суббота, 3 августа 2013 г.

Что имеем - не храним

Сквозь сети Всемирной паутины ежечасно утекают ручейки данных. За информацией охотятся хакеры, ее воруют инсайдеры и теряют по халатности безалаберные сотрудники. Человеческий фактор — одна из самых распространенных и наиболее значимых причин утечки информации.

Сегодня мы предлагаем читателям обзор ситуации, основанный на аналитическом исследовании компании ZECURION, а также мнения ведущих экспертов в области информационной безопасности о том, что нужно предусмотреть ИТ-руководителю и уметь IT-специаписту, чтобы защитить конфиденциальные данные.

Чье решето дырявее?

Число зафиксированных в открытых источниках утечек информации в России осталось в 2012-м примерно таким же, как и в прошлые годы. Однако меняется их, так сказать, «отраслевая направленность». Если годом ранее больше всего утечек было зарегистрировано в здравоохранении, то теперь медучреждения оказались лишь четвертыми после учебных заведений, госорганизаций и предприятий розничной, в том числе интернет-торговли.

Доля утечек в госсекторе на протяжении длительного периода находится на стабильно высоком уровне. Это, как считают эксперты компании ZECURION, - следствие низкой заинтересованности организаций в защите информации и прежде всего персональных данных.

Убытки, связанные с ущербом для репутации и потерей конкурентоспособности, для частных компаний на порядок выше, чем для госучреждений, для которых понятие «конкурентоспособность» в некоторых случаях просто неприменимо.

Плюс большие объемы обрабатываемой информации, плюс невысокий уровень подготовки сотрудников, плюс работа с теми базами, которые представляют интерес для мошенников...

По всему получается, что самое дырявое решето все же государственное.

Алексей Мякишев: Фотографии как голуби - снял и выпустил

Алексей говорил, а я старалась его не перебивать. Думаю, что и читателям важно прислушаться к его неторопливому рассказу, не отвлекаясь на мои вопросы. Я предложила начать с самого начала. Алексей согласился. Получился рассказ от первого лица.


НАЧАЛО

Родился и вырос я в СССР — получается, что я фотограф из Советского Союза. Когда взял впервые в руки камеру, то не думал, что фотография станет моей профессией и будет так много для меня значить. Я жил в Вятке, занимался в фотокружке, и мой преподаватель Владимир Александрович Лимонов меня как-то сразу приметил и выделил из группы учеников.

Первую мою камеру — «Зенит-11» — я получил в подарок. Я сирота, меня воспитывали бабушка и дедушка. Жили мы довольно бедно, денег всегда не хватало, но бабушка, увидев, что я увлекся фотографией и мечтаю о настоящем фотоаппарате, решила подарить мне его на мой день рождения. «Зенит-11» стоял на полке в магазине, и я каждый день туда забегал, чтобы на него полюбоваться. И вот настал долгожданный день, мы с бабушкой отправились в Центральный универмаг его покупать. Бабушка дала мне 200 рублей — по тем временам очень большие деньги! — и сказала: «Иди, купи себе фотоаппарат».

Павел Кривцов

Те, кто знают Пашу Кривцова «не очень», никогда не согласятся с моим сравнением его с айсбергом. Сравнить мягкого, предупредительного, несуетного и такого домашнего Павла Павловича с холодной ледяной горой? Это надо же, чтоб такое на ум пришло! Пришло, однако. И всего лишь по одной причине: только малая доля этого человека видна снаружи. Остальное где-то там. в неведомых глубинах. Можно попытаться «донырнуть» до нижней границы. У меня пока дыхания не хватает. Хотя, допускаю, есть и те. чей «дайвинг» был успешен. Но думаю, и таких людей очень немного.


В чем вся штука? Никто же, думаю, не назовет Кривцова скрытным. Да нет, скорее рубаха-парень. Не из тех, кто не переставая работают языком, а из тех, кто всегда поймет тебя, посочувствует. Проявит и внимание, и понимание, утешит, однако же не произнося утешительных слов — «слов поддержки». Каким-то иным, бессловесным способом. Лет двадцать назад я должен был «загнуться». Наверняка этого решения небес я не знал, но шкурой чувствовал: сильно пахнет паленым. Появился Павел. Говорил ли он что-то особенное мне, я не помню. Но во мне что-то смягчилось, и страхов чуть убавилось. Наверное, так действует хороший духовник на душу потерявшегося человека. Снимает часть боли с его души. А куда девает он эту боль? Перегружает в свою душу? Неужто это в самом деле так, как было рассказано в очень человечном американском фильме «Зеленая миля»? Там безвинно осужденный на смерть большой и добрый человек «высасывал» болезнь и боль из безумного человека или растоптанного мышонка. Те исцелялись, а он?..

Анатолий Гаранин

Анатолий Сергеевич Гаранин. Фоторепортер. Говорят, один из лучших, из сильнейших репортеров Советского Союза. А может, и самый сильный. Если взять «Советский Союз» в кавычки, то уж точно — первый. В кавычках «Советский Союз» — это журнал. Выходил он более чем на двух десятков языков, рассылался по всему миру. Пропаганда советского образа жизни. «Смотрите, завидуйте...» Пропаганда — дело тонкое. Врать (грубо) — нельзя. Не то, чтоб за руку схватят читатели, а отвернутся. Рисовать все объективно — кто тогда будет «завидовать»? Значит, «объективность» должна передаваться дозированно, взвешенно.


Короче, «Советский Союз» балансировал на грани возможного: не вранье, а, как и всюду, полуправда — борьба хорошего с лучшим... Работать тут нужно было не топорно, а стамесочкой, буравчиком — штучная работа. А для такой работы нужны мастера, виртуозы. Коллектив фоторепортеров в журнале был одним из сильнейших. И это без всяких скидок и подковырок. Ребята умели (и им позволялось) заигрывать с формой: «фотографика» в журнале приживалась очень хорошо. Возможно, это не был «авангард», где все ставится с ног на голову, но это был тот «свежачок», который с удовольствием и завистью рассматривали фотографы, работавшие в других печатных изданиях. «Формализм» присутствовал, но в меру.

И жизнь, и слезы, и любовь. О детской фотографии


Биографию обычно начинают писать с даты рождения. Не будем и мы отходить от традиций и начнем разговор о детском фотографическом творчестве с истории зарождения этого движения. Надо заметить, что до середины 80-х годов прошлого века работа с детскими фотоколлективами в нашей стране не велась планомерно и целенаправленно. В основном она ограничивалась фотоконкурсом, который ежегодно проводил Красногорский механический завод. Всерьез же этой проблемой стал заниматься с конца 80-х годов отдел фотоискусства Государственного Российского Дома народного творчества. Именно с этого времени стали регулярно проводиться сначала всесоюзные, а после распада СССР всероссийские детские фотофестивали «Юность России».

В 1988 году, впервые, преодолев ведомственные барьеры, в городе Дзержинске Нижегородской области собрались руководители детских фотоколлективов. Фестиваль включал не только выставку лучших конкурсных фоторабот, но и семинар-практикум, на котором проходили обмен опытом работы педагогов ведущих фотостудий страны, а также практические занятия по технике и технологии съемки. В последующие годы эта практика была продолжена и на других фестивалях и конкурсах. Наиболее значительные из них — «Салют Победы» (Смоленск, 1995 г.), «Права человека» (Москва, 1997 г.), «Отечество» (Тверь, 1999 г.), «Я помню чудное мгновенье» (Москва, 1999 г.), «Моя любимая бабушка» (Москва, 2003 г.).

Быдло и прошло

Почему экспаты с американского Севера и реднеки с Юга никак не могут успокоиться по поводу друг друга.


РЕДНЕКИ СНОВА В ТРЕНДЕ

Весенняя премьера третьего сезона реалити-шоу Duck Dinasty об американских деревенщинах, или «реднеках», установила рекорд по рейтингу за всю историю телеканала E&A. Eё посмотрело больше людей, чем гиперпопулярные конкурс талантов American Idol и сериал «Американская семейка». Шоу о луизианских охотниках на крокодилов Swamp People на History Channel и Rocket City Rednecks телеканала National Geographic тоже в первой двадцатке самых рейтинговых программ.

А эмтивишное реалити-шоу о разнузданных и беззаботных подростках без мобильных телефонов и Фейсбука из городка Сиссенвилль, Западная Вирджиния, со сленговым названием Buckwild («Совокупление») уже окрестили Jersey Shore Аппалачи (каждая серия собирала по три миллиона просмотров). К несчастью, первого апреля самый популярный участник шоу погиб с дядей в его 1984 Ford Bronco, выхлопная труба которого залипла грязью. Это случилось после того, как другую участницу арестовали за хранение оксикодона и героина в крупных размерах. Под залог в 100 тысяч она вышла из тюрьмы и сейчас ожидает суда. Третий участник был арестован за пьяную езду. После трагедии на грязной дороге съёмки второго сезона Buckwild были приостановлены. Американская общественность скорбит по 21-летней звезде и радуется закрытию шоу, «подающему плохой пример подросткам».

Из любви к искусству

Майк Брюер и Эд Чайна - блистательный дуэт, который на протяжении десяти сезонов программы Discovery Channel «Махинаторы» радуют автолюбителей. Майк обладает невероятным коммерческим чутьём: он находит перспективные подержанные автомобили, покупает их по не слишком высокой цене, а затем передает в руки гениального автомеханика Эда. После ряда переделок и усовершенствований машина отправляется на аукцион, и «махинаторы», как правило, не остаются в накладе. Однако иногда Эд и Майк не окупают свои расходы - и в этом вовсе нет повода для огорчений.


Во время очередной охоты за классическими автомобилями Майк Брюер напал на экзотический и очень красивый экземпляр - Renault Alpine 310. Эта модель была легендой в 70-е годы, именно она вдохновила создателей ещё более знаменитого DeLorean. Её кузов и сегодня выглядит футуристично, чего уж говорить о тех временах, когда она создавалась! В Британии найти Renault Alpine было бы проблематично, и Майк отправился на родину машины, во Францию. Но и там, как оказалось, эту модель ещё надо поискать - задачу Майка осложняло то, что все сайты о продаже классических машин были на французском. К счастью, владелец единственного обнаруженного авто немного говорил по-английски.