понедельник, 28 октября 2013 г.

Тимур Лукьянов. Слоеный мир

Каждый из нас немного творец. Любой человек от малыша до старца обладает способностью мечтать, а значит, творить в своем воображении. Ведь мечта, отражая чувства и страсти человеческие, всегда складывается в формы — в мысленные образы. Любое мыслящее существо способно создавать целые образные миры, и они, в зависимости от чистоты помыслов, могут быть как возвышенно-великолепными, так и ужасающе-низменными. И едва ли мы задумываемся над этим процессом творения. Что стоит за ним, какие силы им движут, и к чему он может нас привести? Эти вопросы волнуют и автора…

Отрывок из книги:

Артем посмотрел по сторонам и спросил:

— Скажи, Слава, что это за место, где мы сейчас находимся?

— Это мое произведение, мир, который создал я сам силой своего воображения. Впрочем, каждая хорошая картина — это всегда отдельный мир.

— Откуда же у тебя такая технология? Ты что, используешь какие-то галлюциногенные краски? — Продолжал спрашивать друга Артем, и тот охотно отвечал:

— Краски — совсем не главное. Главное — это вложить в творение душу.

— Ладно, не буду выпытывать твои ноу хау. Лучше все-таки взгляни на пирамидку. — Сказал Артем, протягивая вещицу другу, и добавил:

— Не понимаю я все же, как получается, что она у меня с собой, если мы находимся в стране духов?

— Все предметы имеют свои проекции во Вселенной. Все, что находится при нас в мире Земли, присутствует и в тонких мирах в виде проекций, и даже сами наши тела — это лишь проекции, и они меняются под влиянием той или иной тонкой среды. Любая среда вносит свои изменения в энергетический спектр, по-разному преломляет его. Посмотри, как изменилась наша одежда.

Dragon Age: Мир Тедаса. Том 1

Богато иллюстрированные книги по мотивам игр, будь то художественные альбомы или энциклопедии, регулярно выходящие на Западе, до наших палестин, к сожалению, пока добираются очень редко. Одним из редких исключений стал альбом «Искусство вселенной Mass Effect», содержавший сотни концепт-артов к трем играм сериала с комментариями самих разработчиков.

Книга вышла на русском языке в прошлом году и была своего рода проверкой — найдутся ли в России покупатели для такого издания. Эксперимент, судя по всему, оказался достаточно успешным. По крайней мере. уже через несколько месяцев издательство «Белый единорог» начало собирать предзаказы на иллюстрированную энциклопедию по вселенной Dragon Age. Весной нынешнего года первый том «Мира Тедаса» появился на английском, а уже в середине лета подоспела русскоязычная версия книги.

Подобно «Искусству вселенной Mass Effect», это дорогое крупноформатное издание с массой красивых иллюстраций, которое станет настоящим украшением геймерской коллекции. Но вот по содержанию «Мир Тедаса» заметно отличается от артбука по Mass Effect, причем в лучшую сторону. В последнем текста было кроган наплакал — примерно по абзацу на страницу. А вот книга no Dragon Age уже не просто красочный альбом — это действительно самая настоящая энциклопедия, содержащая массу информации об игровой вселенной.

Эрнест Клайн. Первому игроку приготовиться

Новеллизации громких игр выходят, в том числе и в наших краях, с завидной регулярностью. А вот фантастические романы, написанные геймерами для геймеров и про геймеров. да еще на высочайшем уровне, встречаются нечасто. К этой редкой породе книг принадлежит «Первому игроку приготовиться», ставшая литературным дебютом сценариста Эрнеста Клайна. Роман вышел на Западе в 2011 году и с ходу произвел настоящий фурор. Он моментально стал хитом, удостоился престижной премии Prometheus, а компания Warner Bros. — еще даже до появления книги на прилавках — приобрела права на экранизацию. Наконец, спустя два года после публикации на английском, роман Клайна вышел и на русском языке, что дает нам отличный повод поговорить о нем еще раз — благо книга этого полностью заслуживает.

Роман переносит нас в 2044 год. Всю планету накрыла затяжная экономическая депрессия, города превратились в людские муравейники, миллионы людей проводят большую часть жизни в виртуальной реальности, а служащие крупных корпораций мало чем отличаются от рабов. В общем, наступил полный киберпанк. Но насколько неприглядна реальность, нарисованная Клайном, — настолько же уютна и притягательна придуманная им виртуальная реальность OASIS.

Изначально это была всего лишь революционная игра, созданная гением-одиночкой Джеймсом Холлидэем, образ которого навеян Ричардом Гэрриотом и эксцентричным изобретателем Говардом Хьюзом. Благодаря продвинутому шлему виртуальной реальности — эдакому Oculus Rift на стероидах — OASIS обеспечивала невиданный дотоле эффект погружения в игровой мир. OASIS озолотила своего создателя и очень быстро превратилась из простой игры в полноценную виртуальную среду, которая заменила интернет. И она стала не просто новой деловой и информационной сетью, но и настоящим раем для гиков. На бескрайних просторах OASIS были воссозданы все мыслимые вымышленные миры — от далекой галактики до Азерота, — здесь можно обзавестись собственным гигантским боевым роботом или драконом и бесплатно ознакомиться с тысячами книг, комиксов, игр и фильмов.

Первый закон игромеханики

Рэнгу вечно не везло. Спросите у самого распоследнего забулдыги в любом из припортовых баров от Денеба до Кассиопеи, кто самый незадачливый космолетчик в этом рукаве галактики, и каждый вам скажет: «Приятель, в этом деле никто не сравнится с капитаном «Бродяги» Рангом Тин!» Каких только историй не ходило о злоключениях Рэнга среди пилотов свободного флота! Особенно часто охочие до сальных баек торговцы и наемники любили пересказывать случай, когда при посадке на Иден Прайм на «Бродяге» отказали термокомпенсаторы, и температура в кабине подскочи ла градусов до пятидесяти. Рэнгу пришлось садиться по пологой траектории, чтобы уменьшить нагрев обшивки, и он промахнулся мимо космопорта. Приземлившись на площади прямо перед зданием Совета Созвездий, он не придумал ничего лучшего, чем выскочить из корабля в чем мать родила и прыгнуть в фонтан Содружества рас. Некоторые горячие головы в Совете пытались истолковать это как разжигание ксенофобии и призыв к свержению власти, но в конце концов Рэнг отделался лишением лицензии пилота на полгода за посадку на необорудованной площадке в пределах населенного пункта и штрафом за неподобающее поведение в общественном месте.

Второй по популярности была история о телбианских трулитах, которых Рэнг перевозил с Телбиана V на Анатэвир. В большинстве обитаемых миров трулиты считаются изысканным деликатесом. Слегка обжаренные в масле, эти медлительные, размером с кулак, моллюски, приобретают нежнейший вкус и запах шоколадно-апельсинового мусса. Оказавшись в условиях пониженной гравитации грузового отсека, приспособленные к телбианским трем с половиной «G», трулиты приобрели недюжинную подвижность и обнаружили, что быстро можно не только ползать. Когда Рэнг прибыл в пункт назначения, трулитов на борту оказалось раз в пять больше, чем было заявлено в грузовой декларации. Анатавиранская таможенная служба, естественно, арестовала корабль, груз и самого Рэнга по подозрению в контрабанде. В приговоре, копию которого Рэнгу торжественно вручили по окончании судебного заседания, говорилось: «Капитан, судовладелец и собственник груза Рэнг Тин добровольно согласился оплатить стоимость генетической экспертизы двенадцати тысяч трехсот семидесяти одного трулита на предмет установления степени их родства. Результаты экспертизы подтвердили, что неуказанные в грузовой декларации трулиты появились на борту судна естественным способом. В силу вышеозначенных обстоятельств суд постановляет: обвинения в контрабанде с капитана, судовладелеца и собственника груза Рэнга Тин снять и признать его виновным в разведении инопланетных организмов без оформления надлежащей лицензии». Одним словом, денег от продажи груза Рэнгу едва хватило на покрытие судебных издержек и уплату штрафа. Зато потом пару месяцев в меню всех анатавиранских ресторанов каждое блюдо из трулитов сопровождалось гордой пометкой «Генетически проверенный продукт».

Книги, которые изменили вселенные


Истинный поклонник игры пойдет на все, чтобы продлить общение с предметом обожания: купит фигуринку главного героя, с головой зароется в артбук и до дыр заслушает саундтрек. Даже книгу откроет, - тем более что рядовой роман «по мотивам» не отличается ни сложным слогом, ни глубоким сюжетом, зато может похвастаться брендовым сеттингом и знакомыми героями. Но не все готовы смириться с низведением литературы до уровня грошового «сопроводительного материала» и «вольного пересказа». Иной раз автор книги вдруг начнет рассказывать о событиях, на которые в игре не было и намека. Бывает и так, что разработчики сами передают часть сюжетных линий игры в безраздельное владение писателя. Как результат, во многих раскрученных вселенных без книг просто не разберешься.

Мудрый, и еще мудрее

— Представляете, — возбуждённо говорил один, — ведь это же гениальная мысль. Мы столько лет провели в учёбе, в научных спорах, в исследованиях, в экспериментах и практиках, что теперь обладаем почти абсолютным знанием. И в том числе, связанным с перерождением.

— Перерождение — тайна, которую знают только боги.

— Но ведь и мы знаем. Мы не просто знаем, что любой из нас может переродиться в человека, животное или растение. Я уверен, нашего мастерства достаточно для того, чтобы самим выбрать не только момент своего рождения, но и свою судьбу. Мы можем оказать человечеству громадную услугу, изменить ход всей истории, совершить прорыв в будущее. Только надо придумать, что мы хотим подарить человечеству.

Летняя жара никак не мешала двум почтенным старцам вести жаркий спор в приятной прохладе шатра. В своих диковинно расписанных халатах они восседали на высоких подушках и... спорили. Два мудреца, два посвящённых, два учителя. В их чертах улавливалось что-то общее, что-то в осанке или взгляде, который они считали мудрым и которым буравили всё вокруг. Несмотря на общность взглядов и интересов, они часто спорили о будущем человечества, о возможности влияния на отдельную судьбу и на течение всей истории. Всё чаще их споры заходили дальше.

— Хотите посягнуть на божий промысел? Не боитесь наказания? Даже враг рода человеческого не избежал его, что говорить о нас, песчинках, по сравнению с божественной волей.

— Божественная воля. Каждый человек сам должен кроить судьбу по собственной воле. Не может же господь решать всё за каждого из нас. Он дал нам свободу воли, свободу выбора, тем самым сделав творцами.

Он и она

Даже на экране визора планетолёт выглядел внушительно. Сверкающий корпус вздымался над вспомогательными сооружениями, как исполин. Его стремительные обводы порождали иллюзию, что ракета уже оторвалась от плит космодрома и вот-вот на столбе огня поднимется ввысь.

— Через несколько минут, — торжественно звучал голос ведущего, — величественный корабль разорвёт путы земного тяготения и отправится к далёкому Урану. Сейчас вы увидите человека, который будет управлять этим чудом технической мысли. Человека, уже давно и по праву именуемого всепланетным героем. Человека, облетевшего Юпитер и Сатурн, побывавшего на их многочисленных спутниках. Человека с именем, приносящим победу. Человека, который... — Ведущий запнулся, словно захлебнувшись потоками словословия. — Впрочем, я умолкаю. Вот он — Виктор Грен!

На экране появился тот, чьё имя двенадцать лет не сходило с уст восхищённых землян. Улыбка, знакомая миллиардам, смягчила несколько жестковатые черты лица.

— В такие моменты принято говорить напыщенные речи, — произнёс Виктор. — Однако постараюсь быть кратким. До свидания, Земля! Мне тебя будет очень не хватать. Но я вернусь! Он помахал рукой в камеру, повернулся и зашагал к ракете.

Явление макромасштаба

Завершение монтажа и настройки аппаратуры шумно отметили всей обсерваторией. Наш лысый директор провозгласил начало, по сути, новой эры в астрофизических наблюдениях.

Что ж, было чему радоваться.

Аппаратура позволяла отслеживать процессы, явления макромасштаба, что называется — в реальном времени, а не с запаздыванием на преодоление расстояний в миллионы и миллиарды световых лет.

Скорость фотонов в чистом вакууме отныне пределом не являлась.

* * *

Светловолосый Макс и темноволосый Алекс, хоть и принадлежали к разным отделам, но в столовой норовили сесть за один столик.

Дружили ещё с университетских лет.

— Ты не поверишь!.. — сказал Макс, орудуя ложкой. — Наблюдали исчезновение чёрной дыры! Причём, дело не в излучении Хокинга, оно ведь может длиться и длиться. Просто раз — и нет дырочки!.. Пусть и не мгновенно. Сначала падала интенсивность джетов, потом вдруг принялась таять гравитационная масса. Кто мог себе такое представить? Несколько минут — и готово. Ни взрыва, ни всплеска излучения. Вот тебе и законы физики.

— Замедлится вращение галактики, — пробормотал Алекс. — Не сразу, конечно...

— Весь отдел в трансе.

— У нас тоже есть кое-что. Поймали упорядоченные сигналы, возможно — искусственного происхождения. Темп, правда, сильно замедленный... Шеф велел помалкивать. Никому.

— Ясное дело. Могила.

Гладиатрон

Сегодня мой последний бой. Я ждал его очень долго. Быть может, годы, быть может — жизнь. В этом рабстве время давно утратило для меня стабильные формы. Оно бесконечное при томительном ожидании в камере. Искажённое — при лабораторных процедурах настройки рефлексов или диагностике имплантов. И невероятно быстрое — на арене.

В последний раз проверяю клинок. Его молекулярно заточенное лезвие мерцает красным. Ощутимо вибрирует от заключённой в нём энергии. С его помощью я верну себе свободу, верну прошлое... Память рабу ни к чему. Помимо сорокапроцентной киборгизации посвящение в гладиаторы предусматривает и ментальную чистку. Мало что осталось от прошлой жизни, лишь короткие тусклые образы. Их трудно собрать в единое целое. Но в одном я уверен точно — когда-то в моей груди билось живое сердце. Я мог чувствовать что-то ещё кроме боли и ненависти...

Сильнее сжимаю рукоять. Делаю пробный выпад, разворот. Воздух камеры сильно ионизируется. Парирую воображаемый удар и с размаху целюсь в голову собственной тени. Вспышка, громкий треск. На серой стене остаётся обугленное пятно с дымящей трещиной. Не понимаю. До сих пор мне казалось, хозяева отняли у меня все эмоции, ненужные бойцу. Но что за странное чувство теперь сжимает виски, дрожью отдаётся в челюсть? Не боль. Не страх. Что-то новое или забытое...

Слышу лязгающие шаги дроида-привратника. Пора.

Гаснут прутья — вертикальные лучи, служащие решёткой камеры. Моя камера. Три стены, нары, воронка сортира. Два крана, с водой и питательной смесью... Больше я сюда не вернусь. Следую за стальной спиной моего стража по коридору к круглой платформе телепорта. Знаю, зрители уже смотрят. Вот он, чемпион арены, идёт в последний бой. Сегодня он обретёт свободу. Вот только в жизни или смерти? Делайте ставки, господа! И они делают. Жирными пальцами тыкают в сенсорные панели, выбирая суммы. Лёжа с обнажёнными наложницами, с восторгом пялятся в экран...