понедельник, 10 февраля 2014 г.

Андрей Альтанов. Зона Посещения. Тропами теней

Посещение оставило на поверхности Земли шесть аномальных язв. Каждая из Зон оказалась уникальной, но пять из них объединило одно - на запретные земли нескончаемым потоком хлынули исследователи и сталкеры. И, как следствие, все эти Зоны быстро разведали и разграбили.

Но что делать с Зоной, абсолютно смертельной для человека? Какую тайну хранят полупустынные земли, где люди растворяются в воздухе, едва прикоснувшись к их границе? Что спустя десятилетия ищет единственный вернувшийся оттуда сталкер? И зачем он вновь пересекает призрачный Рубикон, взяв в попутчики странного незнакомца?

Отрывок из книги:

Мощный удар пневматического ускорителя отправил трехтонный добывающий грейфер за пределы нормального мира. Поеденное ржавчиной металлическое устройство зазвенело от вибрации и полетело по баллистической траектории. Гул металла исчез сразу же, как только сложная инженерная конструкция пересекла границу двух реальностей. Слегка оплавленный аномальными воздействиями ковш завершил свой полет и упал в пятистах метрах за границей преломления. Вся его рабочая добывающая поверхность вгрызлась в землю.

Брызнули маслом разбитые шарниры. Ряды катков с «гусеничной насечкой» уперлись в породу и слегка приподняли механизм, переводя его в тралящее положение. Спустя какие-то секунды за сортирующей площадкой выгреба загудела мощная лебедка, приводящая в движение механизмы зонного грейфера. Тяжелая конструкция медленно поползла назад, загребая с поверхности аномальной земли все оставшиеся инопланетные артефакты, визуально неразличимые со стороны нашего нормального мироздания.

Саймон Себаг-Монтефиоре. Молодой Сталин

Семинарист, герой-любовник, террорист, поэт, метеоролог, пират, охотник — и это далеко не все обличья Сталина, еще не ставшего тираном. Всегда ли в нем дремал безжалостный диктатор, способный уничтожить миллионы людей? Почему именно на него пал выбор истории? Каким видели Сталина современники, которые его еще не боялись? Чтобы ответить на эти вопросы, британский историк Саймон Себаг Монтефиоре разыскал уникальные архивные документы и восстановил дооктябрьский период жизни советского вождя, тщательно фиксируя каждый шаг на пути к кремлевскому трону.

Книга “Молодой Сталин” Монтефиоре, увлекательная, взвешенная и во многом неожиданная, вызвала широкий читательский отклик и стала мировым бестеллером. Она добавляет важные черты к портрету, созданному автором в предыдущей биографии — “Сталин. Двор Красного монарха”.


Отрывок из книги:

Введение

“Все молодые люди одинаковы, — говорил Сталин, — зачем писать... о молодом Сталине?” Но это не так: он всегда отличался от других. Его юность была полна драм и приключений, она была необычной. Когда в старости он размышлял о загадках своей молодости, то думал уже по-иному. “Нет и еще не было таких секретов, которые не стали бы впоследствии достоянием всех”, — рассуждал он. Для меня как для историка, который приоткрывает завесу над его подпольной жизнью вплоть до появления в новом советском правительстве в качестве одного из главных сподвижников Ленина, эти слова совершенно верны: многие его секреты теперь могут быть раскрыты.

Путеводитель по граням дружбы

Имя Владислава Петровича Крапивина известно сейчас почти каждому читателю, чьё детство пришлось на любые годы от шестидесятых до наших дней. На его книгах выросло уже не одно поколение, но пишут о творчестве Крапивина до сих пор редко — то ли произведения говорят сами за себя, то ли критикам слишком сложно определить, к какому жанру отнести его многочисленные повести. Для сказок они слишком реалистичны, для детских книг чересчур серьёзны, для взрослых — несолидно-романтичны... Сами же романтики всех возрастов читают книги Крапивина взахлёб и знать ничего не желают о мучениях литературоведов.

Когда в конце 1980-х Крапивин начал постепенно подбираться к циклу о Великом Кристалле, его столь же неуверенно записали в фантасты. И если первая повесть из этого цикла — «В ночь большого прилива» — больше напоминает сказку, то в «Голубятне на желтой поляне» уже сеть все признаки НФ: и путешествие на космическом корабле, и персонаж-робот, и даже путающие таинственные пришельцы... Но даже в фантастических декорациях Крапивин остался верен своей вечной теме: рассказывал о детстве, о его нехитрых радостях и тайных страхах - и, конечно, о ребятах, готовых на всё ради дружбы.

Первый роман основного цикла — «Выстрел с монитора» — вышел в 1988 году, а закончилась история в 1991-м «Сказками о рыбаках и рыбках». Все книги рассказывали об одной и той же компании ребят — «Пограничников», научившихся ходить по граням Кристалла, но в центре истории каждый раз был новый персонаж — и его глазами автор показывал читателям ещё один мир.

Пауль Низон. Мех форели

«Мех форели» — последний роман известною швейцарского писателя Пауля Низона. Его герой Штольп — бездельник и чудак — только что унаследовал квартиру в Париже, но, вместо того, чтобы радоваться своей удаче, то и дело убегает на улицу, где общается с самыми разными людьми. Мало-помалу он совершенно теряет почву под ногами и проваливается в безумие, чтобы, наконец, исчезнуть в воздухе.

Отрывок из книги:

Может, следовало рассказать Кармен о кончине тетушки? Хотя зачем, собственно? Разве мне известно, что принесет грядущее? Кармен, наверно, обиделась, что я вроде как выставил ее за дверь? Ведь, предложив навести чистоту, она ничего плохого в виду не имела. Конечно, я бы должен навести чистоту. Но не хочу. Потому что предпочитаю, чтобы квартира оставалась тетушкиной? Не могу считать ее тетушкиной и все же немного прибрать? Постель-то я застилаю, по крайней мере время от времени. Ни к какому выводу я так и не пришел, во всяком случае пока. Разве кому-то известно, что принесет грядущее? Может, я опасаюсь, что, наведя чистоту, сделаю квартиру своей? Тетушка исчезнет, и я останусь один? Тогда я определенно не смогу больше утверждать, что мне там нечего делать.