воскресенье, 9 февраля 2014 г.

Пенни Хэнкок. Проклятие темных вод

Любовь… Всегда ли она во благо? И обожание – всегда ли оно добро? И во что может превратить человека трудно сдерживаемая порочная страсть? И как выжить, попав в руки подобного двуликого Януса?..

А все начиналось просто. В дом, стоящий на берегу реки, пришел пятнадцатилетний подросток. Просто пришел, хотел попросить у хозяйки дома, подруги его родного дядюшки, несколько музыкальных дисков. Он не знал, что попал в ловушку…

Перед вами история о том, как неискушенный юноша узнал изнанку этого мира. История о том, как страстная женщина, желая обмануть само Время, приняла недуг за любовь. История, которая повторяется вечно.

Глава из книги:

Еду к маме на автобусе номер триста восемьдесят шесть. Весь Лондон опять перекопали: ремонтируют канализацию, или прокладывают кабели, или меняют лопнувшие трубы. Недра города обнажают, его внутренние органы вытаскивают наружу. Там, под мостовыми и тротуарами, целый мир. Не просто сеть трубопроводов, а сложные, похожие на муравейники, системы, подающие электричество, газ и воду во все концы города, коллекторы и туннели, колодцы, подвалы, дренажные и сточные трубы. Целые резервуары и подводные реки. Живут там крысы, черви и даже мерзкие пещерные пауки. Под землей Блэкхита погребены почти все жертвы лондонской чумы. Кучи костей. То, что мы каждый день видим на поверхности, занимаясь своими делами, — всего лишь хрупкая недолговечная верхушка необъятного кладбища.

Стивен Кинг. Страна радости

Стивен Кинг — один из тех писателей, которые просто обожают удивлять. Мы знаем, что этот автор умеет писать и жуткие страшилки, и грустные мистические истории, и криминальные драмы. В "Стране радости" нет жути, зато есть и мистика, и криминал. Но история не об этом. История больше о жизни, и, как ни странно, о работе в таком большом и интересном мире, как парк аттракционов. Вот кто бы мог подумать, что Стивен Кинг напишет когда-нибудь производственный роман?

У парня по имени Девин Джонс жизнь складывается не совсем удачно. Девушка ушла, сам вечно на мели и вечно хмурый, он устраивается на работу в очень яркое и веселое место — Джойленд (Страна Радости). Со временем тяжелая работа жаркими летними деньками в образе большого пса Гови (трюки и танцы на потеху детишкам) начинает нравиться Девину. Он обзаводится новыми друзьями, начинает понимать специализированный язык парков развлечений, и все больше интересного узнает о ярком, даже немного волшебном Джойленде. Сам по себе парк — место очень веселое, но далеко, в самой глубине его истории, за стенами жуткой Комнаты Страха спрятан мрачный секрет. Именно в этом парке, именно в Комнате Страха когда-то убили девушку (говорят, ее призрак до сих пор обитает здесь). Убийцей был маньяк, на счету которого еще несколько забранных молодых жизней. Девин втягивается в расследование этой давней истории. Не понимая, что далеко не все секреты прошлого безопасны. И что убийца может все еще наведываться в Джойленд и ходить по тем же дорожкам, что и юный мистер Джонс...

Дастин Томасон. 21.12

Индейцы майя верили, что однажды нашему миру придет конец. И нашли способ это доказать!

Случайно обнаруженный в руинах древнего города уникальный рукописный текст должен был стать научной сенсацией года, но принес с собой смертельно опасную болезнь, подобной которой человечество еще не знало.

Эпидемия распространяется. Число жертв растет.

Специалист по редким заболеваниям Габриель Стэнтон и аналитик древнеиндейских текстов Чель Ману понимают: чтобы остановить эпидемию, им необходимо не только расшифровать кодекс, но и нарушить прямой запрет властей и, рискуя жизнью, проникнуть в город, затерянный среди джунглей Гватемалы…

Отрывок из книги:

Эктора Гутьерреса далеко не радовала необходимость обманывать жену, скрывая от нее неприятности, в которые он ухитрился вляпаться. Но еще мучительнее была мысль о том, что его маленький сынишка, вероятно, даже не узнает отца, когда тот выйдет из тюрьмы. Ему оставалось благодарить Бога, что он успел вывезти все со своего склада до того, как туда нагрянули «копы». Теперь же они непременно явятся и к нему домой. Хорошо, что у него был свой человек в Иммиграционно-таможенной службе, который (за приличное вознаграждение) вовремя намекнул, что на Гутьерреса завели досье и уже давно установили слежку. Если его возьмут с поличным, отсидеть придется лет десять, не меньше.

Метро 2033. Сумрак в конце туннеля

Темны туннели Москвы и Питера, Новосибирска и Екатеринбурга, Ростова-на-Дону и Нижнего Новгорода, Киева и Харькова… Но даже в них, последних убежищах человечества, нет-нет да и сверкнет луч надежды для всех выживших. Что выхватит он из мрака? Свет или тьма поджидает в конце туннеля дерзкого? Двадцать один ответ на этот вопрос – результаты второго официального конкурса рассказов портала metro2033.ru. И традиционный бонус – эксклюзивная история от главного редактора «Вселенной» Вячеслава Бакулина!

Рассказ из сборника:

Нина Золотова, Михаил Миков Двое на крыше

– Сидят? – с ленцой в голосе спросил Михаил.

– Сидят, – эхом отозвалась Софья. – Скоты, – добавила она, чуть помедлив.

Вожак хортов протяжно зевнул и улегся поудобнее, всем видом показывая, что никуда уходить они не собираются и готовы ждать хоть до следующей Катастрофы. Из розовой пасти капнула слюна. Странно, что не зашипела на раскаленном асфальте. Беспощадное августовское солнце превратило полуразрушенный Киев в пекло. Жара, пыль и скрежет зубовный…

Земля Санникова найдена?


Похоже, за неё долгое время принимали остров Жохова, на котором современные археологи обнаружили следы загадочных жертвоприношений.

Благодатная земля в Ледовитом океане

До конца XVIII — начала XIX в. огромные пространства евроазиатского, да и американского секторов Арктики всё ещё оставались практически недоступными человеку. Лишь ту часть Арктики, которая граничит с Атлантическим океаном, — архипелаги Шпицберген и Новая Земля, острова Ян-Майен и Гренландия, Колгуев, Вайгач и Медвежий, — посещали зверобои и рыбаки. В более ледовитые районы, лежащие к северу от побережий Сибири и североамериканского континента, рыбаков, охотников, путешественников-исследователей и просто случайных людей заносило редко. И от них-то и доходили до мира разные истории и рассказы, правдивые, а нередко и вымышленные, об этих загадочных уголках Земли. И на эту удочку попадались многие, даже выдающиеся мореплаватели и первопроходцы. Так, в июле 1741 г. российский командор Витус Беринг безуспешно искал к северу от полуострова Камчатка нанесённую на старую карту «Землю Жуана-да-Гамы», а американцы, до рези в глазах вглядываясь в морскую даль, старались разглядеть к северу от Аляски «Землю Харриса». Знаменитому Фредерику Куку по пути к Северному полюсу мерещилась «Земля Брэдли». Не отставали от них путешественники и мореплаватели из цивилизованной Европы: в Арктике они пытались открыть «Землю Джиллиса», «Землю Петермана», «Землю Короля Оскара». Их примеру последовал и русский барон Фердинанд Врангель: в 1820-е гг. он искал «Землю» сержанта Степана Андреева, заметившего в 1763-1764 гг. в глубине Восточно-Сибирского моря «остров весьма не мал». Но самой известной по праву стала легенда о «Земле Санникова». Забегая вперёд, скажу, что и разрешилась она вполне достоверно лишь на рубеже XX и XXI столетий.

Вождь

Голубое солнце ещё сияло в зените, но красное уже скатилось к горизонту.

— Ты идёшь, миленький? — спросила Иими.

— Иду, чтоб им всем провалиться!

— Рэг окрасился в багровый — цвет негодования. — Никак не отделаюсь от привычки исполнять свой гражданский долг. Но сегодня я скушать не намерен. Даю слово, что на голосовании отмочу такое... такое... — Он почесал правой задней рукой затылок.

— Ладно, на месте придумаю.

— Не придумаешь! — улыбнулась Иими. — Ты же залил мозги клаппой — пока мы тут сидели, три банки уговорил. Пожатуй, ещё не сообразишь, в какой цвет окрашиваться.

— Вздор! — парировал Рэг. — Ты ведь будешь наблюдать голосование по ящику? Ну, так сама увидишь.

Он потрепал подругу по гребню и вышел. Площадь была запружена народом. Над морем голов висел гравилёт, снабжённый аппаратурой для подсчёта голосов. Поодаль кружили машины с репортёрами. На трибуне появился мэр.

— Горожане! — торжественно начал он. — Сегодня мы, вместе со всеми жителями великого Дасса, должны решить судьбу нового закона. Он гласит: «По достижении совершеннолетия каждый дассиец вправе отрастить себе второй хвост». Как известно, наши предки были двухвостыми. Но тысячу лет назад уважаемые инны — члены партии умеренных — сочли наличие второго хвоста аморальным. Их аргументы оказались весомыми, и соответствующий закон был принят. Однако в нынешнем году не менее уважаемые тунны — члены радикальной партии — потребовали вернуть прежние свободы и восстановить двоехвостие. Теперь всё зависит от нас. Итак, те, кто разделяет позицию иннов, пусть станут синими, а те, кому ближе тунны, — зелёными!

Наблюдатель

Глебу снилась Тотальная война. Он находился на Земле в гуще боя. Вокруг сражались роботы: человекоподобные пехотинцы, гусеничные механоиды, шестиногие шагоходы, танки-роботы... Война шла и на море, также без участия людей: всевозможные самоуправляемые катера и корабли, подводные лодки и экранопланы уничтожали друг друга... В небе господствовали беспилотные боевые машины - квадрокоптеры, кольцелёты, дисколёты, гиперзвуковые истребители...

Всюду война!.. Огонь... Дым... Взрывы... Вспышки лазеров... В тот момент, когда бризантная боеголовка с зарядом тетранитропентаэритрита должна была взорваться у его ног, Глеб проснулся.

Пробуждение давалось тяжело. Война не отпускала. Сон был пугающе реальным.

— Война найдёт меня! — прошептал Глеб. Сон ушёл, но смутное предчувствие осталось.

— Зря я вчера весь вечер смотрел фильмы и читал книги о событиях на Земле. Война войной, но нельзя же принимать всё так близко к сердцу! — укорял себя Глеб. — Но как не принимать? Как не переживать? Уже не осталось живых свидетелей тех событий, нет с нами людей, ходивших но той планете. Я помню их рассказы, и главную мысль, которую старики доносили до молодёжи: «лишь бы вам не увидеть войну!»

Начальный этап

Нужную могилу я нашёл с помощью сканера, удачно замаскированного под сотовый.

Затевая своё грязное дело, избрал легальный путь. Отчасти. Риск меньше...

Территория кладбища заросла сорняками, едва ли не в рост человека.

За оградой хлопнула дверца машины, и послышались голоса нескольких человек.

Когда вышли на боковую аллею, картина прояснилась вполне.

Первым двигался полицейский в фуражке. За ним два медика, в серых халатах. Один нёс сложенные вдоль носилки. Второй — прорезиненный чёрный мешок и несколько пакетов, в которые уложат фрагменты, излечённые в процессе эксгумации. Медики не рассчитывают на целостность тела: с момента захоронения миновало шесть лет.

За медиками шагали два землекопа — краснолицый толстяк и жилистый худой верзила, — оба в оранжевых комбинезонах, с грудой инструментов на плечах.

Замыкал шествие потёртый жизнью седой фотограф.

Полицейский в форме сержанта представился. Невысокий, подтянутый, чисто выбритый. Насквозь правильный.

Я в, свою очередь, вынул бумажник, раскрыл. На одной половине сержант увидел значок, на другой — удостоверение, пробежал взглядом мои данные.

— Бумаги. — Я протянул кипу документов.

Сержант внимательно прочитал каждый. Расписался, копии взял себе, уложил в кожаную папку. Скомандовал:

— Приступайте.

Недоступный министр

Когда в 1972 г. разнёсся слух, что снят со своего поста министр морского флота Виктор Георгиевич Бакаев (1902-1987), осведомлённые люди отказывались в это верить. Ведь Бакаев был одним из самых крутых, самоуверенных и недоступных советских министров.

Вскоре Лев Скрягин, который много лет работал в системе морского флота и сохранил там знакомства и связи, принёс на хвосте сведения о том, как это было. Оказывается, на одном из заседаний Совета министров под председательством Косыгина министр внешней торговли Патоличев докладывал, что за отчётный период возглавляемое им Министерство заработало для страны столько-то долларов, марок, крон, фунтов и т. д. И вдруг поднимается Бакаев и говорит, что он с недоумением услышал в речи министра Патоличева будто внешняя торговля «зарабатывает» валюту.

— Ничего само Министерство внешней торговли заработать не может, — веско сказал Виктор Георгиевич. — Зарабатывают заводы, фабрики, совхозы и т.д., которые производят продукцию. Без этой продукции МВТ — нуль. А уж если говорить о том, кто действительно зарабатывает валюту, так это Министерство морского флота, получающее валюту за фрахт! Патоличев робко возразил, что и морской флот ничего зарабатывать не смог бы, если бы страна не построила для него суда, причалы, краны и т.д. Тут Бакаев вспыхнул: — Мальчишка! Кто ты такой, чтобы объяснять эти вещи мне, доктору экономических наук!

Тайны Монтаука


70 лет назад на Филадельфийской базе ВМС США была проведена серия экспериментов, положившая начало множеству околонаучных и конспирологических теорий.

Долго считалось, что ужасные результаты Филадельфийского эксперимента навсегда закрыли это направление исследований. Однако сорок лет спустя нечто подобное повторилось в Монтауке...