пятница, 17 января 2014 г.

Андрей Ливадный. Слепой рывок

Двадцать второй век…
За последние столетия Земля превратилась в гигантскую свалку. Восемнадцать миллиардов человек обитают в мегаполисах, где каждому отведен лишь небольшой участок жизненного пространства. Неудивительно, что большинство землян предпочитают виртуальные миры реальному. С тех пор как появилась технология создания нейросетевых фантомов, конкуренция между крупнейшими киберкорпорациями стала напоминать настоящую войну. Впрочем, Екатерине Сергеевне Римп, основательнице «Римп-кибертроник», которая некогда взломала компьютерную сеть боевой орбитальной группировки Объединенной Америки и таким образом предотвратила агрессию против России, не привыкать участвовать в виртуальных войнах. Тем более когда речь идет о будущем человечества…

Отрывок из книги:

До заоблачных высот Иван в тот день не добрался по простой причине: арендованный флайкар попал в пробку, и после часа вынужденно безделья посреди едва движущихся машин он решил прогуляться пешком.

Мегаквартал ошеломил его.

Ивана подхватил людской поток, и некоторое время он двигался в толпе, даже не представляя, куда.

Люди. Первое впечатление было отталкивающим. Невзрачная одежда, нескладные фигуры, неприветливые, в большинстве некрасивые лица. Толпа отталкивала, но и притягивала, будто магнит. Ивана пихали, задевали локтями, но не нарочно – нельзя ведь замедлять шаг, разевать рот, глазеть по сторонам, находясь в самой-то толчее.

Заработав изрядное количество тумаков, он кое-как выбрался из стремнины, шумно перевел дыхание, не уставая удивляться окружающему.

Владимир Ропшинов. Князь механический

Петроград 1922 года, столица победившей в мировой войне империи. Но никакого триумфа в городе не чувствуется. Петроград продувается ледяным ветром, полицейские цеппелины шарят прожекторами по его улицам, и, когда они висят над головами, горожане стараются не думать лишнего. Сам император Николай II давно покинул свою столицу: там ему мерещились поднявшиеся из могил расстрелянные им рабочие. Генералы строят заговор, в подземельях города готовится целая армия механических солдат, а охранка, политическая полиция, не предупредит об этом царя. Страх, интриги и опасность, словно паутина, опутали Петроград. И лишь один человек — вернувшийся с японского фронта командир аэрокрейсерской эскадры князь Олег Романов — способен разорвать паутину. Но кого спасет его подвиг?

Отрывок из книги:

Три огромных красного кирпича со стальными угловатыми крышками гроба для Голиафов — главные корпуса Путиловского завода — стояли головами своими к Петергофскому шоссе, а ступнями — к порту. Толстые красные трубы в ногах дымились густым черным дымом, он медленно выползал из них, и ветер тут же оттаскивал его в сторону залива, растворяя в темном снежном воздухе. Полуцилиндрические крыши поменьше торчали дальше. Как будто целый город был там. Особенный город: дома без окон, улицы без площадей, кирпичные трубы вместо деревьев и паровозы, исполнявшие роль городских обывателей.

Михаил Март. Без тормозов

Четверо за столом. Опытные игроки режутся в карты. Азарт возрастает с каждой минутой. Один из них проигрывает целое состояние. Полный крах! Одна деталь. Он проиграл чужие деньги. Деньги очень опасного и страшного человека, который без них теряет шанс на выживание. Эти деньги были его спасением. Теперь победителей ждет жестокая расправа. Они рады бы отдать выигрыш, но затаившийся страшный монстр, которого никто не видел в лицо, не умеет прощать. Он хочет заполучить не только деньги, но и жизни участников игры! Таковы условия его партии. Теперь он стал главным игроком. Охота началась! «Кто не спрятался, я не виноват!»

Отрывок из книги:

01 час ночи, 12 июня

Полиция еще с такими случаями не сталкивалась. Человек убит стрелой, пущенной из лука или арбалета. Влететь стрела могла только в окно. Прикинули расстояние, ракурс, траекторию полета.

— У меня нет слов, — пожал плечами криминалист Несемейный.

Труп унесли, а гостей отправили в соседнюю мастерскую. Удивительно, но художники продолжали пьянствовать, будто ничего не произошло. Похоже, они попросту не понимали, что произошло.

Марецкий нашел среди гостей одного относительно трезвого. Им оказался бородатый, с приличной стрижкой мужик, по возрасту вроде бы самый старший. Во всяком случае, выглядел он лет на шестьдесят.

Ручная работа


В московском ресторане «Недальний Восток» есть стена, которую одно японское село собирало из тряпочек целый год. Японские дизайнеры сказали: «Без стены никуда». Аркадий Новиков, думаю, плакал, но раз надо - значит надо. Трогаю ее всякий раз, когда бываю там: она шершавая, потому что лоскуты ткани собраны в стопочки. И мечтаю, чтобы стены - московские ли, токийские ли - украсились российским литьем, росписью, кружевом.

Я всегда об этом пишу - вдруг да сработает. Ведь знаменитое Золотое кольцо придумал журналист Юрий Александрович Бычков, опубликовав в 1967-м в газете «Советская культура» цикл очерков о старинных городах, россыпью жемчужин лежащих вокруг Москвы. Я и друзей зову смотреть на мастеров. Два года назад мы с подругой-амери-канкой, маркетологом, в портфолио которой значатся De Beers и VIP-служба Harrods, оказались на фабрике под Тюменью. Увидев махровые многоцветные розы на коврах, которые ткали вручную в тихих цехах, она ахнула и сразу предложила сделать выставку в лондонском универмаге Harrods. Промыслы вообще - единственное из вещного мира, что стоит мессы. Конечно, можно все заказать, привезут. Но бесценно - проехать через всю страну и увидеть, почему чугун в Каслях особенно плавных форм, узнать, почему романовская игрушка под Липецком не может обойтись без изображения генерала с женой (подсказка: начальство обеих столиц одно время вместо Баден-Бадена ездило туда на воды). Ну разве не интересно, чем елецкое кружево отличается от балахнинского и вологодского, абашевская игрушка от дымковской, а палехские laquer boxes от мстёрских, холуйских и федоскинских (пишу с маленькой буквы, потому что говорю о промысле, не о месте)?

Биткоин и мир будущего


Деньги просто исчезли. Когда 20 ноября 2013 года представители онлайн-рынка наркотиков SheepMarketplace заявили о взломе системы, счета его клиентов были уже пусты, хотя и показывали положительный баланс. В воздухе пахло разводом.

Рассчитывая на то, что сайт предоставляет защищенные электронные кошельки, клиенты переводили на них средства. Когда же деньги исчезли, стало очевидно, что кошелек был только один, и принадлежал он владельцам сайта. За неделю с момента старта аферы анонимные админы успели присвоить куш в $100 000 000.

Ограбление «Овцерынка» стало крупнейшим с 2008 года — тогда воры обчистили парижский ювелирный магазин Harry Winston на $108 000 000. Только в этот раз украли не золото и даже не сами доллары, а биткоин — анонимную криптовалюту, которой рынок оперировал.

Том первый

Том Хиддлстон - злодей Локи из «Мстителей», вампир-интеллектуал из «Выживут только любовники», голос капитана Крюка из мультфильма «Феи: загадка пиратского острова» и самый интеллигентный парень в обойме британских звезд.

Жизнь скромного лондонского театрального актера Тома Хиддлстона резко изменилась после судьбоносной встречи с Кеннетом Браной. Сперва главный многостаночник Великобритании задействовал молодое дарование в сериале «Валландер», потом разделил с ним подмостки в постановке чеховского «Иванова», а затем позвал на роль злодея Локи в экранизацию «Тора». И что вы думаете? Парень стал звездой.

Если вам требуется иллюстрация стремительного взлета Тома Хиддлстона, просто сравните два его появления на фестивале «Комик-Кон» в Сан-Диего - главном слете фанатов комиксов и экшен-кино. В 2010-м Том тихо сидел рядом с режиссером Браной, пока титан британской сцены рассказывал о планах на фильм и представлял публике будущего Тора-Хемсворта и Локи-Хиддлстона. Потом было маленькое интервью - Том ответил на один вопрос, и все мирно разошлись. Теперь переносимся в летний день 2013 года, в один из залов Конвеншн-центра в Сан-Диего. Шеститысячная фанатская армия вопит: «Локи!» Хиддлстон, в образе и полном облачении своего героя, поносит публику почем зря, злобно шипит: «Человечишки! Как низко вы пали в рабском приступе поклонения, что готовы обливаться потом на испепеляющей жаре, кучкуясь во мраке, словно звери». К тому моменту, когда народу показывают превью нового «Тора» (сцену, в которой Локи очень натурально отрубает Тору руку), аудитория уже готова лопнуть от восторга.

Нуворишское шоссе

Довелось мне летом 2007 года оказаться на борту атомного ледокола «Россия», который возвращался из известной экспедиции к Северному полюсу. Той самой, во время которой глубоководные аппараты «Мир» установили на дне океана русский триколор, титановый средний палец всем империалистам, которые вздумали бы заикаться о нашей углеводородной Арктике.

Я туда попал в качестве репортера и, кстати, вроде бы осуществил первый в истории прямой телеэфир с Северного полюса, но настоящий рекорд поставил там полярный исследователь Чилингаров. За два миллиона долларов спонсорских денег он сумел провернуть одну из лучших великодержавных пиар-акций: о титановом штандарте и о российских притязаниях еще две сладкие недели говорил весь мир.

За подвиг и за вызов Западу российское государство не заплатило ни копейки: все дали спонсоры, причем один миллион из двух — швед. Остальное — строители, владетели супермаркетов и прочие романтики. Однако, собираясь ежевечерне на ужин в трясучем банкетном зале прущей через торосы «России», весь этот пестрый бизнес-кагал под предводительством похожего на Деда Мороза Чилингарова пел «Боже, царя храни!», а чокался исключительно под «виват!».

Они ощущали себя офицерами флота Его Императорского Величества, вот что. Или по крайней мере играли в них. Но так самозабвенно играли, знаете, как только пятилетние мальчишки способны играть — совсем теряясь между воображаемым и действительным. Прихлебывая свои журналистские харчи, я глядел на них изумленно: какое же отношение советские конъюнктурщики, чекисты-бизнесмены и мордатые мещане имеют к русскому офицерству? К дворянству? К аристократии? Думал себе и хлебал себе, как и вся прочая пресса.

Тролльсильвания


Был в семидесятые такой эстрадный комик - Тони Клифтон. Толстый, некрасивый, всегда (даже на сцене при свете софитов) в солнцезащитных очках. Тони Клифтон уничтожал зрителя. Это были не какие-то там острые подколы, это была даже не сатира, он натурально истреблял людей словом. Клифтон выходил на сцену, чтобы унизить гостей. Тони мог подсадить в зал актера и подговорить его разыграть посреди выступления сердечный приступ и смерть, а через пару минут сообщить собравшейся публике, что они «просто пошутили». В общем, Тони Клифтон был очень, очень крутой чувак, за одним исключением: Тони Клифтона никогда не существовало.

Русские душою

Недавно я ходил на программу Владимира Соловьева «Поединок». Речь шла об идее вписать в Конституцию Российской Федерации особую роль православия. Не уверен, что мне - не российскому гражданину и не православному — было бы уместно активно спорить на эту тему с Виталием Милоновым. (Честно говоря, я вообще не уверен, что кому бы то ни было уместно спорить с Милоновым по любым вопросам.) Но меня позвали на передачу не участником поединка, а экспертом, а им может быть кто угодно - даже иностранец вроде меня. Так что я пошел на эту программу, потому что ее тема полностью отвечала курсу на традиционные ценности, который должен оградить Россию от тлетворного влияния Запада. У меня с этой темой небольшая проблема: в последнее время я все чаше чувствую себя коварным «засланцем» из-за цивилизационного кордона. И дело не столько в формальных признаках — шведском паспорте и гетеборгской прописке, - сколько в моей работе, которая заключается в том, чтобы выискивать на тлетворном Западе и неблагонадежном Востоке самые яркие произведения авторского кино, привозить их в Россию и смущать умы местных жителей. Подобная трактовка пришла мне в голову относительно недавно. Наверное, года два назад, когда в общественной дискуссии все чаше стали раздаваться слова об особом «цивилизационном пути» России. Или когда меня начали спрашивать, не боюсь ли я, что тот или иной из привезенных мной фильмов запретят. Я не очень этого боюсь: запретили пока всего лишь одну картину, сербский «Клип», но сама постановка вопроса начинает раздражать. При этом какие же они, эти традиционные ценности, и чем отличается русская цивилизация от всех остальных, никто толком не объясняет.