воскресенье, 17 ноября 2013 г.

Всеволод Кшесинский. Страсти по Вечному городу

«Страсти по Вечному городу» — не только роман, но и путеводитель по самым нехоженым тропам Рима. Вашими верными и компетентными гидами станут забавные персонажи — от знойных аборигенов и переселенцев, ставших римлянами больше, чем сами римляне, до русских туристов, которые, подобно главной героине Лёке Ж., сметают все на своем пути похлеще извержения вулкана. 

Отрывок из книги:

— Вставай, алкоголик! — услышал я Лёкин голос и почувствовал толчок в бок.

Опять? И что, так будет начинаться каждый мой день в Риме? Одно из двух: или я сойду с ума, или действительно ее прибью.

Коленка, которую Лёка Ж. расшибла мне вчера в кровь, повалив на тротуар, ныла, как больной зуб. Как ей удалось повредить мне то же самое колено, на которое она покушалась на холме Яникул! Кажется, Лёка Ж. наконец-то добилась своей цели и вывела меня из строя.

— Отстань, — дружелюбно попросил я, не открывая глаз.

— Вставай, — не унималась Лёка Ж. — Скоро Гарик приедет.

Мне пришлось разомкнуть сонные веки, чтобы посмотреть на Лёку Ж. с надлежащим укором.

— Вот и езжай с ним. А я, после того как ты окончательно сломала мой опорно-двигательный аппарат…

— Так я поэтому и позвонила Гарику, — перебила Лёка Ж. — Он заберет нас и будет возить весь день, чтобы ты пешком не ходил. А еще Гарик обещал какой-то сюрприз… Иди принимай душ, а я сделаю тебе кофе.

Питер Робинсон. Плохой парень

Стоило старшему инспектору Бэнксу уехать в отпуск, как в его отделении полиции начинаются проблемы. В спальне у подруги его дочери обнаруживается незарегистрированный пистолет, при попытке изъять оружие погибает невиновный человек. Тем временем замещающая Бэнкса (и не совсем безразличная ему) инспектор Энни Кэббот неожиданно застает у него дома дочь Бэнкса Трейси вместе с неизвестным молодым человеком, а тот открывает огонь и ранит инспектора Кэббот. Похоже, Трейси связалась с плохим парнем. Теперь отцу и его подчиненным предстоит, рискуя жизнью, вызволять ее из лап обезумевшего преступника.

Отрывок из книги:

Суперинтендант Жервез заняла кабинет своего предшественника, что и подобало ей по должности, и теперь, отметила Энни, комната больше не напоминала склад антикварной мебели, как это было при старине Гристорпе. Стало просторнее и светлее, ни пылинки, ни соринки. Пастельно-голубая краска на стенах зрительно расширила кабинет чуть ли не вдвое. На стеллажах — книги, имеющие отношение только к работе. (Гристорп предпочитал собрания сочинений классиков.) Между томами Жервез расставила кубки за победу в соревнованиях по выездке и фехтованию, а также семейные фотографии в серебряных рамках. На столе, где царил идеальный порядок, стоял открытый белый МасВоок. Сквозь открытое окно с улицы долетали отзвуки городской жизни: шум заводящегося двигателя, гомон школьников, лязг железных дверей фургона доставки, а еще одуряюще вкусно пахло свежей выпечкой из соседней пекарни.

Оливия Лихтенштейн. Замужество и как с ним бороться

Куда после многих лет брака уходит пылкая любовь юности и можно ли ее вернуть? А главное, стоит ли ее возвращать? Узнаваемые типажи, знакомые ситуации, достоверные характеры... Автор романа английская писательница Оливия Лихтенштейн с улыбкой говорит об очень серьезных вещах, создавая живой портрет современной женщины - сильной, уверенной в себе, но по-прежнему мечтающей о том, чтобы рядом был мужчина, готовый носить ее на руках.

Читатель найдет в книге блестящее исследование человеческой природы, сделанное с добротой и искрометным юмором, а, кроме того - несколько эксклюзивных кулинарных рецептов.

Отрывок из книги:

Бекки, прожив какое-то время вдали от Ивана, решила, что они должны бороться за свой брак и дать друг другу второй шанс. Я по этому поводу испытывала смешанные чувства. С одной стороны, это позволило мне чувствовать себя в безопасности, поскольку мои отношения с Иваном оказались как бы под контролем, но, с другой стороны, почему-то вызвало страшную ревность. Возвращение Бекки в семейное гнездо поставило перед нами еще одну проблему — нам пришлось искать новое место для свиданий, и мы стали встречаться в гостиницах. Но в большинстве отелей действуют строгие правила регистрации, никак не отвечающие нуждам женатых любовников.

— Ну почему у нас нет отелей для любовников? — сокрушалась я. — Надо нам уехать жить в Японию, там-то их наверняка куча.

После пары явных неудач — фитилей от свечек на покрывалах, грязных простыней и яростных шумных стонов из соседнего номера — Иван все-таки нашел заведение в Бэйсуотере под уместным названием «Любовники», которое и стало нашим любовным гнездышком. Отель располагался в розовом здании в георгианском стиле, заправляли им тбилисские грузины, решившие открыть гостиницу неподалеку от своего дома.

Барбара Фритти. Подарок золотой рыбки

Наследница элитного универмага "Торговый Дом Хатуэй" Пейдж Хатуэй выросла в роскошном особняке в районе Сан-Франциско. Каждый ее шаге раннего детства контролировали родители и учителя, поэтому теперь она совершенно не знает, как быть. В ее жизнь как ураган ворвался самоуверенный и нахальный Райли Макаллистер. Таких, как он, редко встретишь в магазинах подарков или музеях. Пейдж предстоит вместе с Райли пройти через испытание золотом и вопреки древнему семейному заклятью обрести силу друг в друге, а вместе с этим и настоящую любовь.

Отрывок из книги:

Рано утром в пятницу Алиса вышла из автобуса и направилась к дому матери в Китайском квартале. Она терпеть не могла пробираться по узким улочкам, зажатым жилыми домами, ненавидела извечный застоялый запах рыбы и мяса, исходивший из лавок. Мать жила в небольшой квартире, в темных комнатах которой висело облако воскурений. В памяти всплывали ночи, когда она слышала плач матери — из-за него. Из-за мужчины, который оставался для нее загадкой даже сегодня. Он был ее отцом, опозорившим их с матерью. Из-за него она, Алиса, наполовину белая, наполовину китаянка. Половина от ничего.

Подруги уверяли ее, что у нее необычная внешность — карие глаза, длинные черные волосы, неазиатский, остренький носик. Все это придавало ей экзотический шарм, но Алиса знала правду. Другая, непохожая — не значит красивая. Да, она иная. И ее внешность заставляла ее чувствовать себя… иначе. По-другому не скажешь. Собственная семья не приняла ее, особенно бабушка и дедушка. Они видели в ее незаконном рождении позор для всей семьи. Каждый Новый год у домашнего алтаря они молили о прощении грехов Жасмин, ее матери, и о том, чтобы из-за этих грехов не страдали остальные члены семьи. Молились и о ней — чтобы она не пошла той же дорогой и не опозорила семью, как мать.