пятница, 2 августа 2013 г.

Короли дорог

Как прокладывали рельсы на одной шестой земли.


Один из самых громких инфраструктурных проектов последнего времени — строительство к 2018 году скоростной железной дороги из Москвы в Казань. 800 км нового рельсового пути, локомотивы, вагоны и сопутствующая инфраструктура обойдутся, по оценке главы РЖД Владимира Якунина, почти в $30 млрд. $37,5 млн на 1 км пути могут показаться космической суммой, если не вспоминать, что сверхзатраты и сверхусилия при строительстве железных дорог — почтенная отечественная традиция. С момента появления в России железных дорог страна не жалела средств на их строительство ни государственных, ни частных.

Пограничное состояние

Анатолий Карачинский управлял крупным IT-бизнесом в позднем СССР, в ельцинскую эпоху и в нынешние непростые времена. В чем секрет его успеха?

Кризис 1998 года принес основателю компании IBS Анатолию Карачинскому очень неприятный сюрприз. Его компания тогда уже была крупным диверсифицированным IT-холдингом — занималась автоматизацией банков, являлась крупнейшим российским партнером Dell, строила сеть дистрибуции комплектующих и программного обеспечения. Каждый день количество звонков от покупателей и партнеров исчислялось сотнями, «А в эти дни в офисе стояла пугающая тишина, не звонил ни один телефон», — вспоминает Карачинский.

Он позвонил в Нью-Йорк своему знакомому в один из банков на Уолл-стрит. «Это полный коллапс, — сказал тот. — Россия кинула весь мир с ГКО, теперь в ближайшие пять лет я бы на вашем месте не рассчитывал ни на одного инвестора или заказчика». Менеджеры IBS собрались в кабинете основателя и начали расчеты. Незадолго до этого группа получила огромные по тем временам инвестиции от банков Citigroup и AIG на сумму более $30 млн. Партнеры подсчитали, что этих средств хватит, чтобы продержаться два года, потом — крах.

Карачинский, чье состояние можно приблизительно оценить более чем в $300 млн, извлек урок из той истории. Сейчас большую часть выручки его бизнес зарабатывает за рубежом (в первую очередь в США), а на родине он делает ставку на сотрудничество с «непотопляемыми» заказчиками — Сбербанком и «Газпромом» — и совершенствует софт, который позволяет государству следить за блогерами.

"Атлант" расставил сети

Как переводчик романов Айн Рэнд стал совладельцем розничных компаний с годовым оборотом около 70 млрд рублей.


«Я за собой вожу инкасатор, пять пистолетов и семнадцать автоматов» — такую песенку сочинил о ритейлере Дмитрии Костыгине разругавшийся с ним партнер. Одна из прежних его подчиненных написала роман «Реформатор», срисовав главного героя с бывшего шефа. А сам бизнесмен брал пример с героев Айн Рэнд, с перевода и издания книг которой начинался когда-то его путь в бизнесе. Знакомые с ним люди дают противоречивые оценки: «харизматик», «жесткий, циничный, умный», «человек на букву Г». Но Дмитрий Костыгин, владелец крупных долей в нескольких известных розничных компаниях России с совокупным оборотом 67 млрд рублей, непроницаем для критики: «Трактовки некоторых историй с моим участием могут быть поданы несколько драматичнее, чем казались мне».

Бывший миноритарий петербургской сети «Лента», чье состояние, по оценке Forbes, приближается к $450 млн (не исключено, что в 2014 году мы увидим его в списке 200 богатейших бизнесменов страны), ведет дела на паритете с американским миллиардером Августом Мейером и является инициатором всех сделок. «Мы долго были вместе, в том числе в бросающих вызов обстоятельствах, — говорит Мейер о русском партнере. — Результаты моего сотрудничества с Дмитрием являются выдающимися, и мы находимся на пути к аналогичным достижениям в будущем». Что за агрессивный игрок появился на российском розничном рынке?