среда, 13 августа 2014 г.

Наталья Александрова. Заколдованная шкатулка

Наталья Александрова. Заколдованная шкатулка
Надежда Лебедева любила разгадывать загадки. Не ребусы и кроссворды из еженедельных газет и журналов, а загадки, которые подбрасывает сама жизнь. Случайно познакомившись в метро с юной художницей, Надежда оказалась вовлечена в загадочную историю, уходящую корнями в далекое прошлое. В ее руках оказался таинственный артефакт – японская шкатулка с секретом химицу-бако. Открыть ее не так просто, для этого надо решить ряд непростых головоломок. Но стоит ли вообще это делать? Ведь никто не знает, какую тайну хранит в себе этот изящный предмет. Но извечное женское любопытство и авантюрный характер одерживают верх над осторожностью, и это приводит к самым непредсказуемым и ошеломительным последствиям…

Отрывок из книги:

Надежда Николаевна осторожно ссадила кота и походила по комнате. Потом села на диван и закрыла глаза. Перед ней встало лицо того типа, с Катиного портрета. Незапоминающееся такое лицо, нехарактерное. Катя при всем своем таланте не смогла изобразить его ярко, проникнуть в его суть. Так с чего же он так завелся? Ну, увидел, что девушка рисует, шел бы себе мимо. Ну, сел на «Московской», вышел на «Фрунзенской». Кто его свяжет с рестораном «Жульен»?

Что-то там было еще. Надежда плотнее зажмурила глаза. Во что был одет мужчина на портрете? Кажется, во что-то темное. И на лацкане пальто какое-то светлое пятно. Круглое.

Надежда сорвалась с места и полетела к телефону. Набрав номер своей квартиры, она долго ждала ответа. А вдруг Катя не станет отвечать? Надежда ведь сама велела ей сидеть тихо. Или спать легла, чувствует-то себя плохо…

Иэн Бэнкс. Чистый продукт. В поисках идеального виски

Иэн Бэнкс. Чистый продукт. В поисках идеального виски
Это книга не совсем обычная. По меткому замечанию обозревателя «Independent on Sunday», это «микс путевых заметок, очерка нравов и алкогольного гида». Впрочем, никто лучше Бэнкса о его книге не скажет: «Эта книга посвящена односолодовому виски, искусству его изготовления и радостям употребления. Но повествует она не только о виски, потому что человек – общественное существо и пьет обычно вместе с родными, друзьями или знакомыми. А если даже в одиночку, то в компании с воспоминаниями и призраками прошлого. Эта книга – еще и о любимой мною земле и стране, Шотландии, ее людях, ее больших и малых городах, поселках и деревушках, об окружающей их природе. Это путешествие в поисках идеального виски, предпринятое с полным пониманием того, что искомого продукта, скорее всего, не существует. Ничего страшного, ведь в любом поиске важен сам процесс».

Отрывок из книги:

Несколько лет назад мы приехали компанией в Гленфиннан встречать Новый год. Сняли там домик, который рекламировался как «шале», – мы его прозвали «Шаляй-валяй». На самом деле это была маленькая рыбачья хижина в десяти минутах ходьбы от дома Лэса и Айлин. В поезде мы познакомились с малость чудаковатым англичанином. По-моему, звали его Ролло, может, и не совсем так, но в любом случае экстравагантно. Одет он был в футболку регбиста, явно выпускник частной школы. Ну, знаете такой тип. Короче, Ролло – или как там его – стремился на крошечный отдаленный остров вблизи чуть более обширного, но все же отдаленного острова около довольно отдаленной части не самой ближней части материка.

Сергей Лавров. Мултанское жертвоприношение

Сергей Лавров. Мултанское жертвоприношение
В 1892 году в Вотском крае обнаружили труп нищего Матюнина. Тело лежало на болотной лесной тропе, ведущей из деревни Старый Мултан в соседнюю деревню. По предположению следствия, несчастный был «замолен» вотяками — принесен в жертву злому духу Курбану. Подозрения вызывало то, что труп был обезглавлен, а его грудная клетка опустошена. Говорили, что каннибализм — присущая именно этому народу особенность.

Что же перед нами — «страшные» бабушкины сказки или жуткая реальность? На этот вопрос отвечали и не могли ответить три судебных заседания. На защиту вотяков бросился известный писатель Короленко и блестящий адвокат Карабчевский. Но ясность внес только статский советник Кричевский, присланный в глухой край директором Департамента полиции Российской империи.

Все события происходили на самом деле в 1895 году в Мамадышском уезде (ныне Удмуртия).

Отрывок из книги:

Кричевский пробудился поутру, одетый, лежа поверх нераскрытой постели в казенной квартире при городской управе. Голова у него была тяжелой, но ясной. Он помнил отчетливо, что, несмотря на обилие тостов и неумеренность возлияний местными наливками, отказался он наотрез ехать вечером к некоей Прасковьюшке, а потребовал грозно, чтобы отвели его на квартиру, ему предназначенную. Куда подевался Петька Шевырев, он припомнить никак не мог, но надеялся, что пьяненького веселого журналиста, перецеловавшего многократно всю уездную бюрократию, не принесли в жертву вотяцким богам, а тоже где-то уложили спать, хотя бы и у той самой Прасковьюшки.