воскресенье, 5 октября 2014 г.

Вадим Долгов. Мечник. Око Перуна

Вадим Долгов. Мечник. Око Перуна
Он с отрочества готовился к службе в княжеской дружине – и осуществил свою мечту, став мечником Ярослава Мудрого. Но знал бы он, какую цену придется заплатить за эту честь и любовь юной княжны! Ведь человеческая жизнь – жертвенная пешка в игре богов, более жестокой и кровавой, чем любая игра престолов. И горе смертному, обратившему на себя взор беспощадного Ока Перуна!..

Новый роман о переломной эпохе Древней Руси. Ярослав Мудрый огнем и мечом усмиряет мятежные племена, новая христианская вера идет войной против древних богов, и тонет в крови языческий град Китеж…

Отрывок из книги:

Между тем Днепр становился все шире. Все больше крупных и мелких ладей и лодочек попадалось им на пути. Драккар Харальда гордо шел впереди, распугивая народ. Вслед за ним следовал дромон Архимеда. Через день-другой отряд останавливался для отдыха и пополнения запасов. В прибрежных селах покупались хлеб и мед. В лесах устраивалась охота. Тут Доброшка со своим луком тоже был почти незаменим. Единственным конкурентом ему в этом деле был варяжский лучник Улоф. Тот самый, который повредил механизмы дромона.

Между ними началось негласное соревнование. Каждый стремился принести к дружинному костру как можно больше битой птицы. Поначалу первенство уверенно держал Доброшка. Для него утиная охота в болотистых зарослях было делом вполне привычным. Но скоро и Улоф приноровился и стал приносить добычи не меньше, а иногда и больше, чем Доброшка. Тем более что с молодым Улофом на охоту приспособился ходить и старый «Улов». Стрелять Улоф Старый умел не ахти как хорошо. Зато охотникам помогал его верный пес, достававший из самой дальней болотины подраненных птиц. Успехи Доброшки в сравнении с двумя ловкими варягами побледнели.

Дарья Калинина. Шахматы на раздевание

Дарья Калинина. Шахматы на раздевание
Ремонт – дело добровольное, но бесконечное, в этом на собственном опыте убедились сыщицы-любительницы Кира и Леся, когда решили всего лишь немного обновить кухню в своем общем доме. Однако, как это обычно бывает с ремонтом, стоит только его начать – и остановиться невозможно… Девушки не успели оглянуться, а реконструкция по принципам фэн-шуй уже добралась до цоколя, где по совету дизайнера проделали дыру довольно внушительных размеров для выхода отрицательной энергии. И надо же такому случиться – сразу по окончании строительных работ коттедж ограбили, вскрыв сейф, в котором хранились драгоценности подруг. Среди прочего пропали серьги Лесиной бабушки. Теперь сыщицам во что бы то ни стало надо найти фамильную реликвию, пока о пропаже не узнала суровая мама Леси!..

Отрывок из книги:

Когда подруги очутились на улице, Леся первой сказала:

– Ты как хочешь, а мне кажется, что эта Лора не очень-то опечалена смертью брата.

– Мне тоже так показалось. Не было ни слез, ни особого горя.

Впрочем, радости на лице Лоры подруги тоже не заметили. Но надо быть совсем бесчувственной тварью, чтобы радоваться гибели брата, даже если сама эту гибель и организовала.

– А Хаяне? Чего ради он прискакал сюда почти сразу за нами?

Действительно, Хаяне сначала отправил подруг к бабушке Кости, а всего час спустя заявился к ней сам.

Валерия Леман. Богиня кофейного рая

Валерия Леман. Богиня кофейного рая
Ален Муар-Петрухин жестоко обманут в своих ожиданиях: его возлюбленная Соня упорхнула из Парижа, где они хотели встретить Рождество. Чтобы не оставаться в одиночестве, Ален отправляется в далекую Танзанию и сразу же натыкается на труп местного жителя Нгалы… Скульптор Джимми Нгума все свои силы отдал работе над драгоценной статуэткой Черной Мари, которую он мечтал передать в дар храму. Теперь же фигурка пропала, а помощник мастера, подозреваемый в ее похищении, был найден мертвым…

Русский негр Леня Куятэ собирался отдохнуть на родине предков, как вдруг танзанийская полиция повесила на него сразу несколько преступлений, и сейчас ему приходится рассчитывать только на детектива-любителя Алена…

Черная Мари – богиня луны жаркого континента, и как переменчив лик лунного месяца, так же капризно его божество – Мари наказывает и балует, и лишь немногие знают истинную ценность ее любви…

Отрывок из книги:

Допросы с протоколами по второму убийству оказались почти детской игрой – видимо, комиссар по моему мудрому совету решил всю свою энергию направить на Джимми Нгума и полковника Того. Ровно за пару минут я ответил на простые вопросы, не видел ли, не слышал ли чего-то, относящегося к убийству. Сознательно умолчав о своих полуснах-полуяви с криками и воплями под утро, я поклялся, что ничего не видел и не слышал, рядовой полицейский старательно записал мои чистосердечные ответы, и мы с комиссаром расстались, обменявшись напоследок широчайшими и жизнерадостнейшими улыбками.

Покончив с допросами полиции, я приступил к своим, первым делом отправившись искать Томаса, который, естественно, оказался в своем любимом месте – в кухне. Стараясь отвлечься от ужасов бытия, милый человек пек пироги со сладкой начинкой из бананов.

Сергей Козлов. Репетиция Апокалипсиса. Ниневия была помилована

Сергей Козлов. Репетиция Апокалипсиса. Ниневия была помилована
В романе Сергея Козлова от главы к главе переплетаются шесть судеб. Христиане, русские, мусульманин, китаец, бывший военный, кладбищенский «копаль», доктор философских наук, освободившийся зэк, врач и многие другие… Все они оказываются на пороге Конца времён. Узнаваемые картины современности, так совпадающие с признаками, которые указал Спаситель на Елеонской горе. И десятки пророчеств христианских святых, мучеников и даже суры Корана говорят со страниц этого романа. Апокалипсис уже за окном? Или у героев ещё есть немного времени? Или у всех нас ещё есть немного времени?.. Что-то уже свершилось, что-то только разворачивается на экранах наших телевизоров, что-то, кажется, вот-вот наступит… Не погаснет ли данная каждому от рождения искра Божия? И как пронести через разверзающийся ад любовь к близким, любовь к людям, а главное — веру и Любовь к Богу? Прочитать роман, включить телевизор, заглянуть в интернет, выглянуть в окно и сверить часы. Вот, что остаётся читателю.

Отрывок из книги:

Труднее всего было понять, какое время суток. Недвижимое небо, вязкая пасмурная хмарь, где 5 часов утра выглядят как 5 часов вечера или, в сущности, как 3 часа дня или даже полдень. Анна проснулась на сидении автомобиля, резко села и долго не могла понять, где она, как она сюда попала и какое, в конце концов, время суток. На первые два вопроса память нашла ответы, а последний повис вместе с небом. Обычная утренняя нужда вытолкнула её на улицу, она засеменила в общественный туалет, даже не успев подумать о Никонове. Его она увидела на обратном пути. Он сидел на крыльце храма, обложившись книгами, и внимательно вчитывался то в одну, то в другую, торопливо перелистывал страницы, при этом смешно мусолил указательный палец.

Наталья Александрова. Позолоченный ключик

Наталья Александрова. Позолоченный ключик
У Лолы и Маркиза — новое дело. Дело какое-то странное, непонятное. Они должны найти записную книжку. А кому она понадобилась, что в ней такого ценного, никто не знает. Плана нет, что делать — сам черт не разберет. А тут еще новая напасть. Маркиза обжулили… обули… обвели вокруг пальца! И кто? Парочка таких же мошенников. Но Леня не из тех, кого можно безнаказанно кинуть. В импровизированном соревновании «кто — кого» он полон решимости защитить деловую репутацию и доказать, что они с Лолой лучшие.

Отрывок из книги:

Женился Михаил очень рано, сразу после школы. Жена его была тихая, незаметная, болезненная, мужа любила, занималась садом и хозяйством. Единственное, что огорчало обоих, — у них не было детей. Жена ходила по врачам, они ничего определенного не говорили, назначали разные процедуры, но так ничего и не получалось.

А потом в жизни Михаила появилась Анфиса.

Он привез и установил ей купленный в магазине холодильник. Анфиса ходила вокруг Михаила в коротком халатике, стреляла глазами, восхищалась его сноровкой, а когда работа была закончена, предложила пообедать. Михаил был нестарым, не устоял перед чарами кокетливой молодки, и обед закончился в ее постели.

После этого так и пошло — Михаил заезжал в гости к Анфисе чуть не каждый день. Однажды, когда жена уехала к врачу в областной город, он привел Анфису к себе. При виде его дома глаза у нее загорелись. Она ходила по веранде, по комнатам, трогала теплое дерево стен. А потом, недели через две, объявила, что беременна.

Тут же Анфиса настояла, чтобы Михаил поговорил с женой, потребовал развода.

Порог

Вселенная движется к тепловому равновесию.

Тепло рассеивается в бесконечных ледяных пространствах. Самая низкая температура в космосе около трёх градусов по Кельвину. Благодаря остаточному теплу, виновник которого — Большой взрыв.

Три градуса — не предел. В лабораторных условиях, с помощью вакуумных и криогенных установок, люди получают и более низкие температуры.

Хотя пока не удавалось коснуться нуля. Он недостижим, как скорость фотона.

Можно лишь приближаться к нему, с трудом отвоёвывая миллионные доли градуса, — без надежды когда-либо достигнуть цели.

Температура — кинетическая энергия частицы в окружении подобных ей. Нуль Кельвина — где-то минус 273,16 градуса по Цельсию.

Нуль абсолютный, поскольку ниже просто ничего уже нет, согласно теории. Атомы замирают, электроны прекращают движение.

Сминаются кристаллические решётки. Никаких вибраций, осцилляций, флуктуаций.

Энергетическая смерть.

Зачем науке двигаться в этом направлении?

Ради познания. И ради поиска новых свойств, возможностей, материалов, которые могут способствовать развитию прорывных технологий.

Забавно.

Даже если вы, чудесным образом, достигнете предела — не сможете зафиксировать успех, ведь контрольная аппаратура состоит из тех же атомов...

В Центре низких температур, где я работаю, оперируют, в основном, шкалой, введённой Кельвином. Вода замерзает при 273 кельвинах и кипит при 373.

Наши будни, в общем, монотонны, скучны. Мы сидим в белых халатах за компьютерами и — ждём.

Впрочем, иногда рутина слегка нарушается.

Как, например, в данный момент.

Новый подход к проблеме перенаселения

— Эй, Макс. Погляди-ка на это! Савельев чуть отодвинулся в сторону, давая место Терехову, после чего оба принялись рассматривать объект, медленно плывущий на главном обзорном экране. Немного неправильной формы, поперечником километров в двести, он являл собой типичнейший астероид, но выглядевший крайне странно: его окутывала плотная газовая оболочка, в которой были видны даже стайки облаков, а поверхность отливала всеми оттенками зелени, средь которой поблёскивали похожие на лужицы ртути водоёмы, — не то пруды, не то озёра.

— Да он весь заросший, как утёс! — удивлённо воскликнул Терехов. — И ты только подумай — астероид, и с атмосферой!

— Этого не может быть, — уверенно проговорил Савельев. — С его мизерным тяготением атмосферы ему не удержать. Никак.

— И тем не менее, она есть. И зелень, и даже вода.

— Мираж какой-то, — неуверенно произнёс Савельев.

— Мираж в пустоте?

— Ладно, — сказал Савельев. — Давай сядем и посмотрим, что там такое. Сдаётся мне, это какая-то колоссальная «липа». Бутафория. И не более того...

* * *

Раскинувшийся вокруг пейзаж был просто изумительный.

Лужайку, на которую они приземлились, казалось только что покинули газонокосилки и поливалки: всё было донельзя чистеньким и ухоженным и так и сверкало под солнцем. С одной стороны её окаймляла берёзовая рощица, такая же ухоженная и чистенькая, с другой — невысокая скальная гряда, вся сплошь увитая какими-то вьющимися растениями с огромными розовыми и лиловыми цветами. Из небольшой расщелины в скалах вытекал ручей и трёхкаскадным водопадом низвергался в очень живописное озерцо, на зеркальной глади которого плескалась разная пернатая живность. В траве стрекотали кузнечики, в роще заливалась трелями какая-то птаха. В воздухе порхали бабочки, огромные, чуть ли не с голубя величиной, а в кристальной чистоты голубом небе плыли похожие на клочки ваты облака. Было хорошо до головокружения. Савельев с Тереховым стояли на краю чёрной проплешины, выжженной двигателями их корабля, вертя головами и с удовольствием вдыхая напоённый свежестью воздух.

Евангелие Антивируса

Виджет часов на телефоне Егора.doc показывал четверть одиннадцатого. Его друг безбожно опаздывал. Илья.rtf появился только спустя десять минут. Осторожно прошёл между картонными коробками, ящиками и мешками с цементом к единственному стоявшему у балкона складному столику, за которым ждал doc.

— Ты опоздал на полчаса.

Rtf виновато развёл руками и сел рядом с Егором. Он посмотрел на сидящих внизу двумя этажами ниже посетителей бара, которые поглощали ужин и холодное пиво после трудового дня.

— Моя pdf-ка никак не хотела отпускать.

Doc неодобрительно промолчал. Он так спешил сообщить другу новость, а тот опоздал из-за какой-то девчонки. Называется «у нашего барина важных дел не бывает».

Они с Ильёй сидели на третьем этаже строящегося клуба. Первый этаж уже запустили, там пока бар, а на втором и третьем — только голые бетонные стены, кирпичи, цемент в мешках, да доски на полу.

— А чего, собственно, ты меня сдёрнул? — поинтересовался Илья.rtf. — Ты, приятель, сорвал мне романтический ужин. Будь любезен — объясни, что у тебя такого сверхсрочного?

— Ключи от преддверия рая.

— Чего?

— Пароль, дубина! — Егор.doc вынужденно перешёл на шёпот, иначе его крик услышали бы внизу — все пьющие и поглощающие еду jpg-шки, txt-шки, mp3-шки и прочая публика. А также громилы секьюрити. Находиться на территории недостроенного и не запущенного в эксплуатацию клуба запрещено. Срок за это не дадут, но полицию вызовут. А Егору сейчас хотелось этого меньше всего. Он вообще не хотел тратить здесь время на разговоры, а поскорее увести друга в заветное место. По натуре он был существом действия и проволочек не терпел.

Энди Вейер. Марсианин

Энди Вейер. Марсианин
Я очень гордился тем, что попал в команду для полета на Марс — кто бы отказался прогуляться по чужой планете! Но… меня забыли. Бросили, раненого и растерянного, и корабль улетел. В лучшем случае я смогу протянуть в спасательном модуле 400 суток. Что же делать — разыскать в безбрежных красных песках поврежденную бурей антенну, попытаться починить ее, чтобы связаться с базовым кораблем и напомнить о своем существовании? Или дожидаться прибытия следующей экспедиции, которая прилетит только через ЧЕТЫРЕ ГОДА? Где брать еду? Воду? Воздух? Как не сойти с ума от одиночества? Робинзону было легче… у него хотя бы был Пятница.

Отрывок из книги:

Астронавты сгрудились в центре жилого модуля, сотрясавшегося под порывами ветра. Все шестеро надели полетные скафандры, на случай если придется бежать к МВА для чрезвычайного взлета. Йоханссен смотрела на свой ноутбук, а все остальные смотрели на Йоханссен.

— Постоянный ветер со скоростью более ста километров в час, — сообщила она. — Порывы до ста двадцати пяти.

— Господи, нас унесет в страну Оз, — сказал Уотни. — А какова скорость ветра для эвакуации?

— Технически — сто пятьдесят километров в час, — ответил Мартинез. — При большей МВА может опрокинуться.

— Какие-нибудь прогнозы о траектории бури? — спросила Льюис.

— Это ее край, — ответила Йоханссен, глядя на экран. — Прежде чем станет лучше, все должно стать еще хуже.

Стивен Кинг. Мистер Мерседес

Стивен Кинг. Мистер Мерседес
Восемь убитых и пятнадцать раненых на счету бесследно исчезнувшего убийцы, протаранившего на «мерседесе» ни в чем не повинных людей…
Стивен Кинг написал триллер, который заставит вас в ужасе оглядываться на каждый проезжающий мимо «мерседес» и совершенно по-другому смотреть на людей, с которыми вы сталкиваетесь каждый день.
Кто знает, какие жуткие тайны скрываются за соседней дверью и кто именно хочет свести счеты именно с вами?..

Отрывок из книги:

В понедельник, через два дня после смерти Элизабет Уэртон, Ходжес вновь сидит в итальянском ресторане «Димасио». В последний раз он приезжал сюда на ленч с бывшим напарником. Теперь обедает в компании Джерома Робинсона и Джанель Паттерсон.

Джейни говорит, что костюм ему к лицу, и тот действительно сидит лучше, потому что Ходжес сбросил несколько фунтов (так что «глок» на бедре практически не виден). А Джерому нравится новая шляпа, коричневая федора, которую Джейни импульсивно купила Ходжесу в этот самый день и вручила со словами, что теперь он частный детектив, а любой уважающий себя частный детектив обязан носить федору, чтобы при необходимости сдвигать на одну бровь.

Джером надевает шляпу и сдвигает под нужным углом.

– Я похож на Боги?

– Не хочется тебя разочаровывать, – говорит Ходжес, – но Боги был белым.

– Настолько белым, что практически светился, – добавляет Джейни.

– Забыл. – Джером возвращает федору Ходжесу, который кладет шляпу под стул, думая о том, как бы не забыть ее при уходе. Или не наступить на нее.

Эрик Аксл Сунд. Слабость Виктории Бергман. Часть 1. Девочка-ворона

Эрик Аксл Сунд. Слабость Виктории Бергман. Часть 1. Девочка-ворона
Криминальный роман-трилогия «Слабость Виктории Бергман» – литературный дебют двух шведов, Иеркера Эрикссона и Хокана Аксландера Сундквиста, пишущих под псевдонимом Эрик Аксл Сунд. Часть первая, «Девочка-ворона», до глубины души поразила читателей и критиков. Европейская пресса сходится во мнении, что ошеломляющий успех Сунда сравним разве что с успехом великого Стига Ларссона. Полиция Стокгольма находит в городе изуродованные трупы мальчиков. Поскольку жертвы – нелегальные иммигранты, чья судьба почти никого не волнует, полицейское начальство не поощряет стараний следственной группы. Но комиссар Жанетт Чильберг упорно ищет убийцу-садиста.

Психотерапевт София Цеттерлунд специализируется на пациентах, перенесших тяжелые травмы в детстве. Ее самые интересные клиенты – загадочная Виктория Бергман и Самуэль Баи, бывший ребенок-солдат из Сьерра-Леоне.

Когда пути двух женщин пересекаются, в их жизни наступает драматический перелом, обещающий мгновения счастья и недели тяжелейших испытаний.

Отрывок из книги:

Третьего мальчика обнаружили возле площадки для игры в петанк, неподалеку от Данвикской таможни, и, по мнению знатоков, он являл собой хороший пример удачного бальзамирования.

Жанетт Чильберг пребывала в отвратительном настроении. Не только потому, что они проиграли матч против команды “Грёндаль”, но и поскольку она, вместо того чтобы поехать домой и принять душ, направлялась осматривать еще одно место убийства.

Прибыла она туда потной и по-прежнему в спортивном костюме. Поздоровалась со Шварцем и Олундом, а затем направилась к курившему возле заграждения Хуртигу.