающих и семейных. Тут тебе не просто обязательства, а целая долговая яма. Правда, старые догмы в современном мире воспринимаются по-новому. И, оглядываясь на истины, которыми жили наши мамы и бабушки, ты все чаще задумываешься: а действительно ли я должна...

Сольное выступление


Все! С меня хватит! Больше никаких подъемов ни свет ни заря, поездок на метро в час пик, отчетов и планерок, белых рубашек, вызовов на ковер и драк с сотрудниками за пульт от кондиционера. Я ухожу в свободное плавание.


Говоришь так себе утром понедельника. А потом вспоминаешь о невыплаченном кредите, страховке, корпоративе и предстоящей командировке в Барселону... И откладываешь мысли о карьере фрилансера до лучших времен. Зря или нет? Давай разбираться.

понедельник, 29 апреля 2013 г.

Император японских ИТ


Японский бизнесмен Масаёси Сон не зря заслужил прозвище «японского Билла Гейтса». Выходец из самых низов, он брал свое умом, упорством и хитростью, пока не превратился в одного из самых влиятельных ИТ-предпринимателей Японии.

Октябрь 2012 года потряс американское деловое сообщество неожиданной новостью. В прессе появились сообщения о том, что японская компания Softbank намерена приобрести за 20 млрд долл. 70% акций третьего по величине телекоммуникационного оператора США — компанию Sprint. Сама по себе эта покупка не столь удивительна: из-за многочисленных управленческих промахов Sprint растерял изрядную часть своей капитализации. Но крайне необычно прозвучало заявление генерального директора и владельца Softbank по имени Масаёси Сон, который пообещал разбить олигополию, сложившуюся на американском телекоммуникационном рынке, и потеснить его главных игроков — AT&T и Verizon. Смелое, если не хвастливое заявление, ведь на две эти огромные корпорации приходится 2/3 всех абонентов мобильной связи США, причем наиболее прибыльных абонентов, благодаря чему два почти монополиста собирают львиную долю прибыли со всего американского сотового рынка. Тягаться с ними — дело в высшей степени безнадежное. Такой то ли смелости, то ли наглости от выскочки-иностранца никто не ожидал.


Дипломаты от природы


Что для специалистов-биологов объект пристальной охраны, то для коренного населения территорий, ставших заповедными, — опасный враг. Или ценная добыча. Рыси, снежные барсы, медведи и другие хищники нередко становятся причиной затяжных противостояний между местными жителями и работниками заповедников. Чтобы разрешить конфликт, первым приходится менять свое отношение к окружающему миру, а вторым — осваивать искусство дипломатии.


Самая очевидная причина противостояния, разворачивающегося на фоне заповедных пейзажей, — браконьерство. Возможность задорого продать на черном рынке шкуры тигров и ирбисов, кости и зубы диких кошек, востребованные, например, восточной медициной, — вот что порой побуждает местное население выходить на тропу войны. Массовая культура заставляет нас видеть браконьера эдаким мускулистым охотником-одиночкой, вооруженным по последнему слову техники, который благодаря своему противозаконному промыслу сколачивает колоссальные состояния. В реальности за этим словом, которым прежде, в дозаповедную эпоху, именовались охотники с легавыми собаками («бракон» — французская порода легавых), теперь чаще стоят самые бедные жители — те, кто не имеет других средств к существованию. Поскольку в этом деле замешана объективная экономическая реальность, поимка отдельных браконьеров и строгий суд над ними — не самая эффективная, да и не самая справедливая мера борьбы с браконьерством. Гораздо более перспективно — сделать так, чтобы аборигенам заповедных территорий соседство с живым зверем было выгоднее, чем его убийство.

Охота на лес


Прежде чем прийти к идее заповедания, человечество многие века то и дело провозглашало отдельные территории запретными для большинства. На них запрещалось рубить лес, сеять и собирать урожаи, а за право охоты в этих землях требовалось хорошенько заплатить. Но все это делалось не с целью сохранения природного многообразия — авторы запретов охраняли свои собственные привилегии.


Чиновники, ответственные (порой и собственной головой — в самом прямом смысле) за сохранность природных массивов, появились в нашей стране еще как минимум в Петровскую эпоху. Неутомимый царь-мореплаватель и плотник, Пётр специальным указом учредил должности вальдмейстера и обервальдмейстера — особых чиновников, назначенных для контроля за лесными угодьями. Другой указ предписал провести ревизию всех лесов, росших по берегам рек, — на 20 верст вглубь по берегам рек малых и на 50 по берегам крупных, чтобы определить «деревья, дозволенные к вырубке» и те, что рубить запрещено. Это начинание, которое Пётр, как и большинство своих идей, привез из «Великого посольства», в наших глазах выглядит достаточно современным — настолько, что возникает неизбежный соблазн поставить мощную фигуру царя в начало отечественной (а с оглядкой на дату — и мировой) традиции современного заповедания. Но не стоит поддаваться этому соблазну — Пётр, хотя и прославился как реформатор самых разнообразных элементов российской действительности, здесь выступил вполне в русле традиции. Традиции, впрочем, европейской — но ее успели перенести на российскую почву еще при Рюриковичах. Она подразумевала охрану природных сокровищ в том случае, если они были источником собственных богатств — реальных и символических — для тех, кто нуждался в поддержании своего социального статуса. В этом смысле петровские «казенные леса» мало чем отличались от известных в более раннюю эпоху «царских охот» или «потешных лесов». Разница состояла лишь в том, что Петру I, в отличие, скажем, от его отца, лесные угодья были нужны не для развлечения, а для дела. И делом этим было кораблестроение — которым царь-мореплаватель занялся со всей серьезностью, в отличие опять же от своего отца, ограничившегося бесславным экспериментом с парусником «Орел». Для того чтобы в считаные годы создать боеспособный флот, Петру потребовалось регламентаровать пользование лесом, охранять его. Ведь это был залог будущего господства на Балтике.

Парк национального значения


«Заповедник» — слово древнее. Оно на несколько веков старше того явления, которое называет сегодня. Первый заповедник в нынешнем смысле этого слова был создан в нашей стране — перед Февральской революцией. Национальные парки, природные резерваты по-американски, не намного старше: в прошлом году старейший из них отмечал 140-ю годовщину создания. Иными словами, для того чтобы прийти к идее охранять природу, человечеству требовалось уйти достаточно далеко от нее самой.


Первый в мире природный резерват в современном понимании, или национальный парк, был учрежден 1 марта 1872 года в США. Его создателями двигали сугубо эстетические мотивы: незадолго до этого экспедиция натуралиста Фердинанда Хейдена открыла в долине реки Йеллоустон в дикой и безлюдной части территории Вайоминг тысячи поражающих воображение гейзеров, живописные водопады, каньоны, озера и множество других красот и чудес. Приложенные к отчету Хейдена фотографии Уильяма Джексона и особенно красочные пейзажи Томаса Морана произвели такое впечатление на конгресс, что он принял решение навечно сохранить эти земли в их первозданном виде. Для чего учредил новый, нигде и никогда не существовавший институт — национальный парк.

Рациональное зерно


Гречка, неизменная спутница жителей Евразии, не раз приходила им на помощь в голодные времена или там, где почва скудна для чего-нибудь более благородного. Никогда не бывшая ни пищей королей, ни «стержнем цивилизации», подобно пшенице в Средиземноморье, рису в Восточной Азии или кукурузе в Центральной Америке, гречка тем не менее снова и снова подтверждает, что способна на многое.

Сведениями о гречке исторические источники небогаты. Историкам питания приходится прочитывать немало совершенно «посторонней» литературы, чтобы обнаружить еще одно упоминание об этом скромном продукте — например, в старинной книге по геологии.


Французский геолог и путешественник, живший в конце XVIII столетия, Бартелеми Фойяс де Сен-Фон однажды отправился в Альвар, городок на границе Дофине и Савойи, чтобы изучить тамошнюю технологию добычи железной руды. Будучи представителем того поколения ученых, для которого французские энциклопедисты были непосредственными учителями, Фойяс в написанном по итогам поездки основательном труде, конечно, уделил внимание не только рудному делу. В числе прочего геолог свидетельствует о том, что основной пищей альварских шахтеров служит суп с гречневыми крозетами — мучными изделиями, которые, кажется, могли появиться только здесь, на границе Италии и Франции. Итальянский гастрономический вектор задал савоярам потребность в пасте — и действительно, небольшие кубики твердого теста легко заподозрить в родстве с макаронными изделиями Апеннин. А привычки питания французов, веками страдавших от недоедания и научившихся есть то, что другим казалось мало пригодным в пищу, например каштаны или лягушачьи конечности, помогли жителям Савойи найти продукт, заменивший пшеницу. Им оказалась гречка. Совсем не злак, французам она дала «черную муку» — из которой, в условиях дефицита и дороговизны аристократической белой, можно было сделать все что угодно.

Вросшие в землю


«Кто создан из камня, кто создан из глины...» — среди скульптурных шедевров первых явно больше, чем вторых. Искусство всегда претендует на место в вечности, а глина — материал хрупкий, больше подходящий ремесленникам, чем творцам. Однако для австралийца Уильяма Рикетса этот стереотип никогда не был правилом: скульптор-самоучка, он не проводил границу между искусством и ремеслом, а в качестве материала для своих монументальных творений предпочитал глину.


Рикетс — из тех скульпторов, чьи произведения трудно встретить в музейных залах. Мелкая пластика этого австралийца, которая есть в коллекциях нескольких мировых музеев, большую часть времени проводит в хранилищах, а прославившие его монументальные работы находятся там, где нет ни табличек «руками не трогать», ни строгих смотрительниц, ни торжественных ограждений из красного бархата. Эти статуи расположились под открытым небом, на четырех акрах поросшей тропическим лесом земли в национальном парке «Виктория» неподалеку от Мельбурна — там, где они появились на свет и где жил их создатель. Можно назвать это место парком со скульптурами, можно — музеем под открытым небом, но сам Рикетс предпочитал именовать его «Святилищем гончара». Свое святилище он сделал многолюдным. Уединение скульптора, едва ли не всю жизнь проведшего в добровольном отшельничестве, нарушила почти сотня человеческих фигур — австралийские аборигены, мужчины, женщины и дети, вылепленные из глины, строгие и молчаливые.

Долг, уплаченный природе


Знаменитого зоолога Бернгарда Гржимека одни считали бескорыстным рыцарем природы, другие — ловким шоуменом, третьи — одержимым чудаком. И все это было верно: только сочетание этих качеств позволяло ему успешно делать то, что он считал своим долгом, — спасать диких животных от человека.


Будущий ученый родился в 1909 году в польской Силезии, тогда входившей в Германскую империю. Предки его были поляками - отсюда и непривычная для немца фамилия, переводимая как «паломник» или «странник». Из шестерых детей от двух браков Пауля Франца Гржимека, почтенного адвоката-католика, Бернгард родился последним. Он один из всего семейства пытался соответствовать своей фамилии — еще в детстве убегал за город, чтобы наблюдать за жизнью природы, собирался стать дрессировщиком, а потом — ветеринаром. Закончив школу, юный любитель животных отправился в Лейпциг изучать ветеринарное дело. Стремясь удержать его от этого несолидного занятия, Гржимек-старший спешно женил сына-студента на дочери своего коллеги Хильдегарде Прюфер, но это не помогло. Получив диплом с отличием, Бернгард открыл в Берлине собственную клинику, где от посетителей не было отбоя. Говорили, что молодой доктор отлично знает свое дело и умеет поладить даже с самыми злыми собаками и недоверчивыми кошками.

воскресенье, 28 апреля 2013 г.

Патти Херст, наследница с обрезом


Хрупкая девушка с оружием в руках орет на испуганных кассиров и посетителей банка: «Быстрее, быстрее. К стене!» Историки и писатели до сих пор спорят о том, что заставило Патрисию Кэмпбелл Херст, наследницу газетной империи, примкнуть к банде грабителей и убийц. Мечта о пожаре мировой революции на горе всем буржуям? Или обычный страх? Ответа нет уже почти сорок лет


4 февраля 1974 года, в девять часов вечера, трое вооруженных «городских партизан» из террористической Симбионистской армии освобождения (SLA) ворвались в квартиру аспиранта философского факультета университета Беркли Стивена Вида и его невесты Патти Херст. Стивена повалили на пол и принялись избивать ногами. «Молчи, сучка, иначе прострелю тебе голову», - бросил кто-то Патти. Девятнадцатилетнюю студентку прямо в купальном халате связали, огрели по лицу прикладом и с кляпом во рту запихнули в багажник автомашины. Так началось одно из самых нашумевших похищений XX века...

Защита от страха и беспокойства


Самый обычный день. Вы находитесь в офисе, идете по улице или погружены в чтение электронной почты. Как вдруг мозг пронзает воспоминание о незавершенном деле, или о друге, который не звонил вот уже несколько недель, или об однокурснике, который добился значительных успехов на работе и сделал карьеру, куда более блестящую, чем ваша.


Плечи стягиваются. Шея напрягается. Дыхание становится тяжелым, появляется боль в животе. Тревога — бич современности — обвила ваше тело и разум плотным кольцом, словно вы стали жертвой чудовища из старого научно-фантастического фильма «Челюсти».

Зачастую тревога прочно в нас укореняется. Мы можем жить с этим чувством в течение многих лет, даже не замечая, как оно управляет нами.

Беспокойство может стать для вас учителем. Именно оно показывает, в какой части тела прячется накопившийся стресс и хранятся непроработанные эмоции. Беспокойство напоминает, что есть что-то, о чем вам нужно позаботиться. Важно, что чувство тревоги указывает на необходимость внутреннего роста или же на то, что вам нужно пересмотреть свои взгляды. Вы каждый раз сталкиваетесь с тревогой именно тогда, когда возникает повторяющаяся ситуация,связанная с проблемными для вас вопросами. Вы можете бояться ответственности, связанной с любой возможностью оказаться на новом жизненном пути. Сценарии могут быть самыми разными: панический ужас от необходимости сделать стоику на голове в классе или страх от одной мысли о вступлении в брак. При работе со сложившейся ситуацией, как правило, возникают определенные трудности с принятием перемен в профессиональной, психологической или духовной сферах жизни. Безусловно, организм по-своему реагирует на эти изменения.

суббота, 27 апреля 2013 г.

Как управлять «человеческим облаком»


Компании получают все больше возможностей, чтобы использовать виртуальный штат сотрудников и нанимать их по мере необходимости. Но эта очередная волна аутсорсинга порождает новые организационные проблемы, для решения которых необходимы новые модели и навыки управления.


Чейз Риф управляет маленькой медиакомпанией в городе Ньюпорт-Бич, штат Калифорния, — вернее, управляет ею из Ньюпорт-Бич: трудовой коллектив, состоящий из 14 сотрудников, рассеян по всему миру, и все они — независимые подрядчики, которых он нанял через онлайн-сервис oDesk. На другом краю этого спектра — страховая компания-гигант Aegon, в которой нанимаемый по мере необходимости персонал состоит из 300 виртуальных лицензированных страховых агентов, которыми управляет другой онлайн-посредник — LiveOps. Агенты не являются штатными сотрудниками Aegon, но открыты для входящих и исходящих запросов благодаря программному обеспечению LiveOps.

Как определить лучших клиентов для вашего бизнеса

Многие компании ищут возможности для роста, не определив, кого считать идеальными клиентами. Такой недостаток ясности может препятствовать прибыльному росту.

Сложно создать предприятие, которое получает поддержку платежеспособных клиентов. В первом десятилетии XXI века лишь менее половины всех стартапов в США смогли просуществовать дольше трех лет. Но еще сложнее вырасти за пределы определенного уровня продаж. Из почти 44 тыс. компаний, основанных в 2000 году и занесенных в базу данных Capital IQ (включает и публичные, и частные компании), оборота более $10 млн. к 2010 году достигли менее 6%, а оборота более $50 млн. — менее 2% компаний. Почему?


После того как организация достигает критического размера, ее бизнес-модель значительно усложняется. В ней появляется больше «движущихся деталей», а управлять взаимосвязями становится все труднее. Изначальные бизнес-модели строятся вокруг новых продуктов или рынков, и способы управления, которые работали на этапе запуска бизнеса, часто не подходят для обеспечения роста. Коммерческие, общие и административные издержки зачастую растут быстрее, чем доходы, и поскольку ограниченные в ресурсах организации не могут позволить себе прожигать оборотный капитал, многие весьма перспективные компании оказываются вынужденными либо свернуть свою деятельность, либо работать в маленьких нишах, не будучи в состоянии масштабировать свою коммерческую деятельность. Даже крупные и стабильные корпорации могут столкнуться с проблемой издержек: между 2000 и 2010 годами возросшая эффективность производства снизила затраты на продаваемые товары в средней компании из списка S&P 500 примерно на 250 пунктов, тогда как доля коммерческих, общих и административных издержек в обороте не изменилась.

6 способов делать меньше


В погоне за инновациями руководители часто оказываются перед необходимостью принимать три типа важных решений: каким путем следовать, а какой игнорировать; что сохранять, а от чего избавляться; что делать, а чего не делать. Многие из наиболее незаурядных инноваторов больше внимания обращают на вторую половину этого выбора. Они исходят из принципа «чем меньше, тем лучше», отсекая именно то, что следует убрать, и именно так, как это следует сделать, чтобы достичь максимального результата минимальными средствами и получить яркий и осмысленный результат. Таково «искусство вычитания», которое можно определить как процесс устранения излишнего, путающего, затратного, опасного или неудобного в использовании — а также, возможно, как развитие дисциплинированности, чтобы изначально воздерживаться от всего вышеперечисленного. Изложенные ниже шесть правил помогут отточить это искусство.

1. То, чего нет, нередко перевешивает то, что есть. В 2003 году Джим Коллинз написал в своей статье для USA Today: «Великое произведение искусства состоит не только из того, что в нем есть, но и в равной мере из того, чего в нем нет».

Дизайнеры молодежного автомобильного бренда Scion использовали преимущественно эту стратегию, когда создавали быстро раскупаемую и высокоприбыльную модель хВ, маленькую и угловатую машину, сделанную намеренно скромной и лишенной сотен стандартных опций — все ради того, чтобы она понравилась покупателям «поколения Y», которые хотят сделать автомобиль своей визитной карточкой, по собственному выбору оснащая его модными элементами. Зачастую базовая стоимость хВ ($15 тыс.) равнялась общей стоимости дополнительных опций, поскольку клиенты заказывали установку плоскопанельных экранов, элементов интерьера из углеродного волокна и профессионального аудиооборудования. Дело было не в машине, а в том, что в ней отсутствовало — и, как следствие, в возможностях, которые это отсутствие предоставляло владельцу автомобиля.

пятница, 26 апреля 2013 г.

Удачный эксперимент Эрхарда


«Творец немецкого экономического чуда», «наемник капитала» и «враг предпринимательства»... Эти эпитеты адресованы немцами одному и тому же человеку — Людвигу Эрхарду министру экономики послевоенной Германии в правительстве Конрада Аденауэра. Плохой политик, но хороший экономист и прекрасный оратор, Эрхард конфликтовал с канцлером из-за проводимых реформ, но в тандеме они проработали на благо Германии почти 20 лет. Немецкий восстановительный послевоенный проект оказался удачным экспериментом, который проводил ученый-экономист Людвиг Эрхард. Будь министр экономики жаден до власти, разрушенной до основания Германии вряд ли удалосъ бы за 12 лет реформ пройти путь от полной разрухи до лидерства в мировой экономике.


Людвиг Эрхард не уставал повторять, что страна смогла быстро восстановиться благодаря обыкновенным немецким бюргерам. Ведомые несколькими просвещенными людьми, они опирались на строгий научный фундамент модели социального рыночного хозяйства. «Никакая экономическая ситуация не может быть настолько безнадежной, чтобы решительная воля и честный труд всего народа не могли справиться с ней, — говорил Эрхард. — Успех восстановления — результат усилий и труда людей, которые своим старанием и самоотверженностью создали то, что сегодня во всем мире именуется «немецким чудом».

Предвестник изобилия


“Лучший способ предсказать будущее — создать его самому”. Для основателя фонда X Prize Питера Диамандиса это не просто красивые слова, а руководство к действию. Фактически вся отрасль частных космических полетов обязана своим появлением Диамандису. Он не принимал непосредственного участия в создании космического корабля SpaceShipOne, который стал отправной точкой для компании Ричарда Брэнсона Virgin Galactic, но именно объявленный Диамандисом конкурс с призом в $10 млн. стал катализатором для разработки этого и других летательных аппаратов. С тех пор фонд X Prize объявил множество других конкурсов, целью которых является как решение наболевших проблем человечества, так и новые технологические прорывы. Данная статья - наиболее интересные фрагменты состоявшейся беседы на закрытой встрече Питера Диамандиса с членами Entrepreneurs' Organization.


О РОЛИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ
Сегодня предприниматель-одиночка может делать то, что раньше было по силам только правительствам и крупным корпорациям: влиять на жизнь миллиардов людей, браться за решение серьезнейших глобальных проблем. Я уверен, что благодаря этому в течение следующих нескольких десятилетий мир преобразится. Наступит эра изобилия, мировые проблемы будут решены, и все люди на нашей планете смогут удовлетворить свои потребности.

Шах и мат от компьютера


Как свидетельствуют историки шахмат, попытки сжульничать и нечестно выиграть отмечались здесь, по сути, с момента появления игры. Но лишь с массовым приходом компьютеров эта проблема стала очень серьезной.

Скандалы вокруг тайного использования компьютерных шахматных программ ныне происходят регулярно, причем по несколько раз в год. Национальные шахматные федерации Германии, Франции, США и других стран вынуждены дисквалифицировать тех из своих членов, кого непосредственно поймали за руку на компьютерном жульничестве входе соревнований.


Но немало и таких случаев, когда очень подозрительные стремительные и иначе никак не объяснимые взлеты в классе игры, что называется, налицо, однако доказать факт мошенничества прямыми уликами не удается. Мастерство обманщиков в делах маскировки своих уловок явно повышается. В ответ и в сообществе честных игроков нарастает беспокойство относительно того, куда вообще сползают шахматы.

С начала года на сайте Ассоциации профессиональных шахматистов (АСР, http://www.chessprofessionals.org/] была вывешена для сбора подписей петиция примерно вот такого содержания:

Клопики


   Просыпаюсь, переворачиваюсь на спину, и первое, на чём останавливается взгляд, - два «клопика» на потолке. Один - прямо надо мной, другой - поближе к люстре.
   Свежие, тёмно-розовые. Минут через пятнадцать сольются с окружающим фоном, вылиняют, поблёкнут.
   - С добрым утром, - приветствую их, потянувшись. - Милости просим в наши пенаты. Увлекательных зрелищ не обещаю, но...
   Пришельцы безмолвствуют и вообще делают вид, будто сказанное к ним не относится. Выбираюсь из-под простыни, влезаю в тапки и в чём мать родила, не таясь, дефилирую в туалет. На косяке аккурат напротив унитаза расположился ещё один «клопик», побледнее. Должно быть, чуть раньше приполз. Чей же это, хотелось бы знать, десант? Кто вас, «клопики», ко мне запустил: соседка слева или соседка справа? Наверное, слева. Ту, что справа, голые мужики вроде бы уже интересовать не должны.
   - Ай-яй-яй... - укоризненно говорю я микроскопическому соглядатаю. - И не стыдно?
   Воссевши на стульчак, запрокидываю голову, оглядываю чистые белёные углы. Удивительно, однако с некоторых пор (сами знаете с каких) куда-то подевались пауки: то ли механическая мелюзга достала их радиоволнами, то ли самим фактом своего присутствия. Соседка (та, что справа, пенсионерка) тревожится, говорит, будто паук - к деньгам, стало быть, отсутствие пауков - к безденежью. Мне бы её заботы!
   Не знаю, кто окрестил «клопиков» «клопиками», но словцо настолько всем пришлось по вкусу, что официальное их название теперь забыто напрочь. Кругленькие крохотульки, в неактивированном состоянии сохраняющие рубиновый оттенок, - конечно, «клопики». Вдобавок состоят в близком родстве с «жучками». Разница в чём? «Жучок» только подслушивает, а «клопик» ещё и подсматривает.
   Дверной (точнее, бездверный) проём, разделяющий коридорчик и комнату, прорублен прежними владельцами квартиры чуть не до потолка и превращен в турник. Большое им за это спасибо!
   Прежде чем встать на цыпочки и ухватиться за металлическую трубу, обметаю её веником, а то был уже случай: взялся не посмотрев и раздавил одного, причём с омерзительным влажным хрустом. Чёрт знает, из чего их делают: внутри что-то липкое и клейкое, как сироп.
   Итак.
   Веник - в угол, пять раз подтянуться прямым хватом, пять раз обратным, двадцать раз отжаться от пола на широко раскинутых руках, мельком взглянуть в зеркало и с удовлетворением отметить, что отразившийся там обнажённый мужчина молод не по годам. Рыло, правда, не новое, но тут уж ничего не попишешь.
   Оба «клопика»-новосёла успели к тому времени порядком обесцветиться, хотя врождённой розоватости не утратили.
   - А? - подмигиваю им. - Ничо смотрюсь?
   Странно. С кем из ровесников ни поговори, все стоном стонут от их нашествия, а мне хоть бы хны. Приятно, знаете, тешить себя иллюзией, будто ты кому-то интересен. Раньше на что только ни шёл человек, лишь бы привлечь внимание к собственной персоне: с крыш прыгал, в интернете скандалил, врал о встречах с инопланетянами... Теперь это, на мой взгляд, липшие хлопоты. Готовишь ли ты яичницу из двух яиц, моешь ли посуду, слоняешься ли из угла в угол - всё под присмотром, причём неизвестно чьим. И почему бы, кстати, не предположить, будто в данный момент Ольга Марковна хмуро сидит перед монитором, оценивает под разными углами зрения нынешний рельеф моих грудных мышц и, чем чёрт ни шутит, может, даже осознаёт с тоской, какой она была дурой, подав на развод...

Угроза из космоса


Перспектива столкновения Земли с астероидами часто вдохновляла фантастов, но всегда казалась событием отдалённым и маловероятным. У человечества есть масса более насущных проблем. От метеоритов же, по крайней мере, никто ещё не умирал... Или нет? На самом деле умирал. История, записанная небесными снарядами на коре Земли, сохранила свидетельства многих катастроф. Но в последние столетия нам везло: крупные метеороиды взрывались над тайгой или над океаном. И всё-таки импактное событие, способное вызвать жертвы и разрушения, происходит на Земле примерно раз в десять лет.


ГОСТИ ИЗ ПУСТОТЫ
Почему семнадцатиметровый Челябинский метеорид не долетел до поверхности планеты, тогда как намного меньшие тела хотя и обгорают, но достигают её? Что в космической скале могло детонировать с мощностью, эквивалентной 400000 тонн тротила? Неужели остатки горючего и боекомплект?

Дело в том. что сравнительно небольшие метеороиды плавно замедляются ещё в верхних слоях атмосферы. Крупный же метеороид к моменту вхождения в плотные слои скорости практически не теряет и всё сильнее раскаляется. Большие размеры приводят к неравномерности нагрева и расширения вещества, а также затрудняют выход газов, образующихся в рыхлой космической породе. Непрочный камень лопается, и метеороид распадается на части. Это приводит к резкому торможению осколков, нагреву, огромным перегрузкам и дальнейшей фрагментации. В течение одной секунды гигантская кинетическая энергия космического «снаряда» практически полностью переходит в тепловую. Это и есть «взрыв».

Столоверчение


Человечество всегда хотело знать, что будет после смерти. И всегда находились люди, утверждавшие, что могут устроить любому желающему сеанс связи с покойной бабушкой. Конечно, за скромное вознаграждение. Детали зависели от дерзости медиума: кто-то предлагал вызов усопшего почти что во плоти, а кто-то лишь обещал расшифровать «телеграмму» с того света. Давайте взглянем на историю спиритизма и арсенал средств, которые накопили исследователи загробного мира.


ШАМАНЫ И ЖРЕЦЫ
Первыми посредниками между нашим миром и потусторонним были шаманы. Входя в транс, они обращались к духам предков, дождя, урожая или болезни и смерти. В зависимости от последствий шаман либо укреплял свой авторитет у племени, либо подлежал замене. Когда общественные отношения стали сложнее, у людей появилось время размышлять о том, что же будет с ними после смерти. Цивилизации Малой Азии и Греции выстроили сложные мифологии с загробными царствами, где душам воздавалось за прижизненные поступки.

Жители Древнего Египта даже представить не могли, что можно пообщаться с душой, которая прошла суд Осириса. А вот греки гомеровских времён уже практиковали встречи с покойными друзьями и родственниками - в основном чтобы спросить совета или раскрыть преступление. Правда, древнегреческие тени не были всеведущими и рассказать могли лишь то, что знали при жизни. Способ связи был прост: в ближайшей пещере или расщелине закалывали чёрную овцу. Тени слетались на запах крови, которая позволяла им ненадолго почувствовать себя живыми и вспомнить прошлое. Дальше дело было за малым — узнать нужного призрака и дать ему крови.

Мифология народов Артики


Во многих культурах цветом смерти и зла считается белый. Побывав на крайнем севере, легко понять, почему выбор именно таков. Полярная ночь похищает солнце. Ледяная пустыня простирается во все стороны в неверном свете луны и полярного сияния. Мороз обжигает, вьюга завывает, как орда призраков. И цветов, кроме белого, нет на замершей, укрытой снегом земле. Снег и в темноте белый.


ЗЛО БЕСКРАЙНИХ ЛЕСОВ
Север ошеломляет не красотой или пышностью, а грандиозностью. Тайга и тундра подобны океану. Тибет и норвежские фьорды можно спрятать здесь, и никто не найдет. А ведь даже в многолюдной Англии, где и в Средние века на квадратный километр приходилось двадцать жителей, оставалось место для народца холмов и причудливых лесных существ. Что тогда сказать о Якутии, где плотность населения даже сегодня в сотню раз меньше?

Этой землёй люди никогда не владели по-настоящему. Горстки охотников и скотоводов боролись за существование в бескрайнем мире, принадлежащем призракам. В стране, где снег лежит семь месяцев в году, а температура зимой опускается ниже минус 60 градусов, невидимые властители тайги не прощали обид и могли диктовать условия.

четверг, 25 апреля 2013 г.

Байки при свете монитора


В эпоху Просвещения казалось, что человеческий разум вот-вот избавится от нелепых суеверий, укротит природу и «расколдует» мир. Частично это сбылось: пусть до пилюль бессмертия и колоний на Марсе ещё далеко, за прошедшие столетия мы научились строить множество полезных машин - от кофемолки до сервера. Но в том, что касается суеверий, Просвещение потерпело сокрушительное фиаско. Оказалось, что привидения, черти и бабайки прячутся в тени машин и дебрях Всемирной паутины так же легко, как за печкой или в тёмном лесу.


Наши предки рассказывали жуткие байки при свете лучины. Мы пугаем друг друга под мерцание монитора, — а из теней на нас глядят те же чудовища, что и сто, и тысячу лет назад. Бродящие по Сети страшные истории называют словом «крипипаста» — от слов «creepy» («жуткий») и «копнпаста» (текст, который разносят по интернету магические сочетания клавиш Ctrl+С и Ctrl+V). Некоторые из этих историй не отличить от тех, что звучали в старину; бродячие мертвецы, каннибалы, маньяки-убийцы, проклятые дома. Но есть и легенды, действие которых происходит в самой Сети.

Книжная вселенная “Звездных войн”


Первая книга по «Звёздным войнам» появилась за полгода до премьеры «Новой надежды», и, возможно, романы, посвященные далёкой-далёкой галактике, будут выходить ещё долгое время после того, как утихнут последние разговоры о съёмках очередного фильма. Ныне ежегодно издаётся пять-шесть новых романов, выходят также детские книги, комиксы, справочники. Но так дело обстояло далеко не всегда. В истории печатных «Звёздных войн» были как светлые, так и тёмные периоды...


ДРУГАЯ ГАЛАКТИКА, ДРУГОЕ ВРЕМЯ...
Такой фразой начиналась выпущенная издательством Del Rey в декабре 1976 года книга «Звёздные войны: Из приключений Люка Скайоукера», на обложке которой значилось имя Джорджа Лукаса (хотя сочинил её известный фантаст Алан Дин Фостер). Но эти слова вполне применимы и к Америке той поры, где никто не слышал о Силе, Дарте Вейдере или магистре Йоде. До премьеры «Эпизода IV» оставалось ещё полгода, поэтому основной задачей неприметного томика было подогреть интерес к неизвестной публике новинке. Издание содержало множество не вошедших в финальную версию фильма эпизодов, а также цветную вклейку с шестнадцатью кадрами.

Всего за три месяца было продано полмиллиона экземпляров, что позволило Фостеру написать ещё одну книгу. «Осколок кристалла власти» был основан на сюжетных наработках Джорджа Лукаса, припасённых для второго фильма, однако затем киноистория стала развиваться совершенно в ином направлении. Впрочем, сюжетные конфликты новеллизации с кинооригиналом для того времени были скорее нормой, чем исключением. Никто ведь не мог представить, во что превратятся «Звёздные войны» спустя тридцать лет...

среда, 24 апреля 2013 г.

О жизни собачей


Сергею двадцать девять лет, он сын ракетчика и домохозяйки, по образованию инженер и работает программистом в небольшой столичной компании. Сергей любит рассказы Ивана Бунина, произведения Антуана де Сент-Экзюпери и Борхеса, но признается, что иногда путает его с Маркесом, как-то прочитал весь «Архипелаг ГУЛАГ» и пожалел потраченного времени, потому что это художественное произведение, а не исторический документ, как многие говорят. У Сергея есть пес по кличке Джек и мнение о политической обстановке в мире и стране, он называет Горбачева предателем интересов страны и наблюдает за ситуацией в Египте и других странах «арабской весны». В свободное время Сергей не прочь позалипать в компьютере или пойти погулять, но больше всего любит кататься на велосипеде. Иногда катается на картингах, хоть его и укачивает на резких поворотах, курит кальян с друзьями и обожает бельгийское пиво, особенно вишневое.


Если бы вы когда-нибудь встретили Сергея на улице, то ни за что бы не обратили на него внимания, ничто не зацепило бы вас в его внешности. Пронеслись бы мимо, не посмотрев на его красную куртку, не заметили бы его вертлявую голову, замотанную в бежевый шарф-повязку и черную шапочку, не приметили бы рыскающий взгляд, и уж точно даже не взглянули бы на его свободные серые теплые штаны с оттопыренными боковыми карманами. В этих карманах Сергей каждый день носит свернутый шуршащий полиэтиленовый пакете брикетиками печеночного паштета. Каждый брикетик, чтобы не пачкаться, покрыт двухслойными салфетками и напичкан противотуберкулезными таблетками. Этими брикетиками Сергей убивает бездомных собак, потому что он догхантер и считает, что никто другой за него этого не сделает.

Вездесущий


Коротышка в сером костюме появился внезапно. Просто открыл дверь, вошел и с ухмылкой огляделся.
Отделанный карельской березой и сибирским кедром кабинет профессора Николая Николаевича Карташова, владельца и президента международной компании «Пальмира Глобал», располагался на триста девятом этаже корпоративного мегаскреба «Петергоф Плаза». В окнах сквозь сизую облачную дымку смутно виднелись абрисы Старого Города, перевитые зеленоватой лентой Невы. От случайных посетителей и назойливых просителей президентскую цитадель отделяли почти километровая высота, персональный лифт, взвод охраны, полдюжины кодовых замков и одна совершенно непробиваемая секретарша. Тишина и покой... Как же хорошо здесь работалось! Пятнадцать невероятно тяжелых лет восхождения к вершинам власти и богатства. И на тебе - явление!
- Как вы сюда попали? - приподнялся из кресла профессор, нащупывая под столешницей «тревожную кнопку».
- А! - отмахнулся незваный гость. - Взял и вошел: делов-то!
- Но... - опешил президент. - Вы вышли из моего... моей ванной комнаты!
Кнопка, наконец, нашлась, но Николай Николаевич не спешил ее нажимать. Долгий опыт успешного выживания в глобальных бизнес-джунглях научил его избегать скорых и необратимых решений.
- Да, конечно! Сам удивляюсь, - всплеснул руками человечек, глядя снизу вверх на профессора, - из ванной! Подумать только! Но волноваться не стоит...
- Вы находите?! - съязвил Карташов. - Я же полагаю, люди, внезапно возникающие из столь неожиданных мест, никого не оставят равнодушным.
- Как скажете, - пожал плечами непрошеный гость. - Давайте лучше перейдем к делу. Я собираюсь предложить вам нечто удивительное, поразительное, феноменально исключительное.

Как рождается бочка


Что объединяет людей с фамилиями Бочаров, Бондаренко, Купер, Тоннелье, Фасбиндер, Кадар? Правильно, их предки были обладателями древней и очень уважаемой профессии бочара (бондаря). Бочка крепко вросла в человеческую культуру. От названий бочки произошли обозначения объема и массы - баррель и тонна. А какие соленые огурчики, селедочка или пиво самые лучшие? Ну конечно же бочковые! Не так уж сложна по конструкции бочка, но правильно сделать ее фантастически сложно.


Бондарные изделия - понятие более широкое, чем бочка. В него входят и кадушки для засолки капусты, и деревянные ведра, и шайки, и модные нынче купели для разных видов бань. И везде речь идет о некоем сосуде, стенки которого собраны из отдельных деревянных планок, стянутых обручами. Но бочка явно выделяется из этого ряда и сложностью изготовления, и своими особыми свойствами. Начнем с того, что ее нельзя назвать стопроцентно столярным изделием. Задача столяра - подготовить деревянные детали нужных размеров, а затем соединить их с помощью металлического крепежа, шипов или клея. В бочке заготовленные деревянные детали (их называют клепками) просто соединить не получится. Клепки не только соединяются друг с другом, но и сгибаются с большим усилием под действием высокой температуры, которая размягчает древесные волокна. Так что бочка в определенном смысле лепится из дерева. Кстати, технология выгибания деревянных деталей под воздействием жара или пара была впервые отработана в древности при строительстве деревянных лодок и, видимо, уже затем позаимствована бондарями.

Звездные раны


Земля постоянно подвергается «космическому обстрелу» крупными и мелкими космическими снарядами. Относительно мелкие космические тела (размером в десятки метров), как правило, полностью сгорают в атмосфере и выпадают на Землю в виде пыли.


Крупные тела, размером более 100 м, легко пронзают атмосферу и достигают поверхности нашей планеты. При скорости в несколько десятков километров в секунду энергия, выделяющаяся при столкновении, значительно превосходит энергию взрыва равного по массе заряда тротила и сравнима скорее с ядерными боеприпасами. При таких столкновениях (ученые называют их импактными событиями) образуется ударный кратер, или астроблема («звездная рана»).

Лучше быть программистом, чем инвестором


Инвестиции в интернет текут мощным потоком, однако может оказаться, что этот рынок уже вошел в стадию передела сформированного за десятилетие спроса и сверхдоходов тут ждать неоткуда.

На первый взгляд все выглядит весьма заманчиво. Так, например, Twitter, сделавший бизнес на заметках размером в 140 знаков, сегодня стоит около 9 млрд долларов. IPO компании намечено на 2014 год, и ожидается, что к этому моменту она поднимется в цене более чем десятикратно и будет дороже, чем у Facebook, которую на момент размещения оценили в 104 млрд долларов.


Прогнозы выручки Twitter больше похожи на упражнения в построении графика-экспоненты: в 2012 году было 288 млн долларов, в 2014-м якобы будет уже 807 млн, а в 2016-м выручка должна перевалить за 1 млрд. Такое чувство, что пример Facebook, компании с гораздо более внушительными, чем у Twitter, доходами, которая, однако, с момента размещения потеряла треть капитализации, никого ничему не научил. Инвестиционные истории вокруг интернет-компании выглядят так: команда программистов привлекает инвесторов, причем повторяет это неоднократно, при этом цена акции для каждого последующего покупателя увеличивается в разы. Заговаривают об IPO. Сводки с внебиржевого рынка заставляют аналитиков и инвестбанкиров постоянно повышать ожидаемую цену размещения. Наконец устраивается IPO, во время которого монетизируют свои доли основатели компании. Цена падает, инвесторы, купившие акции на IPO, остаются с неясными перспективами. Пока хорошо чувствуют себя лишь бумаги специализированной соцсети Linkedln, которую используют для профессиональных контактов, но ее финансовые показатели заоблачные — она стоит почти 900 своих прибылей. А вложения в ту же Facebook, например, сейчас обещают окупиться прибылью компании за 2,9 тысячи лет (это, конечно, связано с разовым падением прибыли у сети, скорректированное Р/Е— около 60, но уж больно красива цифра). Все чаще говорят о том, что в акциях интернет-компаний надулся очередной пузырь.

Азиат играющий


Около входа в казино City of Dreams в Макао каждые полчаса показывают шоу. Стена зала на несколько минут превращается в виртуальный аквариум, в котором плавает трехмерная грудастая русалка европейского вида, из одежды на ней только чешуя, да и то лишь ниже пояса. Китайцы застывают на несколько минут, мелькают вспышки «мыльниц», затем зрители устремляются по своим делам — мужчины в игорный зал, женщины по бутикам: игорные комплексы здесь ломятся от Louis Vuitton и Gucci.


Для всего мира Макао — это символ игорного экономического чуда, экономика города строится вокруг игорного бизнеса, который приносит бюджету бывшей португальской колонии 80% всех доходов. Макао — это еще и образец для подражания, именно его пример подтолкнул Сингапур к ослаблению игорного законодательства, за последние десять лет игорные зоны появились во Вьетнаме, Непале, Южной Корее и Мьянме.

Антиофшорный закон


Владимир Путин внес в Госдуму закон о запрете госслужащим, их супругам и детям иметь счета в иностранных банках. Под его действие подпадают не только чиновники, но и депутаты Федерального собрания и региональных заксобраний, федеральные судьи, топменеджеры госкорпораций и так далее.


Дискуссия о необходимости подобного шага активно велась уже года два. Поскольку масштаб зарубежных активов (не только банковских счетов, но и другой собственности), принадлежащих российскому истеблишменту, стал таков, что поневоле начали возникать сомнения: где же находится сфера главных интересов российской элиты — в России или за рубежом?

Объединенные Чеченские Эмираты


За пять послевоенных лет Рамзан Кадыров построил на Кавказе новую Чечню — Грозный-Сити с небоскребами, как в Дубае, и собственный Куршевель. Энергичный чеченский лидер умело осваивает федеральный бюджет.


Шикарно! Эмираты отдыхают! Хочу жить в Грозном! — такими комментариями сопровождают пользователи соцсети Instagram фотографии столицы Чечни, которые выкладывает там под ником alihan777 глава республики З6-летний Рамзан Кадыров.

На его снимках Грозный, совсем недавно лежавший в руинах, напоминает уменьшенную копию мировой столицы небоскребов Дубая. Центр чеченского города №1 сегодня украшает одно из самых высоких в России жилых зданий — 40-этажная башня Олимп высотного комплекса Грозный-Сити, который состоит из семи многоэтажек. Напротив запланирован еще один. Грозный-Сити 2 с 65-этажной главной башней, претендующей на то, чтобы стать самой высокой в Европе. Когда обе стройки завершатся, в центре города будут красоваться ни много ни мало 30 высоток.

Охотники за головами


В XXI веке Саудовская Аравия становится мировым лидером по судебной жестокости в особо крупнвгх размерах: здесь казнят даже за мелкие преступления, а также за супружескую измену и гомосексуализм. Счет отсеченных голов близится к сотне в год.


Саудовский суд — самый негуманный суд в мире. Здесь отправляют на плаху за злодеяния, которые в цивилизованном мире вообще не считаются преступлениями, — к примеру за внебрачную связь, гомосексуализм, богохульство или колдовство. К тому же сегодня Саудовская Аравия является единственной страной в мире, которая практикует публичное отсечение головы.

понедельник, 22 апреля 2013 г.

Тихий убийца


С тех пор как страны Западной Европы и США объявили атеросклероз национальной угрозой, продолжительность жизни там неуклонно растет. В России же это заболевание по-прежнему не воспринимают всерьез.


Здоровый образ жизни. Даже разговоры о нем способны вогнать в депрессию: под запрет попадают привычные радости вроде вкусной еды, сигарет и бокальчика-другого чего-нибудь горячительного. Да что там, послушать врачей, так вообще нужно жевать одни лишь салаты и двигаться, двигаться, двигаться... Впрочем, подобные рекомендации они дают не из вредности, а для того чтобы свести к минимуму риск возникновения атеросклероза - бича современных горожан, являющегося предпосылкой инсульта и инфаркта. Только последний ежегодно уносит жизни около 80 тыс. россиян - это почти втрое больше, чем гибнет в автокатастрофах. Как бороться с коварным недугом?

Эволюционная психология


Последние 20 лет ознаменованы становлением новой дисциплины - эволюционной психологии, зародившейся на стыке традиционной психологии и антропологии. Несмотря на свою молодость, эта дисциплина необычайно амбициозна: ее адепты верят, что она не просто раздел психологической науки, она и есть сама эта наука, а то, что считается психологией в современных вузах, не более чем набор разрозненных наблюдений и концепций, сдобренных изрядной долей смехотворных заблуждений.


Эволюционные психологи напоминают о простом факте: у классической психологии никогда не было твердого фундамента, ведь мозг до сих пор остается «черным ящиком», механизмы действия которого до конца не ясны. Впрочем, чтобы установить, на каких именно принципах построена его работа, вовсе не обязательно разбирать этот ящик - гораздо проще проследить, как он был создан. Эволюционная психология вносит изрядную нотку пессимизма в представления о человеке: раз уж наш мозг родом из каменного века, многие черты нашей психики обречены на то, чтобы оставаться архаичными. Из дарвинистских выкладок выходит, что мозг мужчин и женщин кардинально различается или что агрессия по типу «свои - чужой», лежащая в основе Бытового национализма, - врожденная и почти непреодолимая. Более того, говорят эволюционные психологи, люди никогда не смогут побороть инстинкт толпы, превращающий их в неспособное рассуждать стадо.

Баварский иммунитет


Баварско-британский концерн BMW Group с оборотом 68,8 млрд евро, собравший под одной крышей помимо титульного бренда еще две не менее претенциозные английские марки - MINI и Rolls-Royce, на фоне общего ослабленного «иммунитета» европейского автопрома на здоровье не жалуется. Гендиректор компании Норберт Райтхофер делает ставку на профилактику болезней автоиндустрии: прививки электромобильности, витаминные инъекции сотрудничества с конкурентами и закаливания на развивающихся рынках.


МАГИЯ «БУМЕРА»
Минувший год для BMW Group стал знаковым: удалось продать 1,84 млн автомобилей - на 10,6% больше, чем в 2011-м. Порадовали все три бренда: BMW прибавил 11,6%, MINI - 5,8%, Rolls-Royce - 1%. Динамика развития концерна явно выбивается из всеобщего тренда. По оценке аналитика Scotiabank Карлоса Гомеса, в 2012 году общемировой прирост автомобильного рынка едва достиг 3,8% и в нынешнем темпы сохранятся: показатель, как ожидается, составит не более 4%. В Западной Европе, напротив, дела настолько неважные, что Ассоциация европейских производителей автомобилей (АСЕА) назвала прошлогодний 16,3-процентный провал отскоком на 19 лет назад. В отличие от большинства конкурентов, «немецкой тройке» - Volkswagen Group, Mercedes-Benz и BMW Group - удалось отделаться незначительными колебаниями в красную зону в пределах 1,6-1,8%. «Мы стремимся сбалансировать продажи. Турбулентность на финансовых рынках пока практически не затронула BMW, - сказала в интервью журналу «РБК» директор по корпоративным коммуникациям компании Милена Пиги. - Снижение на некоторых европейских рынках мы можем компенсировать за счет высокого спроса в США, Китае и на других развивающихся рынках, в том числе и в России». К слову, в 2012-м на покупку новых «бумеров» решились на 33,2% больше автолюбителей-россиян, чем годом ранее.

суббота, 20 апреля 2013 г.

Мы этого хотим... или боимся?


Пусть плывут века, словно облака, любви но будет конца во все времена... Неужели? Готовы ли мы и сегодня влюбляться, терять голову, забывать о себе? Возможно ли это в современном обществе, где индивидуализм возведен в культ и где каждый мечтает наконец «пожить для себя»?


Она ходит на свидания пару раз в неделю. Иногда ее мужчины задерживаются рядом на какое-то время - неделю, месяц. Но не дольше: «Начинается вся эта канитель, разговоры о настоящих чувствах... Мне это быстро надоедает». 35-летняя Виктория говорит, что влюблялась нечасто, но это ее не беспокоит. Интересная работа, вечеринки с друзьями, фитнес, поездки, секс... Виктории нравится жить именно так: ярко, насыщенно. Можно ли назвать ее одинокой? Вряд ли.

Однако 48% россиян отмечают, что одиноких людей вокруг становится больше, особенно в больших городах. 70% уверены, что найти партнера сложно (чаще об этом говорят женщины). Но немало и тех, кто сам предпочитает не обременять себя длительными отношениями. «Мои замужние подруги все время жалуются на жизнь, - продолжает Виктория. - Мне кажется, они даже завидуют мне, моей свободе. Брак, семья, любовь на всю жизнь - все эти стереотипы уходят в прошлое. Чтобы чувствовать себя счастливой, мне вполне достаточно себя самой».

Позволим себе ошибаться


Мы знаем: ошибок не совершает лишь тот, кто ничего не делает, и... продолжаем их бояться. А зря! Разрешая себе не быть безупречными, мы получаем шанс шире взглянуть на мир и открыть в нем новые возможности.


Мыслю, следовательно, существую, - провозгласил в первой половине XVII века философ Рене Декарт. Фраза стала крылатой, однако немногие помнят, что у нее есть афоризм-предшественник. Еще за 12 веков до Декарта Блаженный Августин произнес похожую по смыслу и все же разительно отличную фразу: «Если я ошибаюсь, я существую». Великий мыслитель и богослов признавал за человеком право на ошибку - право, которого так старательно лишают нас сегодня и школа, и семья, и общественные институты. То самое право, в котором мы решительно отказываем себе сами.

Как решить проблемы с математикой


Трудности в изучении математики знакомы многим детям. Их способности ни при чем: освоить эту науку мешают психологические причины. Красота и логика - только они помогут понять и полюбить этот предмет.


Только и учим, что эту математику! - жалуется Ирина, мама 11-летней Алисы. - Дочь вроде бы формулы знает, а все равно спотыкается на каждом шагу. Иногда сложную задачу решит, а простую нет. Контрольные - это ужас для всей семьи. Ребенок весь на нервах, у нас с мужем головная боль. Никогда не знаешь, напишет она на четыре или двойку принесет. Занимаемся все выходные, и никакого прогресса!»

Я очень хорошо понимаю Алису. Помню, какую тоску навевали на меня в школе все эти уравнения, функции и тангенсы. Даже нелюбимые химия и физика были мне ближе: я могла хоть как-то соотнести их с собственным опытом. Но «a плюс b разделить на c» были бесконечно далеки от моей жизни. Нас с Алисой нельзя назвать исключением. В каждом классе есть дети, для которых математика - сплошное мучение. А их родители
мучаются вопросами, как к этому относиться и чем они могут помочь.