четверг, 18 февраля 2016 г.

Питер Дарман. Парфянин. Ярость орла

Питер Дарман. Парфянин. Ярость орла
73 год до нашей эры. Парфянская империя — одна из величайших держав на земле, и ей не страшны набеги чванливых римлян. Принц Пакор — достойный наследник царства: в первом же бою с легионерами он лично захватил знамя с орлом. Но самоуверенность сыграла с Пакором злую шутку: в очередном сражении он попадает в плен. Парфянского принца ждал бы невольничий рынок и жалкая судьба раба, не окажись рядом человек, чьему имени суждено прогреметь от края до края земли — неукротимый воин и прирожденный лидер, беглый гладиатор Спартак.

Отрывок из книги:

Солнце стояло высоко в небе, воздух уже прогрелся и заполнился пылью. С высокого места на вершине холма, где мы стояли, было отлично видно, что происходило внизу, на равнине. Вокруг выстроившихся квадратом римских легионеров поднимались тучи удушающей пыли, но они стояли, как скала, на которую волнами налетали конные лучники, осыпая римлян тучами стрел, утыкавшихся в их обшитые кожей щиты. Римский легион, одинокий и неподвижный, медленно, но неуклонно размалывался и втаптывался в каменистую землю Месопотамии. Мы напали на них рано утром, еще до зари, и личная гвардия моего отца во главе тысячи катафрактов разгромила их конных ауксилариев. Эта легковооруженная конница противника оказалась без труда отброшена, длинные копья наших полностью защищенных доспехами конников легко находили себе цели, нанизывая врага на стальные наконечники, пробивая деревянные щиты и кольчужные рубахи, протыкая их насквозь. Через несколько минут десятки римлян валялись мертвыми, а остальные удирали по равнине.

Когда римская конница исчезла, легионеры, повинуясь громким распоряжениям своих командиров, выстроились в сплошной оборонительный боевой порядок. Воины первого ряда опустились на колени и сдвинули перед собой щиты, второй ряд тоже упал на колени и поднял щиты над головами. Легион превратился в огромный квадрат, пустой в середине и ощетинившийся красным, когда пять тысяч щитов сплотились перед нами.

Дарья Донцова. Коронный номер мистера Х

Дарья Донцова. Коронный номер мистера Х
Детектив Иван Подушкин помимо воли оказался втянут в весьма запутанное дело. К нему в офис пришла дочь и ассистентка знаменитого фокусника Генриха Донелли. Светлана жутко напугана: в ее голове звучит голос, который требует, чтобы она выбросилась из окна. Девушка, волнуясь, рассказала, как однажды ночью в ее спальню вошел бородатый мужчина и сделал ей за ухом укол. С тех пор ее и преследует голос. Иван решил, будто перед ним сумасшедшая, и отказал в помощи. Света убежала, оставив в прихожей гонорар. А через несколько минут девушка выбросилась из окна соседнего дома. Когда частный детектив спустился на улицу, уже прибыла полиция. В ходе непростого и опасного следствия Ивану Подушкину и следователю Варваре Косовой пришлось убедиться, что без фокусов в этом таинственном деле не обошлось...

Отрывок из книги:

Если утром ни свет, ни заря вам звонят с вопросом: «Есть ли у тебя деньги? — не стоит ожидать, что следующей фразой станет: «Хочу тебе подарить крупную сумму».

Я посмотрел на будильник и заволновался. Ровно семь. Николетта редко встает раньше полудня, что могло сподвигнуть ее вскочить в такой ранний час? Случилась беда! Я сел и схватил трубку. Невольно вырвался вопрос:

— Ты здорова?

— У тебя есть деньги? — осведомилась матушка.

— У Владимира неприятности? — встревожился я.

— Вава! — взвизгнула Николетта. — Ты мне надоел! Что может произойти с моим мужем?

Мэри Элис Монро. Летние девчонки

Мэри Элис Монро. Летние девчонки
У Доры, Карсон и Харпер один отец, но между собой у них мало общего. Женщин объединяют лишь детские воспоминания о ежегодных поездках к Мамме, бабушке, которая живет в старинном доме на острове. Но в этом году у семейной встречи будет новый сценарий. Мамма отмечает восьмидесятилетие и приглашает внучек к себе на лето. Однако им запрещено брать с собой детей, мужей или возлюбленных. Что же затеяла хозяйка дома?

Отрывок из книги:

Дорогие внучки — Дора, Карсон и Харпер!

Здравствуйте, мои любимые девочки! Двадцать шестого мая мне исполнится восемьдесят лет — представляете, какая я древняя? Вы вернетесь в «Си Бриз» к своей старой Мамме, поможете мне отпраздновать? Сделаем все как следует: с морепродуктами, печеньем Люсиль и, самое главное, друг с другом.

Милые, я как перезрелый персик — моя пора прошла. Но разум мой по-прежнему ясен, а здоровье, в общем, в порядке. Подумав о будущем, я решила переехать в пенсионный поселок, поэтому пора разобрать весь хлам, что скопился в доме за долгие годы.

А еще я поняла, что мы с вами ужасно давно не виделись. Я знаю, вы все очень заняты, и у вас запланировано множество встреч и поездок на лето. И все же пообещайте, что приедете на мой праздник! А если сможете — на все лето! Вот единственный подарок, о котором я прошу. Мне так хочется провести последнее лето в «Си Бриз» с моими Летними Девчонками.

Ваша Мамма

P.S. Приглашение не относится к мужьям, кавалерам и матерям!

Жвачка с Дональдом

Дональд Трамп

Что ждет мир в случае, если Дональд Трамп станет президентом США?

По-прежнему самый перспективный республиканский претендент на постобамовское кресло и, как считают некоторые, новая инкарнация Рональда Рейгана, Дональд Трамп обещает «снова сделать Америку великой», выгнать из страны нелегальных иммигрантов, отгородиться стеной от Мексики, не пущать в страну мусульман и задружиться с Россией. Таким образом, Дональд с поистине путинским задором добивается разделения мира на сферы влияния по образцу холодной войны. Трампа и Путина объединяет не только одинаковое количество букв в фамилии, но и завидное единодушие.

Фигаро - там

Андрей Миронов

Любимец публики – других слов взамен этих двух затасканных я подыскивать не буду. Сами по себе они мало что значат – так, дамские охи пополам с пустотой, если бы не имя Андрея Миронова. Оно расколдовывает банальность, превращая «любимца публики» из игривого общего места в указание на место этого артиста в мире чувств и представлений современной ему публики. Особенно ее прекрасной половины, благосклонностью которой заранее озаботились его родители, Мария Миронова и Александр Менакер. Сына, родившегося 7 марта, они записали в метрике следующим днем – для красоты и всем женщинам мира в подарок.

Потому что нельзя

Потому что нельзя

Наш гастрокритик убежден в том, что весь аскетизм и умерщвление плоти не стоят одного хорошего обеда.

Прекрасен тот, кто практикует самоограничение и умеренность. Не больше двух бокалов вина в день, клетчатка, физические нагрузки. А вместо дюжины разноцветных кожаных плащей – собрание сочинений в переплете для сына и каллы для жены. Вот только в самоограничении тоже нужно самоограничение, которым очень многие пренебрегают и, вступив на усыпанную листвой и цветами тропу добродетели, сами превращают ее в вымощенную шатающейся плиткой и посыпанную реагентами дорогу к мраку и неврозам.

Николай Свечин. Ночные всадники



События двух повестей, объединенных в сборник, связаны хронологически.

Действие повести «Последняя выставка» происходит в Нижнем Новгороде в 1896 году. Открыта XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка. На нее приезжает молодой император Николай Второй. Сыщик Алексей Лыков заведует его охраной и после отъезда государя собирается в отпуск. Но начальство решило иначе. Убит городовой, местная полиция не в силах найти злодея. Лыкову поручено дознание. Между тем, убийства не прекращаются…

Повесть «Ночные всадники» является продолжением первой. Лыков завершил свое дознание и едет домой. В поезде ему встречается подозрительный попутчик. Ночью он сходит на глухой станции. Сыщик, повинуясь интуиции, тоже покидает поезд и следит за незнакомцем… Темный человек приводит Лыкова в притон, где под видом егерей обитает целая банда головорезов, и там бывалый сыщик попадает в западню…

Электронная книга - http://goo.gl/N0WGfo
Аудиокнига - http://goo.gl/qsO4eR

Вымывший

От всех кризисов, депрессий и невзгод одно спасение - мытье полов.

Сначала половики, потом сырники», – мама говорила так каждую субботу. Мы просыпались с братом рано и знали – выходные начнутся только после уборки. Квартира у нас была большая, с двумя балконами на Волхов: бесконечный коридор, зал (боготворю это слово), детская, мамина комната, папина, кухня. Везде обитали ковры и коврики, половики и половички, а в зале лежало то, что с особым шиком называлось «палас». По-моему, из паласа безбожно сыпался сухой клей, на котором держалась вся красота. Но это были мелочи по сравнению со статью паласа, его охристо-болотным окрасом и самим словом «палас». Мы с братом съедали по каше с чаем, мама бралась за сырники, а мы за уборку. Всех напольных жителей квартиры надо было собрать. Тут тумбочку двинуть, тут стол приподнять. Помню эти продавленные мебелью прямоугольники на коврах – индивидуальные отметины, по которым легко сориентироваться, какой стороной куда класть. Жили мы на восьмом этаже, и лифт часто не работал. Пока спустишь, пока затащишь на горку (только там стояла специальная металлоконструкция для выбивания ковров), пока пробьешь, а если зима – изваляешь в снегу, пока свернешь-скатаешь, да опять наверх – кажется, день прошел. А нет, еще утро и сырники жарятся. Мама всегда смотрела из окна на нас с братом – хорошо ли колотим ковры, стояла у окна так, чтобы мы видели, что она наблюдает. Не за тюлем припрятавшись, а отдернув в стороны занавески, гордо, из кухни на восьмом этаже. Мы с Вовой ложились на снег и раскидывали руки в стороны: вот пока будешь смотреть на нас, ничего делать не станем. Мама грозила кухонной лопаткой и удалялась.