пятница, 1 ноября 2013 г.

Филипп Шенон. Анатомия убийства. Гибель Джона Кеннеди. Тайны следствия

В 2008 году Филипу Шенону, корреспонденту The New York Times в Вашингтоне, позвонил один из тех, кто в 1963 году работал штатным юристом комиссии по расследованию убийства президента Кеннеди. «Вы должны рассказать нашу историю, – сказал этот человек. – Мы уже немолоды, но еще живы многие из тех, кто работал в комиссии Уоррена, и, возможно, для нас это последний шанс рассказать о том, что происходило на самом деле». Пять лет Шенон разговаривал с участниками расследования, с теми, кто так или иначе был к нему причастен, и понял, что множество свидетельств, имевших отношение к делу об убийстве президента, было скрыто или уничтожено ФБР, ЦРУ и другими государственными структурами.

Отрывок из книги:

Техасский склад школьных учебников
Даллас, Техас
7 июня 1964 года, воскресенье

Эрл Уоррен даже в последние недели расследования уклонялся от поездки в Техас. И это понятно: если какой-то крупный город Соединенных Штатов мог считаться опасной для председателя Верховного суда территорией, то, конечно же, Даллас, где так безжалостно расправились с его другом-президентом и где жили многие руководители ультраконсервативного движения сегрегационистов, призывавшие к импичменту и отставке Эрла Уоррена. Судья понимал, что в Далласе он непременно наткнется на плакаты «Импичмент Эрлу Уоррену!». Друзьям Уоррен говорил, что эти вывески его лично не обижали, но его жена Нина была возмущена. «Я мог и посмеяться над этим, – говорил Уоррен. – Труднее было успокоить мою супругу».

И все же, хоть и без особой радости, Уоррен согласился поехать в Даллас на допрос Джека Руби, намеченный на воскресенье 7 июня. В этой поездке он также имел возможность лично осмотреть Дили-Плаза и Техасский склад школьных учебников. С помощью Спектера Рэнкин принялся составлять для Уоррена расписание на целую неделю. Спектеру запомнилось, что первоначально расписание «битком набили встречами и осмотрами», но Уоррен воспротивился: он отнюдь не собирался проводить столько времени в Далласе. Тогда Рэнкин предложил длинные выходные, основным событием которых должен был стать допрос Руби. Уоррену предстояло вылететь из Вашингтона в пятницу днем и вернуться в понедельник, как раз к заседанию Верховного суда.

Техника Тинькову


Экспериментатор Олег Тиньков попытался наскоком захватить отечественный рынок интернет-рекламы с новой для России технологией. Но этим летом Tinkoff Digital отказалась от работы со сторонними клиентами. Что помешало серийному предпринимателю стать венчурным инвестором?

Перспективная технология, самые масштабные в своем сегменте инвестиции, высокооплачиваемый персонал и крупные клиенты — казалось, что компания Tinkoff Digital (TD) обречена на успех. Однако проект в том виде, в каком он задумывался изначально, просуществовал всего чуть более года.

Олег Тиньков рассчитывал быстро и эффектно, в своем стиле, создать лидера по продажам рекламы с использованием модной технологии Real Time Bidding (RTB), но, столкнувшись с трудностями, прекратил эксперимент.

Обратная сторона рая

Из России Кремниевая долина кажется стартаперским Эдемом. Но там предпринимателей ждет жестокая конкуренция за инвестиции, сотрудников и даже жилье.

Небольшой четырехместныи самолет Cessna низко летит вдоль залива Сан-Франциско. Сам город заволокло облаками, и знаменитый мост Golden Gate почти не видно. Зато прямо под нами простирается Кремниевая долина. Пилот перечисляет основные достопримечательности: «Это Стэнфорд, это штаб-квартира Google, здесь Facebook разместился...» Концентрация ИТ-бизнеса в Долине поражает: офисы крупнейших компьютерных корпораций, легендарные бизнес-инкубаторы и венчурные фонды. Именно здесь были разработаны первые кремниевые транзисторы и персональные компьютеры. Здесь же, по некоторым оценкам, живут более 15 тыс. миллионеров, большинство из которых разбогатели на ИТ.

Присоединиться к их числу — мечта многих предпринимателей новой волны. Корреспондент «Секрета фирмы» побывал в Мекке стартаперов и на месте разобрался, какие иллюзии о Северной Калифорнии лучше оставить в России.

Кэш-машина


Mail.ru group создали программисты, а заработали на ней финансисты. Крупнейший в Рунете холдинг выплачивает акционерам самые щедрые дивиденды в мировой ИТ-индустрии, но за последние годы не создал ни одного нового успешного глобального проекта. Совершит ли компания прорыв?

29 августа знаменитым человек-паук, француз Ален Робер, забрался на 27-этажный небоскреб на Ленинградском проспекте в Москве. На Алене была футболка с логотипом Mail.ru. Восхождение транслировалось на портале Mail.ru. А весь небоскреб — это новый офис Mail.ru, куда компания переехала нынешним летом. Ранее снимались помещения в нескольких зданиях по соседству, и зимой бегать между ними было не слишком удобно, шутил на новоселье генеральный директор Mail.ru Group Дмитрий Гришин.

Самые холодные дни


12 октября 1972 года самолет «Фэрчайлд-Хиллер» уругвайских авиалинии разбился о скалу на границе между Аргентиной и Чили. В самолете находились 40 пассажиров - уругвайская команда по регби, тренеры, спонсоры и родственники спортсменов - и 5 членов экипажа. Сорокаградусный мороз, колючий снег и нещадные ветра - такой оказалась действительность для 33 оставшихся в живых людей, многие из которых до этого даже не видели снега.

Причиной падения была названа ошибка пилотов. Из-за плохой погоды самолет, летевший на предельно низкой высоте, был ошибочно направлен пилотом на снижение, а когда перед глазами людей расступилась снежная мгла, стало ясно, что столкновения со скалой не избежать. Предпринимать что-либо было уже поздно. Гора «распорола» самолет, многих людей от удара выбросило прямо в креслах из салона и разбросало по поверхности горы. Очнувшимся среди крови и изуродованных тел под звуки собственных стонов пассажирам вскоре предстояло позавидовать семнадцати скончавшимся мгновенно на месте крушения. Этих отчаянных ждал снежный ад на высоте 4000 метров. Путь длиною в два с половиной месяца отделял отчаявшихся людей от катастрофы до спасения, и пройти его до конца смогли только 16 человек. Скалы безжалостно убивали людей одного за другим, выжившие умирали от потери сил, болезней, инфекций.

Харрисон Форд: never get old

Положа руку на сердце, Форд никогда не славился особым актерским даром. Зато он был очень, очень хорошим мальчиком с безупречным чувством юмора. Впрочем, как же ему не быть ироничным: с одной стороны бабушка и дедушка Анна Лифщуц и Гарри Нидельман, евреи, эмигрировавшие из Минска в самом начала века в США. С другой стороны - горячие ирландцы-католики, Джон Фицджеральд Форд и Флоренции Вероника Нихаус. С такими генами Форд был просто обречен на хорошее чувство юмора, голубые глаза и выдающийся нос. Когда его спрашивают о том, кем он себя считает - евреем или ирландцем (поскольку мама его Дора Нидельман, то с точки зрения традиций он, конечно же, еврей), то он отвечает: «Как мужчина я чувствую себя ирландцем, а как актер - евреем». Шутя, разумеется.

ЛЮБЛЮ ЗМЕЙ!

Форд вообще практически никогда не говорит всерьез, хотя понять по нему это очень сложно: настолько медлительным и сосредоточенным он выглядит, раздумывая над ответом. Так что ответ про вероисповедание тоже нельзя принимать всерьез: «Меня растили демократом». Но, очевидно, что в детстве Форда мало интересовала политика: он был бойскаутом, подростком мечтал стать лесником, увлекался рептилиями и даже получил какой-то орден за заслуги в деле исследования змей. Эти пристрастия, кстати, обыграл в своих фильмах об Индиане Джонсе режиссер саги Джордж Лукас: в них герой Форда тоже начинает как скаут, но при этом панически боится змей. Должен же быть хоть один изъян у супергероя. А благодаря тому, что Форд в реальной жизни к змеям относится очень трепетно, в фильмах появилась масса сцен с рептилиями, на которые ни один нормальный актер не согласился бы.