вторник, 23 сентября 2014 г.

Анна Князева. Подвеска Кончиты

Анна Князева. Подвеска Кончиты
Получив письмо от матери, которая бросила их с отцом много лет назад, Дайнека не раздумывая решила ехать в город детства — Красноярск. Случайно оказавшись в спецвагоне вместе с высокопоставленными чиновниками и олигархом, Дайнека стала свидетелем бессмысленного и жестокого убийства, и теперь ей тоже угрожает опасность...

Дайнека не догадывалась: в одном поезде с ней следует ее возлюбленный Джамиль. У него особая миссия — найти и доставить в столицу бриллиантовую подвеску, которую двести лет назад подарила командору Николаю Резанову его возлюбленная Кончита. Как известно, Резанов поклялся вернуться, но умер в дороге и был похоронен в Красноярске...

Отрывок из книги:

Пролог
Красноярск, сентябрь 1963 года

У разрушенной стены храма, за которой когда-то располагался алтарь, работал старенький экскаватор -таскал из ямы каменистую землю и кидал в сторону. Когда ковш в очередной раз опустился, раздался негромкий скрежет.

Экскаваторщик выскочил из кабины и заглянул в яму. Подошли еще несколько человек. Кто-то спросил:

- Что там?

- Только бы не труба... - забеспокоился экскаваторщик.

Пожилой рабочий в твидовой кепке присел у самого края.

- Не-е-е... Крышка какая-то. Он обернулся и сказал парню в стройотрядовской куртке: - Ну-ка, студент, глянь, что там.

Каталог знаменитостей

Каталог знаменитостей

«Маленьким мальчиком ночью я шёл по тёмному Тбилиси, искал орден Ленина. Рядом со мной шёл Бог». Так хотел начать свой рассказ Ираклий Квирикадзе... Но начал иначе...

Как-то рассказывал Лене Кузьменко о моих нелепых встречах со знаменитостями (мы сидели в кафе книжного магазина «Республика», что у площади Маяковского). Лена, смеясь, сказала: «Напиши про них. Про Галактиона Табидзе, Лаврентия Берию, Милоша Формана, Ван Клиберна, Сергея Довлатова - такой каталог знаменитостей». Засмеявшись в ответ, я обещал написать, потом забыл...

На днях, переселяясь в новый дом и укладывая в картонные коробки всевозможные ненужности вроде: семи мраморных слоников, куклы с фарфоровой головой, один глаз закрывается, второй нет, акварельного рисунка «Ленин в гробу среди хризантем», нарисованного неизвестным художником и датированного 1924 годом, - я наткнулся на серебряную сахарницу с надписью: «Екатерине Григорьевне Бухаровой от Мишо и Като в день её свадьбы». Говорилось о свадьбе моей русской бабушки. Секретарь-машинистка вышла замуж за своего босса Давида Алексеевича Миндадзе. Дело происходило в Баку. Дедушка имел завод по производству осетровой икры и отсылал её (икру, а не бабушку) к столу его императорского величества Николая II. В старом тбилисском доме, помню, была фотография дедушки и императора со страннейшей хулиганской надписью на обратной стороне: «В п...де тонут большие корабли». Странно, домашние фотоальбомы всегда кем-то тщательно редактировались. На групповых фотографиях вырезались головы людей, объявленных врагами народа... а эта фотография дедушки и императора с крайне неприличной, заборной надписью хранилась в нашем доме нетронутой. Кто автор этой надписи - не знаю. В классе третьем я прочёл её по слогам, не очень понял, но спросить у взрослых не решился...

Габриэлла Пирс. Потерянная душа

Габриэлла Пирс. Потерянная душа
Джейн Бойл давно догадывалась о дьявольской натуре своей свекрови, но даже представить себе не могла, что Линн Доран – воплощение древней злой ведьмы, которая вселяется в чужие тела. Теперь, зная страшную правду об обитателях дома по Парк-авеню, 665, Джейн должна опередить само время, чтобы остановить Линн до того, как она завладеет телом новой жертвы. Пока отважная колдунья пытается найти союзника, чья сила сравнилась бы с могуществом Линн, ее несостоявшийся супруг Малкольм возвращается из скитаний как раз вовремя, чтобы присоединиться к схватке… Но сможет ли Джейн довериться ему снова – прежде, чем станет слишком поздно?

Отрывок из книги:

Не по сезону холодный ветер нырнул в приспущенное окно автомобиля и легко куснул Джейн за мочку уха. Хотя на латунной табличке, возле которой они припарковались, была выбита цифра «665», особняк располагался точно между домами 664 и 668. Хоть бы оставили правильный номер, чтобы не вводить в заблуждение добрых людей. Над мостовой нависали восемь громоздких этажей из серо-зеленого камня. Окна, похожие на пустые бездушные глазницы, были совершенно черны, и сердце Джейн забилось чаще.

Девушка краем глаза заметила, как Эмер и Мейв выбираются из противоположной двери синего «мустанга». Ди на переднем сиденье даже не шелохнулась. Джейн вздохнула и сосредоточилась на разложенных на коленях мешочках, в каждом из которых мерцал колдовской порошок. После некоторого размышления Джейн выбрала самый большой, ссыпала туда содержимое остальных четырех и закрыла глаза.

Что делать?..

Татьяна Устинова - о том, до чего доводит коммунизм в рамках отдельно взятого дома.

«Я научилась просто, мудро жить, смотреть на небо и молиться Богу» - вот бы научиться!..

Я всё учусь-учусь, но пока ни с места. То есть иногда получается так пожить, но уж очень недолго. Часа два, не больше. Эти два часа - да!.. Радуюсь воробышку, которого принесло на наш подоконник, и звукам песни «То берёзка, то рябина», которую уж седьмой год не может разучить девочка соседей сверху. Я не думаю о том, что будет, когда строительная компания и горсовет воткнут нам под окна ещё несколько многоэтажек. Я не прикидываю, где взять денег на отпуск, -если не найдём, опять в этом году без отпуска, ну и ладно. Я просто живу - варю кофе, пью кофе. Придумываю поворот сюжета в новом романе, глядя в окно, за которым пока ещё видно небо, и это прекрасно. О том, что я опаздываю и мне по первое число всыплет издатель, я в этот момент не забочусь. Переживём, и не такое переживали!..

Потом наваливаются дела, и «простота и мудрость» медленно и печально растворяются в воздухе, как кентервильское привидение. Я знаю, что дальше.

Марат и Пятнашка

Екатерина Маркова - о десяти петушках и жёстком предназначении ангела.

Я почему-то сразу поняла, что это она. Как только вошла в ворота больницы. Моросил противный мелкий дождь, но она словно не замечала его. Не замечала, что тоненькое летнее платьице вымокло насквозь и облепило ноги, не замечала, что к щекам прилепились пряди волос. Словно сама она только что вышла из воды, как совсем из родной стихии. Она шла какой-то невесомой, легконогой поступью и глядела сквозь меня, идущую навстречу, своими отрешёнными глазами.

- Здравствуйте, - остановила я её. - Вы ведь Аглая? Я про вас столько слышала...

Она кивнула, и сквозь отрешённость взгляда вдруг прорезался цепкий, внимательный взгляд прозрачных русалочьих глаз.

- Здравствуйте, - её бледные губы дёрнулись и медленно сложили слова: - Я... откуда-то вас знаю...

- Ну да... Может быть. Я... вообще-то актриса.

- Актриса? - почему-то изумилась она. - Актриса... Трудно вам, наверное, живётся?

- А вам?

Она подумала, отлепила подол мокрого платья от коленей, отвела со щёк прилипшие пряди и, легко вздохнув, ответила:

- Мне - хорошо!

Мария Артемьева. Темная сторона российской провинции

Мария Артемьева. Темная сторона российской провинции
Сборник городских легенд, рожденных на перекрестках прошлого и будущего, цивилизации и дикой природы — современные мифы в художественном изложении представляют пугающую изнанку, темную сторону России: необъяснимые исторические случаи, загадочные явления, таинственные силы на земле и под землей, в лесу и на воде, ведущие вечную борьбу с миром света и людей. Увлекательные рассказы «темного жанра» для широкого круга читателей.

Рассказ из сборника:

КРАСНАЯ ДВОЙКА

Когда предстоит выход на маршрут, весь альплагерь заводится беспокойным броуновским движением: ребята получают на складе и подгоняют снарягу, начальник учебной части с инструкторами сверяют карты и схемы, обговаривая детали на рабочих планерках и совещаниях. Все бегают, суетятся. Альплагерь становится похож на разворошенный муравейник.

И только один не принимает участия во всеобщем оживлении: сторож Рустам.

Его никто не называл в лагере иначе, чем по имени. Рустам не обижался, хотя уже в 1986 году возрастом был постарше и начлагеря, и начспаса вместе взятых.

Выдубленная горными ветрами и солнцем коричневая кожа натягивалась на Рустамовом теле туго, нигде не обвисая, не собираясь в складки, и лицо старика издали выглядело почти молодым. Однако вблизи глаза выдавали его — темные, как вода ледникового озера осенью, и веяло от них таким холодом, что сразу понимал любой, даже самый наивный новичок: нет в здешних горах ничего такого, чего не повидал бы уже этими глазами сторож Рустам.

Он давно жил при лагере и помнил фамилии всех начальников и всех начспасов, сменявшихся на своих постах с самого года основания базы.

Джорджтаун

Я знал нескольких замечательных писателей и поэтов - и все они были удивительными людьми! Чем же ещё писать, как не душой?

Вспоминаю международный писательский круиз по суровой Балтике. Оказавшись вдруг в одиночестве, под холодным дождём, я грустно гулял по верхней палубе, вглядываясь в бесконечную тьму. Зачем ты здесь? Кому ты нужен? Вдруг я увидел, что издалека, по мокрой сверкающей палубе, ко мне бежит человек. Когда он подбежал, я увидел, что это Саша Кушнер, замечательный петербургский поэт. Он протёр круглые очки, потом сорвал кепку. От головы его буквально повалил пар!

- Ну наконец-то, - проговорил он. - Куда ты пропал? Всюду тебя ищу! Я там с одним шведом разговаривал, он хочет с тобой познакомиться насчёт перевода твоих книг!

- Спасибо, Саша! - Я обнял его, под дождём. Жизнь уже не казалась мне пустой и бессмысленной. Какая же пустота, когда есть такие люди?

Я не помню, что было потом, не помню никакого шведа... Или он всё же был? Но всегда буду помнить Сашино волнение, азарт, его страстное желание помочь, не жалея сил. Кто-нибудь другой, более молодой, стал бы так бегать в качку по кораблю? Другие так не волнуются... Поэтому они не поэты.

Обыкновенный гений

Однажды я шла по дачному посёлку и встретила драматурга Александра Хмелика. Он вёз перед собой коляску с ребёнком.

Сейчас этому ребёнку больше сорока. Стало быть, встреча случилась сорок лет назад.

Мы поздоровались.

- Над чем вы сейчас работаете? - вежливо спросила я.

- Ни над чем, - ответил Хмелик.

- Почему? - растерялась я.

- Надоело, - объяснил Хмелик.

- Почему? - переспросила я.

- Потому что талантам надоедает, а гениям - нет, - объяснил Хмелик.

Он не метил в гении. Он считал себя талантом. А талантам надоедает. Мы разошлись, каждый в свою сторону. Хмелик повёз коляску дальше и, не отрываясь, смотрел в крошечное личико любимой дочки. Я запомнила эту встречу и эту фразу: «Талантам надоедает, а гениям - нет».

Дебра Оливье. О чем молчат француженки

Дебра Оливье. О чем молчат француженки
Издательство «Эксмо» представляет книгу Дебры Оливье «О чем молчат француженки», на страницах которой автор раскрывает главные секреты самых соблазнительных женщин мира.

Француженки — утонченные, элегантные, очаровательные и обворожительные. И, кажется, они вовсе не прикладывают никаких усилий, чтобы сводить с ума и влюблять в себя мужчин и заставлять ревновать к своим успехам женщин всего света. Но будем реалистами. Женщин без проблем не бывает.

Француженки — не исключение. Они точно так же, как большинство из нас, грустят, страдают от неразделенной любви и лишних складочек на талии, пытаются совместить работу, воспитание детей и личную жизнь, заботятся о своей внешности и испытывают неуверенность по поводу собственной неотразимости. Другими словами, они неидеальны! Но почему же все считают их эталоном стиля и сексуальности? В чем заключается главный секрет их привлекательности?

Журналистка из Лос-Анджелеса Дебра Оливье вышла замуж за француза и прожила во Франции 10 лет. Она утверждает: француженки действительно знают о мужчинах, любви и сексе нечто такое, чего не знают остальные женщины. В своем бестселлере «О чем молчат француженки» Дебра развенчивает много мифов и раскрывает множество секретов этих обворожительных, утонченных и элегантных женщин, обладающих природным шармом и потрясающей уверенностью в себе. Узнайте, какие же француженки на самом деле!

Архитектор Брэд Питт

Брэд Питт

Он был уже взрослый мальчик, под 40, когда задумал построить дом. Понятно, что самое время реализовывать мужскую программу-минимум, но запросы поначалу были неслабые: выстроить «большое произведение искусства, в котором можно с удовольствием находиться». И начались поиски - идей,наконец,архитектора, который придаст законченную форму высокому полёту мыслей.

На первую встречу к знаменитому профи Фрэнку Гери наш Питт отправился с кипой собственных эскизов. Гери их посмотрел и обалдел. Было от чего. Питт - голливудская звезда, но он и сам никогда не скрывал, что не очень отягощён образованием. А тут на поверку оказался самородком - настолько затейливы были его архитектурные предложения. Об этом Гери и поведал кинозвезде, да ещё и задобрил: немного выучки, и Брэд сам спроектирует дом. Но не садиться же в 40 лет за студенческую скамью! Решили так - Питт пойдёт к Гери в подмастерья. И вот пока Питт осваивал азы в архитектурном бюро Гери, сам мастер трудился над двумя международными проектами. На оба ушло несколько лет. Ровно столько, чтобы ученик доказал учителю, что далеко пойдёт - с таким проворством он возился у кульмана.

Однажды Джонни Депп завёл дневник

Джонни Депп

Сидим мы однажды в кафе с Игги Попом. Раннее утро. Нам было лениво... даже говорить. И вдруг после долгого молчания Игги спрашивает: «Ты ведёшь дневник?» Я даже опешил. «Зачем?» - отвечаю. «А как же, - говорит, - в нашем мире так положено. Ты вроде как и не знаменитость, если дневник не ведёшь. Да и подумай только, пройдёт время, отбросишь коньки, и твои детки или внуки выставят этот дневник на какой-нибудь аукцион, бабки срубят...» И я представил. Мне не понравилось. Мы разошлись. Через пару дней я вспомнил про этот разговор и спросил Вайнону (Вайнона Райдер, подружка Деппа в 90-е годы): «Ты ведёшь дневник?» Она кивнула. «Зачем?» - «Это помогает справиться с демонами».

Воображая будущее

Воображая будущее

Теория зеркальных нейронов подвергается критике за чрезмерно глобальные выводы. Пропоненты концепции считают зеркальные нейроны создателями нашей цивилизации и причиной аутизма, хотя про эти нейроны известно недостаточно, исследования минимальны. И пока вокруг столь «горячей» научной темы ломают копья, посмотрим на ситуацию под другим углом.

Теория утверждает, что, когда мы, скажем, бьем ногой по мячу, у нас активируются моторные нейроны. Когда мы сами не двигаемся, но смотрим на человека, бьющего ногой по мячу, у нас активируются те же нейроны, хотя и в меньшей степени. Интересно то, что, когда мы просто представляем себе, что сами или кто-то другой бьет по мячу, в мозге происходит то же самое.