четверг, 4 декабря 2014 г.

Джейсон Буг. Рожденный читать. Как подружить ребенка с книгой

Джейсон Буг. Рожденный читать. Как подружить ребенка с книгой
В каком возрасте можно начинать читать ребенку книги? Джейсон Буг утверждает, что чуть ли не с рождения! Особенно если делать это так, как советуют ученые: оказывается, интерактивное, основанное на взаимодействии с малышом чтение вслух способно повысить IQ ребенка на шесть и более баллов! Приступив к чтению, когда его дочери Олив была всего неделя, Буг постепенно, шаг за шагом, помогал ей усваивать новые слова и цифры, а заодно учил считать, знакомил с музыкой и т.д. Свой опыт автор подкрепил мнениями не только специалистов по детскому развитию, но и учителей, библиотекарей, писателей и разработчиков приложений для цифровых устройств. Так журналист и любящий отец написал увлекательную книгу, в которой обобщены знания и опыт сотен профессионалов, объединенных одним стремлением — увлечь вашего ребенка чтением. Ее дополняет список литературы, который поможет родителям сориентироваться в необъятном мире книг для детей разных возрастов — от 0 и старше.

Отрывок из книги:

Читать ребенку труднее, чем кажется со стороны


Пять с лишним лет я ежедневно рассказывал о книгах и новостях издательского мира на популярном сайте GalleyCat. Каждый день сайт посещали тысячи читателей, желающих узнать, что им стоит прочесть, и сориентироваться в безбрежном море литературы. Я всегда любил читать, а в процессе работы на сайте изучил издательский бизнес еще и изнутри.

В 2010 г. родилась моя дочь Олив, и, конечно, мне хотелось, чтобы она стала таким же заядлым книгочеем, как я. Но когда пришло время выбирать конкретные книги, чтобы почитать ребенку, я совершенно растерялся. Подумать только, я проводил весь рабочий день в мире литературы, но представления не имел, что читать бессловесному младенцу и что вообще делать, раскрыв перед дочуркой книжку!

Либба Брэй. Пророки

Либба Брэй. Пророки
1926 год, «Эпоха джаза». Нью-Йорк. Город мечтателей, проживающих каждый день словно последний.
В качестве наказания за взбалмошное поведение юную Эви О’Нил отправляют из скучного провинциального городка Огайо в роскошный Нью-Йорк. Но для Эви это спасение. Она грезит мечтами о покорении «столицы мира». Единственной помехой этому может стать ее эксцентричный дядюшка Уилл, под опекой которого она находится. Его странное увлечение оккультизмом не добавляет ему обаяния – особенно когда в городе находят тело зверски убитой девушки с загадочным символом на груди. Раскрыть преступление в одиночку полиции не по силам. Тут Эви понимает, что самый страшный секрет, который она хранила все эти годы, может помочь найти маньяка. Если тот не доберется до нее первым…

Отрывок из книги:

Нью-Йоркская публичная библиотека, храм книг, сверкает на пересечении Пятой авеню и 42-й улицы редкостной красотой, которую мало что может затмить. Точно в одиннадцать часов утра Эви стояла на массивных мраморных ступенях, абсолютно уверенная в том, что ее поиски увенчаются успехом в течение какого-нибудь получаса. Ей непременно удастся отыскать ниточку, ведущую к раскрытию дела Манхэттенского маньяка. Она пыталась разузнать что-то у детектива Маллоя, но он не сообщил ничего полезного, кроме того, что Гоббса повесили летом 1876 года.

– Да, сэр, это моя крошка, нет, сэр, совсем не понарошку… – залихватски напевала она, минуя гигантского каменного льва, охраняющего вход. Затем расхрабрилась и дала ему «пять», коснувшись холодной лапы. – Хороший котик!

Мартин Сутер. Альмен и розовый бриллиант

Мартин Сутер. Альмен и розовый бриллиант
Альмен, потомок богатого, но, увы, разорившегося рода, привык к роскоши. Даже когда ему было нечего есть, он вел себя так, будто у него в кармане несколько миллионов. Ему бы никогда не пришло в голову работать, но, однажды попробовав себя на поприще частного детектива, он уже не мог остановиться. Блестящий ум и интуиция позволяли ему без труда решать самые сложные головоломки, а природное обаяние и утонченные манеры – открывать двери, наглухо закрытые для других.
Дело о розовом бриллианте, похищенном загадочным русским по фамилии Соколов, обещало стать самым прибыльным, но при этом и самым опасным.
Что ж, риск ради денег – это вполне в духе нашего героя…

Отрывок из книги:

Густой и почти синий слой облаков на горизонте можно было принять за береговую линию с горным рельефом. Он представлял, будто сидит на берегу большого спокойного озера, а мимо неспешно плывут парусные суда. Утренний подъем с похмельной головой дался ему тяжелее, чем обычно. Мозги будто склеились. Альмен всегда тяжело отходил после большого количества спиртного и недосыпа. Он по-быстрому окунулся в прохладное Балтийское море, и это его немного освежило, но теперь, когда соленая морская вода на теле высохла, оно стало липким и неприятно зудело. Сделать же пару шагов от бара до душа ему было лень.

Кресло-кабинка Соколова пустовало. Похоже, его дела были не лучше, чем у Альмена. Зато Ванесса со своим спутником были тут как тут. Он, как обычно, был погружен в свои дела. Она же не лежала на песке, как всегда, а бродила по пляжу туда-сюда с детским ведерком в руке, пристально вглядываясь под ноги. Время от времени она нагибалась за раковиной, рассматривала находку и либо отбрасывала, либо складывала в ведерко. На ней опять было то же броское зеленое платье с глубоким вырезом и шаль, прикрывавшая ее чувствительную кожу от солнца. На голове – большая соломенная шляпа.

Жить как в кино

Жить как в кино

Нет ничего зазорного в благополучии, роскоши, желании быть известным и востребованным. Жить в блеске софитов, приковывая внимание. Как нет ничего унизительного в отсутствии материальных притязаний и стремлении к тихой духовной жизни где-нибудь на склонах Гималаев. Дело лишь в осознании причин и ответе самим себе на простые вопросы: «Делает ли меня это счастливым?» и «Способен ли я этим набором качеств и проявлений сделать счастливыми других?»

«Будь собой, живи красиво и легко, не напрягайся!» - советуют тренеры личностного роста.

«Познай себя», - парируют просветленные.

Обе модели имеют право на жизнь при условии, что человек по-настоящему счастлив и не мешает быть счастливыми остальным.

Олег Рой. Волшебный дуб, или Новые приключения Дори

Олег Рой. Волшебный дуб, или Новые приключения Дори
Коварная ведьма побеждена, и в благословенную Кронию возвращаются мир и покой… правда, ненадолго. Ведь зло всегда готово пустить росток в сомневающемся и завистливом сердце, а значит, опять придется собираться на подвиг. Хотя как раз этого герою Кронии и не хочется больше всего.

Глава из книги:

Сразу после Совета-На-Заре Дори помчался к Лори. Наверняка его Настоящая Любовь уже все знала: многие наблюдали за Советом-На-Заре через специальные магические экраны. В плоский зачарованный поднос, какой находился в каждом доме, наливалась вода, и в ней можно было видеть, что происходит на поляне Совета. Так что все-все жители Кронии слышали о том, какой подвиг предстоит совершить их герою.

Дори надеялся, что гремлинша будет против затеи с Молодым Дубком. Лори настойчиво повторяла, что хочет подвига для Кронии, но такого, чтобы она могла его видеть. А если герой отправится в мир людей, то как его Настоящая Любовь сможет наблюдать за свершением подвига? Значит, Лори начнет Дори отговаривать, просить не покидать Кронии… а там он тяжело вздохнет, посетует на несправедливость мира, но на самом деле будет очень рад, ведь ему не придется рисковать собой и совершать такое страшное путешествие!

Пусть Дори в глубине души понимал, что вряд ли Лори действительно будет против этого героического поступка, но очень сильно надеялся.

По дороге к дому своей Настоящей Любви Дори несколько раз задержали. В первый раз его остановили еще до того, как он успел покинуть поляну, где собирался Совет-На-Заре. Это были маленькая феечка и тот самый гном, которому Дори недавно ночью помогал таскать тележки с углем.

Каталин Дориан Флореску. Якоб решает любить

Каталин Дориан Флореску. Якоб решает любить
Российский читатель открывает для себя новое имя — Каталин Дориан Флореску. Прекрасный рассказчик, умеющий подмечать мельчайшие детали, передавать эмоции в полутонах, отслеживать все движения души персонажей. «Якоб решает любить» — первая книга Флореску, изданная на русском языке и пятая из им написанных. Именно этот роман в 2011 году был удостоен престижной литературной премии The Swiss Book Prize и, по словам Михаила Шишкина, «катапультировал своего автора в первые ряды современной европейской литературы».

Сага «Якоб решает любить» полифонична и многокрасочна, она охватывает события XVIII— XX веков, и ни одного дня герои не прожили без противостояния — силам природы, жизненным обстоятельствам, историческим катаклизмам. И тем не менее это книга о любви — любви в исконном, библейском смысле, о том, что способность простить и отпустить — дар, которого немногие достойны.

Начал предисловие так: «Каталин Флореску — известный швейцарский писатель» — и сразу споткнулся о первую же фразу. Известный — да, но швейцарский? Сами швейцарцы до сих пор не решили, есть ли вообще швейцарская литература и швейцарские писатели. А тут румын, который в пятнадцать лет только немецкий стал учить...

Он родился и вырос в Тимишоаре. Той самой, с которой потом началось восстание против Чаушеску. Мать — скрипачка, отец — инженер. Родители Каталина бежали на Запад в 1982 году. Румынский подросток стал беженцем. В пятнадцать лет впитываешь в себя мир на всю жизнь. Так и впиталось: беженство, поиски родины, дома. Осознанная жизнь началась с осознания себя чужим.

Он пишет по-немецки, но не принадлежит немецкой литературе. Он румын, но на родной язык его книги переводят. И по-швейцарски — на шви-цертюч, и по-румынски он говорит с акцентом, выдающим в нем чужака. Может быть, в этом его и сила? Писатель должен быть, конечно, свой, но все-таки немного чужой. Быть чужим — значит быть своим где-то еще. Настоящий писатель свой только своим книгам.