четверг, 5 декабря 2013 г.

Путь волшебника. Антология

Всемогущество… Мы лишь мечтаем о нем, но есть и те, кто обладает им. Это ведьмы, кудесники, некроманты, чернокнижники, заклинатели. Их глаза видят сквозь туман земного бытия, их ладони лежат на рычагах управления вселенной. Маг разглядит будущее в хрустальном шаре, приручит фантастического зверя и превратит свинец в золото… или вас — в лягушку, если вздумаете его рассердить.

Вступите же в мир, где нет ничего невозможного, где воображаемое с легкостью становится реальным. Пройдите дорогами чародеев — и вы поймете, что значит быть по-настоящему всемогущим!

Никогда еще магия не была такой волнующей и увлекательной. Прославленный составитель антологий Джон Джозеф Адамс собрал для вас тридцать два завораживающих чуда от самых талантливых волшебников фантастики и фэнтези.

Рассказ из сборника:

Конец игры

В этот утренний час пик станция метро была набита битком. На платформе толчея, люди толпятся на лестницах, а в самых узких местах они вынуждены проходить по одному. Некоторые держали в руках зонты.

Они спешили и при этом старались не прикасаться друг к другу, делая вид, будто на станции никого нет, кроме них самих. Такие своеобразные человеческие «черные дыры»: на лицах никаких признаков внутренней жизни — если она вообще имелась.

Подъехал поезд, и все как по команде закрыли руками уши, спасаясь от жуткого скрежета.

Роман Злотников. Руигат. Прыжок

Этот мир отделяют от их родной планеты сотни и тысячи световых лет. Их выдернули из самого пекла страшной войны. Войны, на которой все они, скорее всего, погибли.

Старший лейтенант НКВД. Майор СС. Мастер-сержант морской пехоты США. Японский адмирал, лично разработавший план нападения на Перл-Харбор. Враги в прежней жизни. Соратники поневоле. Друзья по зову сердца. Четыре земных воина, перед которыми стоит небывалая задача: снова научить цивилизацию, тысячи лет назад добровольно отринувшую любое проявление насилия, сражаться и побеждать.

Глава из книги:

— …а еще, до конца месяца проверь, как там наши «сидельцы».

Темлин напрягся:

— Вы имеете в виду…

— Да-да, тех троих, которых этот дурак Беноль вытянул откуда-то из глубин Вселенной. Кстати, четвертого так и не нашли?

— Нет, если бы мы его нашли, я бы непременно вам доложил, уважаемый Желтый Влим, — тут же ответил Темлин, добавив в голос подобострастия. Он знал, что Влим очень любит, когда его называют Желтым. Главе Симпоисы очень льстило то, что он (хотя бы формально), принадлежит к узкому, состоящему из единиц кругу величайших умов Киолы.

Человек-телеэпопея

Талантливый актер, который прекрасно играет в добротном глубокомысленном арт-хаусном кино. Работал с такими режиссерами как Квентин Тарантино и Фрэнсис Коппола. Мы знаем его как Кэла Лайтмана - героя сериальной истории о докторе психологии, распознающем ложь по мимике. «Теория лжи» заставила всех запомнить этого... как его? Тима Рота.

Тим стал актером без всякой надежды на громкий успех, ему просто нравилось переживать чужие жизни перед объективом оператора. Театральные подмостки Тим никогда не любил, они заставляли и заставляют его смущаться. Играя в театре, так легко забыть реплику, а повторного дубля не будет. И еще кое-что напрягает Тима - его внешность. «Надо признать, что я не Брэд Питт», - говорит Тим Рот.

Внешность была большой проблемой Тима в начале его творческого пути. Красавчики получают главные роли. Рот - обладатель интересного, но далеко не эталонного лица. Сначала Тим Рот сокрушался по этому поводу, а потом превратил недостатки в достоинства: внешность Тима оказалась идеальной для воплощения образов подонков, маргиналов и отбросов общества. Это почти всегда роли второго плана, но и за них неплохо платят. Именно крючковатый нос, невысокий рост и «гусиные лапки» в уголках глаз стали основной валютой актера в сотрудничестве с Квентином Тарантино. Квентин не ищет для своих фильмов парней с бритой грудью и гладкими лицами. Этот режиссер предпочитает звонкие, как оплеухи, типажи. А еще в фильмах Квентина Тарантино нет плохих и хороших парней. У него все - отъявленные мерзавцы. Играя в «Криминальном чтиве» аморального вора, обирающего мелкие закусочные, ты чувствуешь себя едва ли не ангелом с небес в сравнении с остальными героями.

Джереми Кларксон. Без тормозов. Мои годы в Top Gear

Впервые в России — собрание лучших текстов Джереми Кларксона, многолетнего ведущего Top Gear, самого популярного автошоу на Земле. Если вы еще не знакомы с Джереми, вы убедитесь, что этот человек способен рассказать об автомобилях ярче, злее и компетентнее всех на свете. Но свое мнение у него есть и по поводу мироздания и самых разных событий. И вот здесь о тормозах он забывает. Именно поэтому его вызывают в суд восемь раз в неделю, а единственный человек, которого он не обругал в своих колонках и на ТВ, — его собственная жена. Если вы читали Кларксона, эта книга — лишний повод убедиться, какой же он все-таки негодяй. И первоклассный писатель.

Отрывок из книги:

Введение

Однажды я, наверное, напишу автобиографию. Но эта книга — еще не она. Это подборка текстов, что я писал для журнала с тех самых пор, как меня попросили положить жизнь на телевидение, корчить там рожи и на опасной скорости входить в повороты.

Какие-то из этих заметок написаны много лет назад и отражают взгляды, которых я придерживался тогда. Не обязательно я думаю так и сейчас, ведь я стал старше и мудрее. В общем, если вы не согласны с моими взглядами, не переживайте. Очень вероятно, что я и сам с собой не согласен.

Борис Акунин. Огненный перст

Три повести, входящие в эту книгу, посвящены жизни Древней Руси. Это начало очень длинного, на тысячу лет, рассказа о взлетах и падениях одного рода, живущего в России с незапамятных времен. Сага является художественным сопровождением многотомной «Истории Российского государства», первый том которой выходит одновременно с «Огненным перстом».

Отрывок из книги:

Логово змея

Лагерь русов был виден издалека.

Прошли рощей, оказались на краю большого поля, и на дальнем его конце засветился огненный остров: черный холм с ровным венцом черного вала, а поверху – багровый отсвет от множества костров. Будто жерло невысокого, но широкого, пышущего пламенем вулкана.

Скоро засиял бледный месяц, и замерцала лента широкой реки, на берегу которой вэринги поставили свою крепость.

Вкруг плоской вершины тянулась стена из вбитых в землю древесных стволов в два ряда, посередине насыпаны земля и камни.

У распахнутых ворот стояла стража – молчаливые бородачи в войлочных куртках, обшитых железными полосами, с огромными топорами и длинными обоюдоострыми мечами.