четверг, 23 января 2014 г.

Саймон Скэрроу. Легион смертников

Старые боевые друзья Катон и Макрон устроили настоящую охоту за бывшим гладиатором Аяксом, чуть было не захватившим со своей армией бунтовщиков остров Крит. Но восстание подавлено, и теперь Аякс в бегах с небольшой кучкой приспешников. Однако он отнюдь не сдался, ибо им движет жгучая ненависть к Риму. А еще он мечтает убить Катона с Макроном, которые, как он считает, сломали ему жизнь. Наконец и беглец, и преследователи оказываются в Египте, не так давно ставшем провинцией Империи. Аякс прибыл сюда вовремя: на нубийской границе скапливается огромное войско местного принца, готовящегося напасть на римлян, и бывший гладиатор предлагает ему свои услуги. А двое друзей-легионеров берут на себя командование римскими когортами. Заклятые враги не могут не столкнуться вновь…

Глава из книги:

— Что за ерунда тут случилась? — спросил Макрон, оглядывая сожженные дома и лежащие тела, когда подошел к Катону. — Похоже, у вас тут был хорошенький бой.

Префект уже подобрал свой меч и убрал его в ножны, кивком приветствуя Макрона. Заметил, что рука дрожит; потребовалось усилие воли, чтобы вложить меч в ножны, а не уронить его. Говоря по правде, было страшно, подумал префект, ругая себя. Когда Аякс выдернул у него из руки меч и начал осыпать ударами, Катон уже был уверен, что ему не жить. Ничто не могло помешать гладиатору свершить свою месть. Он был словно дикая сила природы, неудержимая и безжалостная. Катон был в считаных мгновениях от смерти, когда смертельно раненный разбойник упал между ним и Аяксом. Смерть была так близка, с ужасом подумал он. Бледный, префект поглядел на Макрона, моргнул и снова кивнул.

Кейт Аткинсон. Жизнь после жизни

«Что, если у нас была бы возможность проживать эту жизнь снова и снова, пока не получится правильно?»
В Лисьей Поляне, метелью отрезанной от внешнего мира, рождается девочка — и умирает, еще не научившись дышать.
В Лисьей Поляне, метелью отрезанной от внешнего мира, рождается та же девочка — и чудом выживает, и рассказывает историю своей жизни.
Рассказывает снова и снова. Пока не получится правильно прожить двадцатый век: спастись из коварных волн; избегнуть смертельной болезни; найти закатившийся в кусты мячик; разминуться с опасным ухажером; научиться стрелять, чтобы не промахнуться в фюрера.

Впервые на русском — самый поразительный бестселлер 2013 года от автора таких международных хитов, как «Человеческий крокет» и романы о частном детективе Джексоне Броуди («Преступления прошлого», «Поворот к лучшему», «Ждать ли добрых вестей?», «Чуть свет, с собакою вдвоем»), которые Стивен Кинг назвал «лучшим детективным проектом десятилетия».

Отрывок из книги:

В начале мая Памела, которая теперь обходилась без костылей и начала играть в теннис, узнала, что вступительные экзамены в Кембридж она провалила.

— Перенервничала, — сказала она. — Увидела пару незнакомых вопросов — и поплыла, вот и все. Нужно было зубрить получше или хотя бы взять себя в руки, подымать — глядишь, и справилась бы.

— Есть ведь и другие университеты, раз уж тебе так хочется быть синим чулком, — сказала ей Сильви, которая в глубине души считала, что ученость девушкам ни к чему. — Но в конце-то концов, высшее призвание женщины — быть матерью и женой.

Родерик Гордон, Брайан Уильямс. Низвержение

Стигийцы вышли на поверхность… Если вы думали, что опаснее Граничников никого нет, вы ошибались. Самый жуткий сюрприз на этот раз приготовили женщины-стигийки. А помешать им может только Уилл с друзьями… и разношёрстная команда отставных вояк — старинных приятелей Дрейка.
Низвержение в хаос начинается!

Глава из книги:

Уилл поудобнее уложил «стэн» на коленях и с нежностью на него посмотрел.

— Знаешь, мне как-то уютнее стало оттого, что старый друг снова со мной, — он поднял взгляд на Честера. — Как ты после всей этой истории с Тёмным светом?

Честер повёл плечами.

— Что меня бесит, так это то, что я ни черта не помню, как звонил. Вообще ничего, — он нахмурился. — Даже в том коттедже в Норфолке, куда меня притащила сумасшедшая Марта… там же был телефон… может, я и оттуда звонил стигийцам. Правда, я мало что мог бы им рассказать: я же понятия не имел, где нахожусь. Думал, что звоню родителям, но если это было не так, может, даже хорошо, что Марта стукнула меня по голове…

— Не надо, — перебил его Уилл. — Скоро сам с ума сойдёшь, если не перестанешь на этом зацикливаться. Забудь. Что сделано, то сделано. И вообще, ты же знаешь, что они внушили мне. Это было куда хуже.

— Верно, — согласился Честер. — Давай, твой ход.

Йорг Циттлау, Аннетта Саберски. Ешь или умри! Как индустрия питания делает из нас наркоманов

Вы раз за разом пробуете различные диеты, но стрелка на весах не двигается с места? Вы принимаете пилюли для похудения и только прибавляете в весе? Вы хотите знать, почему так происходит? «Ешь или умри!» — вот лозунг современной сферы питания. Новая книга Йорга Циттлау расскажет вам, как продовольственная индустрия делает нас зависимыми от калорийной пиши, а потом «подсаживает» на малоэффективные диеты. Каждая наша лишняя калория — это дополнительная сотня долларов для продовольственных корпораций. Вы узнаете, что такое кока-кольная зависимость и почему МС Donald's является лучшей мамой на свете. Научитесь узнавать уловки, к которым прибегают производители фастфуда, чтобы заманить к себе голодных потребителей, и превратите еду из своего врага в удовольствие.
Помните: Большая Еда следит за вами!

Отрывок из книги:

Педагогика фастфуда: почему «Макдоналдс» лучше матери

Уже можно догадаться, почему в США конструируются специальные машины для полных. Когда семья из пяти человек садится в автомобиль, он проседает, ведь на его амортизаторы давит приблизительно четыреста килограмм.

Давайте пройдем к входу «Макдоналдса». где еще пять минут назад члены семьи обсуждали, кто что возьмет. Наконец, мама подошла к прилавку, чтобы сделать заказ. В итоге на двух очень заставленных подносах взгромоздились коробки с макнаггетсами, бургерами и картофелем фри, большая «Кола» и лимонад не поместились. Их принесли отдельно. Мама выглядела очень гордо. Ей ведь удалось получить столько еды за небольшие деньги. А сколько калорий для всей семьи в подарок! Пятнадцатилетний сын съел один Биг Мак с картофелем фри и кетчупом, запил все это большой «Колой». В итоге заработал почти 1200 килокалорий. Его младшие сестры поэкономнее. Они поделили между собой порцию куриных макнаггетсов, большую порцию картофеля фри и большую «Колу». Каждая получила около 800 килокалорий. Но они не насытились, поэтому заказали по молочному шоколадному коктейлю, добавляющему еще 430 килокалорий. При росте приблизительно 1 метр 50 сантиметров и весе около 50 килограмм обе девочки уже получили свою дневную норму энергии, а дома, несмотря на обед в «Макдоналдсе», еще ждет ужин.

Джеймс Д. Тейбор. Глубокая зона

В американских госпиталях в Афганистане стремительно распространяется жуткая эпидемия, при которой зараженные буквально разлагаются заживо. Болезнь вызывает редкая и стремительно мутирующая бактерией. Необычайно важно немедленно остановить эту заразу, иначе грянет масштабная пандемия с высочайшим процентом смертности. Лекарство можно раздобыть лишь в одном месте на Земле – в мексиканской супер пещере Куэва-де-Луз, где, на невероятной глубине, содержится особая бактериальная субстанция – "лунное молоко". Правительство США посылает туда небольшую экспедицию специалистов различного профиля. Среди них и микробиолог Халли Лиланд. Однажды она уже была в этой пещере и знает маршрут. Смельчакам придется пройти сначала сумеречную зону, потом – темную. И, наконец, проникнуть в самую опасную зону – глубокую. Еще более опасную потому, что в одном отряде с Халли затаился предатель…

Отрывок из книги:

Утром того дня, когда Халли с командой вылетели с авиабазы Эндрюс в Рейносе, в кабинете Лу Кейси Дон Барнард налил себе крепкого черного кофе, отхлебнул глоток и сморщился.

– Ну и отрава…

Кейси, в мятых хлопчатобумажных брюках, поношенных мокасинах и клетчатой рубашке, поднял чашку.

– Флотский кофе. Не дает мозгам уснуть.

Андрей Посняков. Сюзерен

Наш современник Егор Вожников, оказавшийся в XV веке, не только встал во главе русских земель, но и подчинил себе почти всю Европу. Остались лишь государства за Пиренеями – Кастилия, Леон и Арагон, но покорить их великому князю Егору – он же Георг Ливонский, император Священной Римской империи, а ныне патрон и сюзерен английского и французского королей – не составит большого труда. Однако опасность пришла откуда не ждали. Правитель Гранады эмир Юсуф ибн Юсуф мечтает возродить былую мощь Халифата. Он задумал использовать в своих целях самую почитаемую в Испании святыню – статую Черной Мадонны, хранившуюся в монастыре на горе Монтсеррат…

Глава из книги:

Ах, как они танцевали, как пели, как извивались смуглые гибкие тела под томительно-волшебную музыку, исходившую, казалось, из самых небесных сфер! И все эти танцы, танцовщицы, музыканты были для него – князя!

Два барабана, свирели, бубны и лютня, и чудесная мелодия томно обволакивала мозг, а полунагие девушки танцевали, то приседая, то кружась, а вот, упав на колени, разом склонили головы, доставая волосами пол, и тут же вскочили на ноги, побежали, размахивая руками в такт барабанам и бубну. Ох, девы, девы, танцующие эвридики!

Эти нагие восточные танцы напомнили Вожникову Орду: знаменитую танцовщицу Ай-Лили с ее «кордебалетом» и даже саму царицу, великую ханшу Айгиль, ставшую правительницей с помощью и по слову великого князя.

Фимбулвинтер. Пленники бирюзы

Серьёзное коллективное творчество – не такая уж редкость в нашей фантастике. Вспомним хотя бы «Пентакль» Олди, Дяченко и Валентинова или недавно вышедший «Кетополис». Книга, которую вы держите в руках – плод совместных усилий дерзкой команды литературного семинара «Партенит». Некоторые из авторов уже имеют сольные книги, иные успели отметиться только рассказами и повестями в сборниках. А всему виной – Андрей Валентинов, сподвигший их на эту авантюру!

Кто такой лифтёр? Нет, не тот, кто вы подумали. Лифтёры – смотрители межпространственных тоннелей, они же – техники. Однако их всё меньше, а беспечное человечество будущего привыкло жить, не думая о завтрашнем дне. Но завтрашний день не забыл о человечестве.

Глава из книги:

Марси четыре дня корпела над тестами, решив на этот раз довести дело до конца: сдать вступительный экзамен в Университет менеджмента. Пора было определиться с профессией, но её ничто не привлекало по-настоящему. Главные критерии она для себя обозначила: чтобы не приходилось рано вставать и чтобы отпуск был долгим. Под эту категорию подходила профессия учителя, но Марси терпеть не могла заставлять людей делать то, чего они не хотят. Больше всего ей нравилось путешествовать, но это, к сожалению, относилось к отдыху и развлечениям, совсем не к работе. Очень привлекательной казалась профессия тур-оператора или гида, но это верное средство умереть от зависти к своим же клиентам или загнуться от скуки, талдыча в миллион первый раз то же самое. На пси-декорирование был безумный конкурс; занятие интересное, но звёзд с неба Марси в этом деле не хватала. Может быть, рискнуть и попробовать режиссуру на гипно-тиви? А почему нет? Она же не замахивается на съёмки сериалов и ток-шоу, хотя… Но это в будущем, а начать можно и с рекламы. Вряд ли эта работа удовлетворяла первоначальным запросам, но она была интересной, творческой, а главное – социально значимой на все сто процентов. Итак, выбор сделан.

Сергей Игнатьев. Ловец тумана

Дизайнер из Москвы Сева Демихов - человек-которых-тысячи. Жизнь его однообразна и скучна: днём — работа в офисе, ночью — компьютерные игры до одури. Но внезапно герой попадает в город Хмарьевск, где правят бал магия и странные местные божества. Причём «Записками натуралиста» обойтись не удастся — придётся спасать Вселенную...

В многочисленных романах о попаданцах всегда интересно: удалось ли автору отойти от шаблона хотя бы на шаг? А уж когда книга не самостоятельна, а входит в межавторскии проект, выход за рамки формата н сеггинга становится совсем тяжкой задачей, едва ли не подвигом.

Если «Ловца тумана» просматривать «по диагонали», складывается впечатление, что формат одолел автора по всем фронтам. Казалось бы, знакомая схема: герой-размазня, оказавшись в параллельном мире, почти сразу же становится крутым магом и воином. Добавим к этому статус «избранного», миссию-квест в компании друзей-функций и спасение мира от сил Зла. Штамп на штампе...

Но если читать роман внимательно, становится понятно, что автор смеётся над попаданческим форматом. И над собой. И, конечно, над читателем, но чаще — вместе с ним. Текст наполнен иронией и отсылками. Но главное — аллюзии на сегодняшнюю российскую действительность, которую автор довольно зло высмеивает.

Илья Крымов. Дети Силаны: Паук из башни

Над столицей великой Мескийской империей нависла смертельная угроза - по улицам бродит загадочный убийца. Бриан л’Мориа, Верховный дознаватель Мескии, берётся поймать кровавого маньяка, а заодно и раскрыть заговор против государства.

«Паук из башни» - шаблонный стимпанк. Придуманный автором мир - очередная вариация викторианской Англии, где магия соседствует с механикой. Десяток видов разумных существ - люди, птицеобразные, волкоподобные, живые растения и многие другие — более-менее спокойно уживаются в столичном городе Старкраре. Образу города, в котором происходит действие, Илья Крымов уделил особое внимание, изобразив Старкрар во всех красках. А вот о других частях всемогущей империи практически ничего не сказано, так что полного представления об этом мире составить не удастся.

Впрочем, внутреннюю структуру Мескии автор всё же выстроил. Во главе «пищевой цепочки» стоят надменные сверхлюди, тэнкрисы. Они обладают Голосами — разнообразными магическими способностями, которые используют как в личных интересах, так и во благо государства. Немудрено, что главный герой книги тоже тэнкрис — правда, с изъяном. Презираемый сородичами полукровка Бриан возглавляет Ночную Стражу, отдел государственной безопасности, где расследуются самые гнусные преступления.

Арина Свобода. Заступник. Твари третьего круга

Днём герои этой книги ведут вполне обычную жизнь: ходят на работу, сидят за компьютером, учатся, культурно отдыхают, пишут картины... Но ночью, во сне, некоторые из них переносятся в иной мир, куда более загадочный и опасный. Напрягите память, дорогие любители фантастики: ничего не напоминает такой зачин?

Итак, дамы и господа, спешу поздравить! У нас появился ещё один небесталанный подражатель Марины и Сергея Дяченко. В своей дебютной книге Арина Свобода творчески переосмысливает «Пещеру» — один из самых удачных романов знаменитого киевского тандема. Совпадения исключены, маркеры расставлены: одна из героинь даже порывается написать картину «Пещера», хотя и без особого фанатизма. Впрочем, исследуя тему ответственности, автор достаточно далеко уходит от первоисточника. В мире «Заступника» буквально реализован ветхозаветный принцип: «Око за око, зуб за зуб». Каждого, кто причинит другому физический вред (не важно, со злым умыслом или но неосторожности). ждёт суровая расплата: во сне он отправится в Тёмный Город, чтобы лицом к лицу встретиться с самыми жуткими своими кошмарами. Место совести в этом обществе занимает страх, судья куда более суровый и бескомпромиссный. Неминуемость наказания не делает людей ангелами, однако сводит к минимуму преступность.

Деннис Лихэйн. Ночь - мой дом

Впервые на русском - новое панорамно-лирическое полотно современного классика Денниса Лихэйна, автора бестселлеров "Таинственная река" и "Остров проклятых", а также эпоса "Настанет день" - первой в новом веке заявки на пресловутый "великий американский роман". Теперь "наследник Джона Стейнбека и Рэймонда Чандлера" решил сыграть на поле "Крестного отца" и "Однажды в Америке" - и выступил очень уверенно.

Итак, познакомьтесь с Джо Коглином - сыном капитана бостонской полиции Томаса Коглина и младшим братом бывшего патрульного Дэнни Коглина, уже известных читателю по роману "Настанет день". Джо пошел иным путем и стал одним из тех, кто может сказать о себе: "Наш дом - ночь, и мы пляшем так бешено, что под ногами не успевает вырасти трава". За десятилетие он пройдет путь от бунтаря-одиночки, которому закон не писан, до руководителя крупнейшей в регионе бутлегерской операции, до правой руки главаря гангстерского синдиката. Но за все взлеты и падения его судьбы в ответе одна движущая сила - любовь...

Глава из книги:

Глава первая
ПАРЕНЬ-ПОЛУНОЧНИК В УТРЕННЕМ ГОРОДКЕ

Несколько лет спустя, на буксире в Мексиканском заливе, ноги Джо Коглина засунут в лохань с бетоном. Двенадцать вооруженных головорезов будут стоять и ждать, пока судно не отплывет подальше в море, чтобы можно было скинуть этот груз за борт. А Джо будет слушать, как пыхтит мотор, и смотреть на белую пену за кормой. И тогда ему придет в голову, что все важное, случившееся в его жизни, хорошее или плохое, зародилось в то утро, когда он впервые увидел Эмму Гулд.

Юрий Поляков. Лезгинка на Лобном месте

Публицистика Юрия Полякова, так же как и его художественная проза, всегда вызывала бурный отклик читателей и явное недовольство властей.

Прочтя эту книгу, вы сможете не только приобщиться к острой, неординарной мысли писателя, оценить его афористично-иронический стиль, но и убедиться в том, насколько в своих прогнозах и предвидениях автор опережает текущий момент. Кстати, используя в наших политических спорах некоторые словечки и выражения, мы даже не подозреваем, что попали они в современный язык из статей Юрия Полякова.

Предисловие автора

Когда я был начинающим читателем, меня огорчало, что в собраниях сочинений классиков следом за любимыми произведениями идут зачем-то тома с публицистикой. «Не могу молчать!» Эх, Лев Николаевич, лучше бы помалкивал и сочинял продолжение «Войны и мира», а то ведь так и не рассказал, как Безухов стал декабристом, а Наташа поехала за ним в Сибирь. Или — Пушкин! Сколько наш гений потратил сил на газетные перепалки с Булгариным, а «Египетские ночи», отраду отроческого эротизма, так и не закончил. Жаль... Только с годами я понял, какое это увлекательное чтение — публицистика былых времен. Она доносит до нас бури и страсти минувшего, нравственные искания и политические сшибки, сотрясавшие людей, давно умерших, и страны, давно исчезнувшие с карт! Нет, это не прошлогодний снег, скорее, некогда раскаленная, а теперь застывшая лава. И ее прихотливые нагромождения странно напоминают ландшафт нашей нынешней жизни. Впрочем, ничего удивительного: проклятые вопросы и бездонные проблемы мы получили в наследство вместе с нашей землей, историей, верой, вместе с супостатами — внутренними и внешними. Прочтешь порой какое-нибудь место из «Дневника писателя», глянешь в телевизор, послушаешь очередного вольнонаемного охмурялу и ахнешь: «Ну, Федор Михайлович, ну, пророчище!»