пятница, 15 августа 2014 г.

Номер на двоих с луной

Номер на двоих с луной
— И всё-таки, сеньор Карамболь, как вы полагаете, кто кого придумал, мы их или они нас?
— Мне кажется, это был обоюдный процесс.
— То есть?
— То есть, обоюдный процесс. Мир не может существовать сам по себе, должен быть кто-то, кто этот мир придумает.
— То есть, некая высшая сила?
— Ну, никаких высших сил не существует, поэтому, чтобы жить, миры должны придумывать друг друга. Обоюдно. Взаимно. И чтобы жил человек, его должен кто-то придумать… за пределами его мира. Отца и матери здесь недостаточно.
— На основании чего вы сделали такой вывод?
— Ну, взять хотя бы пары… двух воображаемых друзей. Если один из них погибает, другому не жить.
— Я раньше думал, что это только если человек умирает, то его друг тоже.
— Не только. Множество примеров, когда…

Дэвид Перльмуттер. Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью

Дэвид Перльмуттер. Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Многие из нас слышали о вреде жирной или жареной пищи, о вреде мяса или молочных продуктов. Но то, что углеводы (сахар, хлеб, крупы, макароны, рис) разрушают наш мозг — неожиданная новость.

Автор книги — известный невролог и специалист по вопросам питания Дэвид Перлмуттер за годы практики установил связь между тем, что мы едим, и работой нашего мозга. Он доказал, что проблемы с памятью, стресс, бессонница и плохое настроение лечатся отказом от определенных продуктов питания. Тем, кто не страдает подобными проблемами, правильная диета поможет сохранить хорошее самочувствие и остроту ума.

С помощью данных последних исследований в области неврологии и случаев из своей практики автор доказывает, что здоровье мозга в наших руках.

Эта книга для тех, кто уделяет внимание своему здоровью и хотел бы жить долгой, активной, полноценной жизнью; для тех, кто задумывается о связи питания и качества жизни; для тех, кто хотел бы забыть о том, что такое головная боль, иметь хорошую память и острый рассудок.

Глава из книги:

НЕПЛОДОТВОРНЫЙ СОЮЗ, или мозг в сахаре

Теперь давайте посмотрим, что происходит, когда вы заваливаете мозг сахаром. Мы постоянно слышим о взаимосвязи между сахаром и диабетом, ожирением, сердечно-сосудистыми заболеваниями, ожирением печени, риском развития рака и т.д. Но какова связь между сахаром и дисфункцией мозга?

Золотая орда

Золотая орда

Как прожить в семье нелегальных золотоискателей в Монголии, научиться добывать золото, отгонять мух навозом и чуть не жениться на семилетней девочке.

Стоит в Монголии сказать «ниндзя», как все сразу понимают, о ком идет речь. Так здесь называют нелегальных золотоискателей, колесящих по степи на старых мотоциклах и промывающих золото, по старинке, в зеленых пластиковых тазах, которые они носят за спиной. Собственно, благодаря этим тазам, напоминающим о панцырях черепашек-ниндзя, монгольские золотоискатели и получили свое имя. Я загорелся идеей познакомиться с ними, нашел в Улан-Баторе водителя, который знал, как их найти, и отправился на поиски.

Путёвка

Путёвка
Доктор всё больше хмурился и повторял одно и то же междометие: «М-да».

— Что «м-да»? — в конце концов не выдержал Бойк.

— Ваше дело дрянь, голубчик.

— Я понимаю, что до идеальной формы мне далеко, но нельзя ли поконкретнее?

— Пожалуйста: организм изношен, нервы ни к черту, мозги набекрень. Продолжать?

— Не надо. Лучше скажите, что делать.

— Полная релаксация.

— Какая релаксация!? Я же не покончил с Дреем!

— Голубчик, вы сейчас не то что с Дреем — с мухой не сможете покончить.

— Но я даже не спас Илону!

— Если вы не спасёте своё здоровье, то ни вы не будете нужны Илоне, ни она вам.

— Нет, без Илоны мне не нужен никакой отдых, — твёрдо заявил Бойк.

Доктор оторвал взгляд от анкеты и неожиданно подмигнул:

— Скажу по секрету: Илона уже там.

— Точно?

— Не сомневайтесь.

— Так что вы там говорили про релаксацию?

Возвращение зверя

воскрешение неандертальца
Одно спасение для дряхлого человечества - воскрешение убитого нами неандертальца.

Я знаю, что я зверь. И меня, в отличие от Маугли, шакалы никогда не обзывали человеком. Какой бы ни была жирной жизнь, я всегда хранил в себе эти звериные гены, понимая, что однажды они пригодятся. И этот час пробил. Я узнал о мощном эксперименте, от которого у многих набухнет яремная вена!

Знайте и передайте соседям - грядет встреча с убитым нами же когда-то нашим древним братом - неандертальцем. Видимо, это его в Библии называли Авелем.

Это он был съеден нами, высосавшими его жирок из суставов, а его косточки были выкинуты в компостные ямы. Было это в далекие времена неолита.

Но теперь из этих неолитовых подземелий наш съеденный родственник поднимает свою сучковатую длань.

- Привет, братишка! - кричу ему я. - И прости за прошлые грехи. Мы погорячились, когда прикончили твой род. Но теперь ты будешь в полном порядке.

А он... А что он может сказать после тысячелетий вынужденного молчания?

Похвала лжи

мыльная ложь
Как следует правильно, красиво и с упоением лгать.

Думаю, это случилось сразу, как человек слез с дерева. Сразу после того, как понял: этот мир его решительно не устраивает. То есть мир-то, может, еще ничего, но с той ролью, которая отводится в нем ему, смириться было невозможно.

Повышая обезьяну до человека, Господь вручил ей штангенциркуль рационального мышления и флакон мыльных пузырей с надписью «Воображение». Человек распрямился, побрил грудь и плечи и пошел на штурм своей судьбы, вооруженный только этими инструментами. Результат можно увидеть, выглянув из окна; однако неизвестно, какой из даров пригодился человеку больше.

Прикладывая к неправильным углам необузданной и не предназначенной в общем для него Вселенной свой штангенциркуль, человек все более ясно понимал: тут надо что-то менять. Кривовато сделано-то. Тут перепланировочка нужна, и вот тут, а по-хорошему бы снести все и построить заново. Человек затребовал у Бога чертежи, но тот уже был в отпуске, и человеку пришлось все самому разбирать, на коленке. На это ушло некоторое время, и по ряду вопросов до сих пор нет никакой ясности. Пришлось методом проб и ошибок; и кое-что получилось ведь - вот оно, здание цивилизации, стоит всем на загляденье. Ноют некоторые, что планета на такую нагрузку не рассчитана, что вот-вот просядет, но это все пораженцы. Мы, между прочим, без чертежей работали. У вас в квартире когда таджики по наитию пол сверлят и стены сносят, тоже ведь не без эксцессов, так? Это я для доступности.

Смотрите следующую серию

сериалы
Почему совсем скоро все каналы, ну или почти все, будут показывать только сериалити.

Я не смотрю телевизор! Кого ни спроси - никто не смотрит телевизор. При этом все знают, что вчера стояло в сетке и что телевидение само по себе, вообще-то, полное дерьмо. Остается только догадываться, как люди узнают об этом.

А я вот телевизор смотрю. Более того, у меня дома два телевизора. Один, большой, в гостиной - здесь я смотрю футбол. Второй - в туалете. Да-да, вы ничего не перепутали, в ванной комнате в зеркало встроен экран. Здесь у меня нет декодера, поэтому работают только федеральные каналы. Порой, садясь на унитаз, я включаю вживленный в зеркало экран, что очень помогает, скажу я вам, процессу. Новости посмотришь, и только и остается, что обосраться.

Теперь серьезно. Почему я смотрю телевизор? Все очень просто: мне интересно наблюдать за его увяданием, или трансформацией, это как вам угодно. Телевидению, таким, каким мы его знаем сейчас, осталось недолго. Телик меняется на наших глазах, совсем скоро по всем без исключения каналам будут показывать исключительно сериалити. Почему? Потому что большинству (даже тому, которое считает себя продвинутым меньшинством) этого очень хочется. Давайте по пунктам.

Сериалити придут не сразу. Первым делом нам предстоит переболеть вирусом, который поразил Запад лет пять назад. Собственно, многие из нас уже подхватили его. Имя этому вирусу - «сериал», одна из самых совершенных телевизионных форм. От нее выигрывают все - и производители, и потребители. Во всяком случае, пока. Ну на кой черт, скажите пожалуйста, производить дорогостоящие программы, которые все равно никто не смотрит, если можно снять многосерийный фильм? Более того, зачем самому снимать сериал, если можно купить старый?! Вы будете смеяться, но в России «Улицы разбитых фонарей» до сих пор делают хорошую долю. К чему маленьким каналам вымучивать новые форматы, зачем изобретать велосипед, если можно поставить в эфир «Дикого ангела» и спокойно пожинать плоды собственной проницательности? Вы, конечно, скажете, что плохие сериалы не смотрите, что смотрите только хорошие, но это отношения к делу не имеет. Это, как говорил мой преподаватель лингвистики: «Те же яйца, только вид сбоку».

У нас длинные руки

рюмка
Как правильно воровать в заведениях, оставаясь в глазах окружающих приличным человеком.

Увидел - и прострелило: жить без него не могу! За столом продолжали говорить, смеялись, а я весь был в нем. Пространство сжалось до блеска гнутой линии. Что-то перламутровое, какой-то узор, какая-то тайна. Подобного со мной никто не делал. Стыд ушел. Я потянулся и накрыл его ладонью. Прохлада окутала лилиями. Мой. Ты - мой. Будет теплый вечер, огоньки за окном, лед в бокале, комната, совсем прозрачная от музыки Малера. И ты.

Дома я разглядывал нож с туповатым чувством свершившегося оргазма. Ну ручка, ну резная, ну лезвие, да, блестит. Попробовал порезать хлеб - ни фига. Тупой. И чего дальше? А ничего. Кухонный ящик, прими раба твоего.

Я мог бы сослаться на провалы в памяти, надуть флера, но нет. Все двадцать три ножа за последние три года были вынесены мной из московских ресторанов в совершенной осознанке. Тот первый, который я назвал Перламутровый Обморок, положил начало череде невероятных афер, предлогов, просьб пересесть, заказов дополнительных блюд (потому-что-к-маслу-такой-а-к-мясу-другой) и немыслимых поз за столом. Клептойога стала прорывом в моем сознании: если положить локоть этак, а ногу занести так, да развернуть корпус на тридцать градусов влево, то идеальная точка обзора на сервировку - только от барной стойки, а там никого. Золотое правило йоги - не морщить лоб, это придает любому действию ноту высшего порхания. Все смотрят только на твой лоб. Лоб излучает истинное блаженство, пока под его сенью творится история. Чаевые я оставлял большие и тем самым оправдывал себя.