пятница, 26 сентября 2014 г.

Потому что мы вышли из пещер

диета
Забудьте о диете каменного века. По части пищи прогресс нам тольно на пользу.

У любой диеты есть два свойства: она помогает нам сбросить вес и служит темой для разговоров. Увы, тот факт, что ты родился мужчиной, сильно ограничивает тебя по последнему пункту: ты же не можешь сообщить парням посреди футбольного матча, что это благодаря диете «Беверли-Хиллз» ты в прекрасной форме.

Вот почему палеолитическая диета так нравится парням. О ней можно говорить без смущения - и не только потому, что основу рациона составляет мясо (благодаря необходимости отказаться от хлеба и круп, бобовых, картошки, молочного и сахара). Просто ты можешь делать вид, что живешь как настоящий пещерный человек. Человек, который охотился на мамонтов, а вместо обсуждений бил оппоненту в глаз.

Смешно смотреть на современные диеты, рассчитанные на неженок. Эксперты по палеодиете (палеодиетологи) говорят, что наш организм рассчитан на употребление лишь той еды, которую мы можем добыть охотой или собирательством -именно этим жил человек на протяжении 185 тысяч лет. И пещерные люди были в отличной форме!

Но и у этой диеты есть некоторые проблемы. Во-первых, мне приходилось видеть скелеты древних людей - так вот, ни одна из девушек месяца PLAYBOY ни разу не упоминала о том, что ее заводят «низенькие, волосатые, вонючие парни, не имеющие собственного жилья». Во-вторых, наши предки наслаждались мясом, когда получалось им разжиться, а в остальное время жевали сомнительные грибы, от которых начинались галлюцинации. Большинство людей каменного века могли бы с уверенностью заявить, что их диета называется «Умори себя голодом до смерти».

Конн Иггульден. Война роз. Буревестник

Конн Иггульден. Война роз. Буревестник
1443 год. Близится к концу Столетняя война. Силы Англии истощены, а на престоле сидит Генрих VI – бледная тень своего прославленного отца, безвольный правитель, постепенно скатывающийся в пучину безумия. В Англию стекаются оборванные беженцы из отбитых французами земель, одно за другим вспыхивают восстания, мятежники угрожают захватить Лондон. А тем временем лорды из династий Ланкастеров и Йорков готовятся вцепиться друг другу в глотки за право носить корону. Это преддверие долгой и кровавой игры, ставка в которой – английский престол. Над страной разгорается зарево войны Алой и Белой розы…

Глава из книги:

Внезапность – великая сила, подумал Томас. Она ощущается подобно монетам в ладони: весомая и ценная, но дважды не потратишь. Ему не раз доводилось видеть французских солдат, но никогда еще не маршировали они такими стройными рядами, как сейчас, по главной дороге южного Мэна. Те, с которыми он сталкивался в юности, представляли собой банды нищих – жалких, голодных, одетых в рваное тряпье, которое им удалось где-нибудь стащить. В неподвижном воздухе отчетливо звучали голоса французов, распевавших песни. Томас в негодовании потряс головой. Эти звуки оскорбляли его до глубины души.

В английскую армию солдаты набирались из жителей беднейших кварталов Лондона, Ньюкасла, Йорка, Ливерпуля и других городов, из шахтеров, крестьян и подмастерьев, которые лишились работы, поссорившись со своими хозяевами, и которым некуда было идти. Сам он пошел воевать добровольцем, но было много таких, кто не мог устоять перед соблазном в виде лишней кружки эля, когда через деревню проходили вербовщики. В любом случае, как бы ты ни оказался в армии, обратной дороги не было, что бы там ни воображал о планах на жизнь. Дезертиров нещадно вылавливали – пожалуй, это было единственное в армии, что работало как следует.

Безбашенные красавцы

Дэвид Духовны

Дэвид Духовны стал одним из символов Великой сериальной революции. Он играл ещё в «Твин Пике» - первом из великих сериалов - прообразе той сериальной культуры, которая возникла значительно позже - в 1999 году.

Великая сериальная революция произошла в 1999 году, когда американский телеканал HBO запустил телесериал «Клан Сопрано». Слово «интеллектуальные» стоит употреблять в кавычках, так как несёт оно в себе оценочное суждение. Может для человека, читающего Канта в оригинале, ничего интеллектуального вообще ни в каком сериале не существует, а для какого-нибудь пещерного человека и «мыльные оперы» покажутся примером интеллектуализма.

Иван Иванов. Любовь и хоббиты

Иван Иванов. Любовь и хоббиты
Если ростом вы не выше пятилетнего ребенка, у вас волосатые ноги и болезненная тяга к круглым предметам, значит, скорее всего, вы – хоббит. Если у вас на лице зеленые заросли, нос-булыжник и странное желание навести порядок в норе, то, вполне возможно, вы – укушенный хоббит. Добавьте к этому противоестественную влюбленность в человеческую девушку Алину Сафину, внезапную связь с иностранной бородатой женщиной, компанию гениального, слегка повернутого друга и его робота по имени Вильгельм Рентген, и получите стопроцентного хоббита Боббера! Все, что вам нужно – стать профессиональным оборотнем, затмить славу командора Алекса Орлова, и, конечно же, обратить на себя внимание прекрасной Алины. Абсурд? Ну почему же… Ведь шеф согласился дать вам пробное задание! Сдуру…

Отрывок из книги:

Резкий стук в дверь прервал приятное течение моих новых, далеких от обычных хоббитских мыслей. Билль ворвалась в нору с криком: «Ой, Боббер, что сегодня было, что было!!!». Топот маленьких ножек докатился до гостиной, и вот, пожалуйста… вместо родного брата, быстро запихивающего в рот последний кусочек торта, сестра узрела чудище, про которое спешила ему рассказать. Билльбунда вся обмерла. Ее лицо менялось, как растворы в пробирках Урмана, оно было: полностью бледным, целиком красным, белым с розовыми пятнами, вытянутым сверху вниз, скомканным в одну точку, растянутым слева направо. Сестра соображала со скоростью звука. Трудно сказать, о чем беспокойная малышка успела подумать. Спустя полминуты это было неважно.

Невероятный Чак-трудоголик

Чак Лорри

Что общего у сериалов «Теория Большого взрыва», «Два с половиной человека» и «Дарма и Грег»? Герои первого смотрят мультфильм «Ошикуру: демон-самурай», музыку к которому написал персонаж Чарли Шина из второго. А когда в 9-м сезоне «Двух с половиной человек» дом Чарли выставляют на продажу, потенциальными покупателями оказывается знакомая семейная пара - Дарма и Грег.

На самом деле общее у них одно - все три придумал сценарист и продюсер Чак Лорри, король ситкомов, телевизионный рекордсмен: четыре его шоу идут одновременно по сей день и все четыре входят в двадцатку самых рейтинговых на американском ТВ. Это уже упомянутые «Теория Большого взрыва» и «Два с половиной человека», а ещё «Майк и Молли» и «Мамочка». И это притом, что «Теория» и «Два с половиной» слегка подрастеряли былой запал за долгие годы, а последний ещё лишился главной звезды - Чарли Шина, чей шумный уход из сериала сам по себе превратился в фарс и послужил источником вдохновения ещё для одного ситкома - «Управление гневом». Чарли Шин из своей жизни сделал комедию - обхохочешься.

Владислав Выставной. Кремль 2222. Транспортное кольцо

Владислав Выставной. Кремль 2222. Транспортное кольцо
Недавнего героя и спасителя Кремля Книжника изгоняют по наветам врагов. Остаться одному в мрачных руинах Москвы для него равносильно смерти, но Книжник знает о беде, нависшей над городом. Призрак Последней войны возник из прошлого, чтобы погрузить этот мир в огненную бездну.
Что делать? Бежать, прятаться, молиться? Или забыть несправедливость – и принять на себя первый удар?

Отрывок из книги:

Клановая крепость Ззаргов была видна издалека. Пожелай хвастливые муты скрыть местонахождение своего логова, то выбрали бы место поскромнее. Ведь трудно найти более вызывающее здание, чем величественная «высотка» на Смоленской площади.

Отряд остановился в нескольких кварталах, разумно предположив, что на пути может оказаться патруль нео, неизменная «десятка».

– Ну, что там? – выглядывая из укрытия, шепотом спросил Книжник.

– Может, я на разведку сбегаю? – немедленно предложила Молния.

– Погоди, – Тридцать Третий вглядывался в даль ост-рым, как продвинутая оптика, взглядом. Так оно, в общем-то и было, зрение кио искусственно улучшено по сравнению с человеческим. – Мы же не воевать с ними пришли, чтобы вот так, исподтишка. Мы пришли договариваться.

Это было непривычно – в открытую идти к нео, да еще и с таким сомнительным предложением. Никогда не знаешь, чего ожидать от мутов. Муты есть муты. Мутные они.

Грег Иган. Отчаяние

Грег Иган. Отчаяние
Недалекое будущее, 2055 год. Мир, в котором мертвецы могут давать показания, журналисты превращают себя в живые камеры, генетические разработки спасают миллионы от голода, но обрекают целые государства на рабское существование, а люди, бегущие от цивилизации, способны создать свой собственный остров – анархическую утопию под названием Безгосударство – таково место действия романа «Отчаяние».

После долгих съемок спекулятивно-чернушных документальных фильмов о науке для канала ЗРИнет репортер Эндрю Уорт чувствует себя полностью измотанным. Настолько измотанным, что добровольно отказывается от потенциальной сенсации – съемок фильма о новом загадочном психическом заболевании под названием Отчаяние. Вместо этого он берется за менее престижную работу – материал о гениальной женщине-физике Вайолет Мосале. Мосала получила Нобелевскую премию в 25 лет и вот-вот огласит свою версию теории всего, пытающейся свести воедино все прочие существующие научные теории. Уорт еще не знает, что за Мосалой ведет охоту некая таинственная и влиятельная секта и что, возможно, созданная ею теория способна уничтожить привычный миропорядок. Задание, за которое Уорт взялся для разрядки, внезапно перестает казаться таким уж легким…

Глава из книги:

От конечной остановки трамвая мы пошли на север, по зеленовато-серой мраморизованной равнине, местами еще хранящей следы коротких ветвистых трубочек. Подумать только, десять лет назад это были постройки живых коралловых полипов. Все равно как идти по окаменелым останкам культурного слоя сороковых – громоздким устаревшим ноутбукам, ультрамодным еще недавно нелепым туфлям, превращенным в минерализованный абрис. После городской мостовой мне казалось, что камень слегка пружинит под ногами, но ботинки не оставляли на нем вмятин. Интересно, он влажный? Я нагнулся потрогать – нет, сухой. Вероятно, чуть глубже проложена пластиковая пленка для защиты от испарения.

Харлан Кобен. Ловушка

Харлан Кобен. Ловушка
Журналистка Уэнди Тайнс уверена: социальный работник Дэн Мерсер — растлитель девушек-подростков, а если доказательств для его разоблачения не хватает, значит, надо их найти.

Однако что-то в задуманной Уэнди операции идет не так. Сначала Мерсера убивают, а тело его исчезает.

Уэнди начинает собственное расследование…

Глава из книги:

Цель номер один для следователя Фрэнка Тремонта и шерифа Микки Уокера — найти связь между растлителем малолетних Дэном Мерсером и пропавшей Хейли Макуэйд.

Телефон последней пока принес мало пользы — ни новых сообщений, ни писем, ни звонков, однако Том Стэнтон, молодой коп из округа Сассекс, имевший кое-какой опыт в работе с техникой, продолжал копаться в аппарате. Впрочем, с помощью слезливого Тэда и стальной Марши вскоре выяснили: Хейли училась в средней касселтонской школе в одном классе с Амандой Уилер, приемной дочерью Дженны Уилер, прежней жены Дэна. Сам Мерсер сохранил дружеские отношения с бывшей и, предположительно, проводил в ее доме много времени.

Связь.

Уилеры сидели напротив Тремонта на диване в гостиной своего стандартного двухэтажного дома. Судя по распухшим векам, Дженна недавно плакала. Это была миниатюрная женщина с крепким, видимо, хорошо знакомым со спортом телом — эффектным, если бы не заплаканное лицо. Ее муж Ноэль, как выяснил Тремонт, возглавлял отделение кардиохирургии в медицинском центре «Вэлли». Длина его буйных темных волос скорее подходила концертирующему пианисту, чем врачу.

Бутылка с острова Трук

бутылки макаревича

Андрей Макаревич - о сакральном предмете из его коллекции.

Бутылка, как ни верти, сакральный предмет. Даже невзирая на сегодняшнюю разовость её использования. (Это сейчас! Молодые уже не знают, что такое очередь в пункт приёма стеклотары! Мы-то помним.) Потому что бутылка содержит в себе нечто вожделенное - будь то вино, духи или святая вода. Сопровождая человечество на протяжении почти всего его пути, бутылка чутко улавливала дух времени, его настроение и эстетику. Это ведь невероятно интересно - время, застывшее в стекле! А если ещё и этикетка цела. ..И я уже сто раз говорил себе - остановись, нельзя объять необъятное, не соберёшь ты все бутылки на свете, и ставить их тебе уже некуда, а увижу ещё одно стеклянное письмо из прошлого - и ничего не могу с собой сделать.

Татьяна Полякова. Выйти замуж любой ценой

Татьяна Полякова. Выйти замуж любой ценой
Мое самое страстное желание – удачно выйти замуж. И вот я у заветной цели – после продолжительного романа мой шеф Юрий наконец-то сделал предложение руки и сердца. Не зря я потратила на него полтора года. И тут судьба подставила мне подножку – наутро после вечеринки я проснулась в постели с симпатичным молодым человеком. Но им оказался вовсе не Юрка. О боже, как это меня угораздило?! Ко всему прочему нас в квартире было трое. Я, Платон Протасов и неизвестная женщина, которую мы обнаружили на кухне с ножом в груди. Теперь жениху точно станет известно о моем адюльтере! Но что такое не везет, я узнала на следующий день, когда нашла еще один труп – теперь уже в собственной квартире, мало того, прямо в моей постели…

Отрывок из книги:

В мою квартиру мы вошли вместе, я здраво рассудила, что одной мне там пока лучше не оставаться. Не успела я сбросить туфли, как зазвонил мобильный, я взглянула на дисплей и глухо простонала. Мама. Проще всего было не отвечать… тем самым лишь продлив мучения. Глубоко вздохнув, я ответила.

– Ты где? – сурово осведомилась мама.

– Дома.

– Да? А что это твоя соседка болтает о полиции и каком-то трупе… Значит, труп все-таки был?

– Был.

– Откуда он взялся?

– Вот сейчас следователи это и выясняют.

– Если ты не прекратишь вести себя как последняя дура…

Могучие Гуччи

удачный шоппинг
История бренда «Гуччи» - это душераздирающая сага, как отцы-основатели создали бизнес, а потомки пустили его под откос. И хотя дело Гуччи живёт и процветает, но это - уже без представителей славной династии. Их персоны больше в деле не участвуют. А что, собственно, произошло?

Над историями бизнес-кланов мировые классики задумывались не раз. И Томас Манн в «Будденброках», и Джон Голсуорси в «Саге о Форсайтах», и Мартин Скорсезе в «Крёстном отце» помогли миру освоить мысль, что даже внутри одной семьи каждый человек есть и пребудет отдельной планетой. Одному интересно бухгалтерские книги перечитывать, другой упорно бренчит на банджо. И с фактом этого разнообразия приходится считаться. Избавляться от «паршивых овец», гнать взашей неверных жён, делать выбор в пользу преданных, но нелюбимых. А всё зачем? Чтобы сохранить Дело. Но иногда получается, что Дело с большой буквы свято лишь для одного человека - для того, кто начинал его с чистого листа.

Отец будущего бренда носил весёлое, как резиновый мячик, имя Гуччио Гуччи и был земляком Данте Алигьери - оба они родились в городе-цветке Флоренции. Флоренция, вотчина Медичи, кроме художников, поэтов и меценатов славилась также кожевенниками, и первый бизнес, который мог позволить себе Гуччио Гуччи, состоял в производстве уздечек и прочей лошадиной утвари. Но отцовская лавка была маленькой и, по сути, чужой, заказы не сыпались на голову, и уже не мальчиком, но 30-летним мужем Гуччи-младший, всё обдумав, отбывает в Лондон. Там он находит совершенно бездарную работу: сперва лифтёром, потом коридорным. Зато где? В самом «Савое»! Здесь перед носом Гуччио разворачивалась картина эпохальная: Цезарь Ритц ставил на ноги гостиничную империю «Ритц-Карлтон». Строить её Ритц начал с «Савоя» в Лондоне, ибо англичане всегда маялись любознательностью, не пугались крутых маршрутов и при этом готовы были хорошо платить за свой чай с молоком. Путешествие в начале века было для не бедных людей, для них Ритц и старался: менял свечи на электричество, запускал лифты Otis, ставил прототипы телефонов, нанял лучшего французского шеф-повара. Закончил Цезарь Ритц грустно: после того как некая коронованная особа проплыла мимо его отеля, даже ручкой не помахав, основатель натурально лишился разума. Но «Ритц-Карлтон» он таки создал. Взять, к примеру, лондонский «Савой». Этот отель-легенду с видом на Темзу, в двух шагах от «Ковент-Гардена», кто только не осчастливил! «Сьютом Моне» именуются номера 512 и 513 - в честь живописца, больше года любовавшегося из их окон Темзой. Здесь за белым роялем играл Фрэнк Синатра, среди мебели XVIII века разгуливали Чарли Чаплин и Гарри Трумэн, английский король Эдуард VII полёживал в кресле у камина. Покуривали кто трубку, кто папироску Уинстон Черчилль и Марлен Дитрих. Элизабет Тейлор, Мэрилин Монро и Элтон Джон упивались коктейлями знаменитого American Ваг. Вот в каком сказочном месте служил Гуччио Гуччи.