вторник, 16 февраля 2016 г.

Линкольн Чайлд. Забытая комната

Линкольн Чайлд. Забытая комната
В секретном исследовательском центре «Люкс» словно поселился злой дух – ученых начали мучить видения и голоса из ниоткуда, а один из них даже покончил с собой. Напуганный директор центра призвал на помощь своего бывшего сотрудника, доктора Джереми Логана – специалиста в области энигматологии, науки, способной объяснять необъяснимое. Во время своих исследований тот обнаружил в недрах здания «Люкса» необычную комнату – без окон и без дверей, попасть в которую удалось лишь через пробитую в стене брешь. Внутри комнаты стояло странное механическое устройство, назначение которого определить было невозможно. Однако Логан сразу понял: зло, поселившееся здесь, исходит именно от этой машины. Осталось выяснить, как она работает, а главное – зачем…

Отрывок из книги:

Столь необычного зрелища почтенный и величественный Научный институт Глазго, основанный в 1761 году по милостивому повелению короля Георга, пожалуй, еще не видывал. На Большой лужайке, напротив административного здания, установили большой, заставленный микрофонами подиум. На складных стульях перед ним расселись десятка три репортеров, представлявших как местные издания, так и лондонские газеты «Таймс», «Нейчер», «Оушенографи», журнал «Тайм» и уйму других. Справа от подиума стояли две телекамеры — от Би-би-си и Си-эн-эн. Слева, на крепких деревянных подмостках, поместилась внушительных размеров и необычного вида машина из темного металла, своего рода гибрид сигарного туба и подушечки для булавок, футов тридцати в длину, с массивной насадкой, выступающей из верхнего края.

Нестройный гул голосов переговаривавшихся между собою репортеров стих, как только двери административного здания открылись и навстречу послеполуденному сентябрьскому солнцу вышли двое мужчин: один — низенький и толстенький, с шапкой седых волос и в плотном твидовом пиджаке; другой — высокий и худощавый, с суровыми чертами, светло-каштановыми волосами и внимательными серыми глазами. В отличие от своего спутника он был одет в консервативный темный костюм.

Рут Ренделл. Со смертью от Дун...

Рут Ренделл. Со смертью от Дун...
Маргарет Парсонс была самой обычной женщиной, не отличавшейся ни красотой, ни умом, ни богатством, ни положением в обществе. Она жила тихой, бесцветной жизнью «серой мышки» в английском захолустье. Поэтому все были поражены, когда прочли в местных газетах, что ее тело со следами удушения было найдено в соседнем лесу. Убийство явно было совершено преднамеренно и обдуманно. Проводя расследование, старший инспектор Вексфорд с изумлением обнаружил в бедном и непритязательном доме убитой массу дорогих старых книг. И каждая из них была подписана тайным и страстным поклонником Маргарет по имени Дун. Кто это? И причастен ли он к смерти женщины?..

Отрывок из книги:

— Мне кажется, вы принимаете все чересчур близко к сердцу, мистер Парсонс, — сказал Барден.

Он устал, к тому же собирался вечером сводить жену в кино. Кроме того, первым, что бросилось ему в глаза, когда Парсонс впустил его в комнату, были книги на стеллаже у камина. От одних названий даже самый хладнокровный человек почувствовал бы себя неуютно: «Палмер-отравитель», «Дело Мадлен Смит», «Три утонувшие невесты», «Знаменитые судебные процессы», «Громкие британские судебные процессы».

— Вам не кажется, что такое чтиво действует угнетающе?

— Мне интересен процесс расследования, — сказал Парсонс. — Это мое хобби.

— Вижу. — Барден собирался как можно скорее убраться отсюда. — Понимаете, нельзя сказать, что ваша жена действительно пропала. Она не вернулась за те полтора часа, что вы пробыли дома, и всё. Вдруг она пошла в кино? Я сам сейчас собираюсь туда с женой. Уверен, мы встретим ее на входе.

— Маргарет не поступила бы так, мистер Барден. Я ее знаю, а вы — нет. Мы женаты почти шесть лет, и ни разу еще я не возвращался в пустой дом.

Томас Кистнер. Мафия ФИФА. Футбол вне закона

Томас Кистнер. Мафия ФИФА. Футбол вне закона
Футбольным миром правит из-за кулис сплоченная группа объединенных общими интересами людей. Ее связи простираются в правительства и спецслужбы, теряясь где-то в недрах международной мафии. Имя этой группы — «Международная федерация футбола», или, проще — ФИФА.

Немецкий журналист Томас Кистнер скрупулезно исследовал тайный мир футбольной коррупции. Его расследование охватывает четверть века махинаций, заговоров, круговой поруки, паранойи и шантажа. Разоблачает грязные делишки руководителей ФИФА — Зепа Блаттера, Мишеля Платини, Чака Блейзера и других фигур, помельче.

Как ФИФА стало «государством в государстве»? Почему федерация не подчиняется ничьим законам, кроме воли Блаттера, совсем недавно входившего в сотню самых влиятельных людей мира? Каким образом функционеры ФИФА покрывают свою неприглядную деятельность? Кто стоит за этим конгломерат дельцов от большого спорта? Ответы на эти и другие вопросы вы получите в сенсационной книге Томаса Кистнера.

Отрывок из книги:

Органный рев стоит над стадионом, и жизнь просто прекрасна. Одиннадцатого июля 2010-го, все идет своим чередом, и Йозеф 3. Бластер на трибуне для почетных гостей в своей стихии. Рукопожатия, объятия, блеск медалей в свете прожекторов и камер. Президент Международной федерации футбола в окружении членов президиума встречает процессию чемпионов. «А сейчас! — разносится над стадионом. — Награждение победителей!» Арена Йоханнесбурга сверкает огнями, и оглушительно, неумолчно ревут вувузелы. И вот Зепп Бластер спускается по ступеням. Длинная шелковая шаль священной белизной ниспадает на темно-синий костюм. В левой руке покоится золотой кубок. Можно целую вечность ходить так по стадиону, нарезая круги. Но перед ним стоит Икер Касильяс, капитан испанской сборной. Йозеф 3. Бластер торжественно вручает трофей новым чемпионам.

Родриго Кортес. Фармацевт

Родриго Кортес. Фармацевт
Английский граф Стэнфорд привез из Афганистана восточную красавицу, женился на ней, и вскоре родился Ричард. В колледже над мальчиком издевались, обзывали полукровкой, индийской обезьяной. Но однажды вдруг все изменилось. Дик обнаружил в себе дар – он стал видеть внутренним зрением молекулярную структуру вещества. И подумал: наверняка это Божий дар, ниспосланный ему для исцеления заблудших душ. Не сомневаясь в своем высоком предназначении, Ричард оборудовал химическую лабораторию, где изготовил препарат, вызывающий у человека необыкновенный прилив сил. Это открытие вмиг прославило Ричарда, дало ему власть и деньги. Но гениальный фармацевт уже не мог остановиться и задумал безгранично могущественное зелье – «панацею для души», которое, по его замыслу, должно сделать все человечество счастливым…

Отрывок из книги:

Граф Уильям Стэнфорд чуть сжал колени, подал тело вперёд, переводя Джесси с размашистой рыси в уверенный тяжёлый галоп. Необходимости давать рыжей трёхлетке со звёздочкой во лбу шпоры не было: кобыла понимала малейшее движение всадника.

За спиной полковник Стэнфорд услышал мощный ритмичный рокот множества копыт — самую лучшую музыку, какую он знал, — музыку кавалерийской атаки. Гром копыт отражался от скальных стен долины, подхватывался горным эхом, достигал могучего крещендо.

Пора!

Привычным движением граф Уильям чуть отвёл назад и вбок опущенную правую руку, крепче сжал эфес длинного палаша. Яростное афганское солнце мгновенными брызгами посыпалось со светлой стали клинка. Фигуры пуштунов словно бы даже не приближались, а просто росли на глазах. Вот осталось не более пятидесяти... сорока... двадцати ярдов!..

Жерар Клейн. Ад есть ад



Когда показатели работы Ада поползли вниз, Дьяволу пришлось потратиться на научный анализ нерентабельности своего предприятия. Фирму «Феникс и К» не удивил вид нового клиента и она с рвением принялась за работу.

Проблема ада и дьявола была описана не одним автором. Но, это следует особо выделить, в данном случае автор предложил нам своеобразное исследование современного общества, пусть и глазами дьявола. И пусть это было написано очень давно, но ситуация сегодня стала еще более выраженной и, самое главное, все более катастрофичной. Человек потерял религию. Нет, не ту нашу обычную религию, а религию понятия добра и зла, благородства и грехопадения. Человечество потеряло моральные устои.

Рассказ великолепен, исследования на грани кандидатской диссертации, а вывод, я бы даже сказал точнее — приговор — категорически верен.