среда, 5 марта 2014 г.

Роберт Гловер. Хватит быть славным парнем!

Все мы знаем таких мужчин: они милы и обходительны, всегда готовы прийти на помощь, часто в ущерб собственным интересам. Даже самые сознательные близкие славных парней не могут удержаться от искушения воспользоваться их добротой, о них вспоминают? только когда от них что-то нужно, и даже малознакомые люди едут на их шее, свесив ножки. Но что славные парни получают взамен? Отсутствие нормальной личной жизни, посредственную работу без перспективы повышения и толпу псевдодрузей. Что же делать? Выход есть! В этой книге вы найдете действенную программу исцеления от синдрома славного парня. Это не просто несколько интересных идей, которые можно попробовать и забыть. Упражнения помогут славным парням прислушаться к своим мечтам, взглянуть в глаза собственным страхам и освободиться от них. Пора перестать прятаться за фасадом идеального сына-друга-коллеги и начать получать желаемое - в любви, сексе и жизни!

Почему книга достойна прочтения?
- Вы же хотите перестать постоянно угождать окружающим и наконец начать получать от жизни желаемое? Так в чем тогда вопрос?
- Книга поможет разобраться в себе избавиться от неэффективных моделей поведения - и для этого не придется превращаться в законченного подлеца.
- Прочитав книгу Гловера, вы обнаружите в себе огромный потенциал и обретете уверенность в своих силах.

Карл Эдвард Саган. Мир, полный демонов. Наука — как свеча во тьме

«Мир, полный демонов» — последняя книга Карла Сагана, астронома, астрофизика и выдающегося популяризатора науки, вышедшая уже после его смерти. Эта книга, посвященная одной из его любимых тем — человеческому разуму и борьбе с псевдонаучной глупостью, — своего рода итог всей его работы. Мифы об Атлантиде и Лемурии, лица на Марсе и встречи с инопланетянами, магия и реинкарнация, ясновидение и снежный человек, креационизм и астрология — Саган последовательно и беспощадно разоблачает мифы, созданные невежеством, страхом и корыстью. Эта книга — манифест скептика, учебник здравого смысла и научного метода. Яркий, глубоко личный текст — не только битва с псевдонаукой, но и удивительная картина становления научного мировоззрения, величайших открытий и подвижников. 

Наука для Сагана — чистая радость, она удивительна сама по себе. Взять хотя бы несколько фактов: вся информация о человеке содержится в каждой клетке тела; квазары находятся так далеко, что их свет начал излучаться по направлению к Земле еще до того, как она сформировалась; все люди — родственники и происходят от одних и тех же предков, обитавших несколько миллионов лет назад. Наука открывает беспрецедентные возможности, и человечеству давно нет нужды придумывать себе идолов и позволять манипулировать собой. 

Эта книга - манифест скептика, учебник здравого смысла и научного метода. Яркий, глубоко личный текст - не только битва с псевдонаукой, но и удивительная картина становления научного мировоззрения, величайших открытий и подвижников. 

За книгу "Мир, полный демонов" Карл Саган получил премию Хьюго.

A la guerre comme à la guerre

Размышляя о том, что же такое война, на ум первым делом приходит ассоциация «22 июня, ровно в 4 часа, Киев бомбили, нам объявили...» и... Зигмунд Фрейд. Согласно его классической теории психоанализа, человеческую личность держат на плаву бытия два мотива, радикально противоположных друг другу: креативное начало, известное как либидо, и деструктивное мортидо, влечение к смерти. Когда солирует либидо, жизнь цветет, пахнет, торжествует и плодится, ну а если же на авансцену выходит мортидо, то имеем войну.

Что движет людьми, когда они хватают в руки оружие и начинают друг друга убивать? Первое. Вася завидует Пете, что у него жена красавица, «Майбах» и ужинать он в Ниццу летает. Вася думает: «Ага, и я хочу так же. Пойду-ка я Пете по голове настучу, заберу жену, «Майбах» и сам буду в Ниццу летать». Мотив налицо - у него есть, у меня нет. Вася берет ружье. Это война захватническая. Нечестная и подлая. Второе. Петя видит, что Вася решительно намерен увести у него жену и «Майбах» в придачу. Петя знает, что жена и авто - это его собственность. Так почему он должен уступать Васе? Петя тоже берет в руки ружье.

Это - освободительная война, но в этом случае - благородная и честная. Но в любом случае - война! Насилие, разруха, смерть, страдание, деградация, регресс. И, несмотря на все ужасающие последствия, человечество упорно продолжает наступать на одни и те же грабли, меняя их форму - от Троянского коня до рейдерских захватов, - но оставаясь по сути все тем же неугасимым огнем, на который и в XXI веке люди летят, как мотыльки, и чаще всего сгорают.

Война и секс


Вопреки тому, что в мирное время война и любовь кажутся диаметрально противоположными явлениями, в реальности сексуальный потенциал увеличивается во время войны. Это доказано и учеными, и жизнью. В условиях, когда смерть близко, все инстинкты - и сексуальный в первую очередь - обостряются.

Богатый на войны XX век - хороший материал для изучения взаимосвязей войны и секса. Несмотря на то, что все больше информации появляется о концлагерях, массовых убийствах и прочих ужасах войны, тема секса до определенной степени остается табу. Ведь спали все со всеми - немцы с француженками, советские солдаты с немками и так далее. Так, согласно статистическим данным, француженки родили от немецких оккупантов более 200 тысяч детей. Но обо всем по порядку.

Капля ярости

О причинах возникновения конфликтов в человеческом обществе ученые спорят до сих пор. Но ясно одно, что конфликт, будь то локальная стычка или глобальное противостояние, сопровождает человека на протяжении всей его истории. А поскольку вино и другие алкогольные напитки с человеком давно, то звон бокалов и звон оружия нередко звучат в унисон.

ДРЕВНИЙ СПЕЦНАЗ

Интересными и мистическими подробностями пестрят истории о скандинавском «спецназе» - воинах берсерках. Одна средневековая хроника пишет, что берсерки грызли щиты в предвкушении кровавого пира сражения, другая сообщает холодящие кровь подробности того, как берсерки продолжали разить врагов, будучи пораженными копьями, стрелами, мечами или даже с отсеченными конечностями. Исландский скальд Снорри Стурлусон пишет в своих трудах, что только одним своим видом - голый торс, длинные волосы и бороды, звериные морды вместо шлемов и яростные боевые крики - они внушали страх и оцепенение врагам. Анализ саг и исторических свидетельств подвел ученых к мнению, что берсерки, вероятнее всего, доводили себя до состояния боевой ярости с помощью какого-то допинга. Согласно одной версии, это мог быть сброженный алкогольный напиток с добавлением экстракта мухомора, другие говорят о напитке, похожем на современный эль, третьи настаивают на опьяняющем отваре из трав. Сегодня нельзя точно сказать, что именно пили берсерки перед боем, но можно быть совершенно уверенным в том, что в случае гибели на поле боя эти воины отправлялись пить хмельные напитки на пир к самому Одину. По крайней мере, в этом нас уверяют тексты средневековых Эдц.

Елена Кондаурова. Рене по прозвищу Резвый

Мог ли Рене знать, чем обернется побег из семинарии? Знал бы, может, сидел смирно и слушал святых отцов.

Шутница-судьба одарила парня своей улыбкой, и ветер странствий подхватил и унес в Новый Свет, где юного барона де Гранси ждали тяжелые испытания и кровавые сражения, настоящая дружба и встреча с морской девой.

Корсары даже избрали Рене своим капитаном, он заполучил гору золота. Хотя, что золото? Блестящий металл, и только…

Отрывок из книги:

Эту ночь Рене почти не спал, взяв на себя обязанности судового лекаря. Отказаться он даже не пытался, хотя мог бы сослаться на то, что слышал о лекарском деле только краем уха и видел, что надо делать, краем глаза. Все равно никого другого не было. Остальные могли сделать только еще хуже, чем он. Поэтому Рене весь оставшийся день, пока было светло, извлекал пули и зашивал раны, поминутно вытирая мокрый от напряжения лоб рукавом, а ночью сидел с тяжелоранеными, чтобы хоть как-то облегчить их страдания.

По счастью, тяжелораненых было всего двое. Одному пуля разворотила живот, второму саблей раскроили грудь и плечо. Рене не был знаком с этими людьми, не помнил лиц, не знал имен, пока ему их не назвали, но ему было сильно не по себе при виде их страданий. Это нелегко, когда на тебя смотрят чуть ли не как на бога, ожидая помощи, а ты ничего не можешь сделать. Особенно сильно мучился тот, который был ранен в живот. Рене вообще не знал, что с ним делать, и когда перед самым рассветом тот испустил дух, так же не знал, что ему чувствовать. То ли облегчение от того, что бедняга отмучился, то ли угрызения совести от того, что не смог помочь. Когда умершего наскоро зашили в парусину и спустили по доске в море, давешние переживания Жиля по поводу потери пациентов вдруг стали Рене очень понятными.

Эхо трех войн


Можно ли быть благодарным войне? Всерьез искать ответ на этот вопрос - сегодня, пожалуй, рискованно. 20 век приучил большинство людей к тому, что война - это только зло, только ущерб и страдания. Общество, безусловно, осуждает тех, кто говорит, будто у войн есть или еще возможна светлая сторона - это сегодня на 100% темное понятие.

Тем не менее в течение долгих столетий война признавалась чуть ли не единственным средством правильного воспитания мужчин, да и наилучшей формой развития государств. Во многих культурах войны интерпретировались как неизбежное и морально оправданное следствие великого правления, как стремление идеальных мужских характеров к логичной для них доблести и триумфу. И до сих пор консервативное восприятие мужчины - это роль защитника, причем вовсе не от бытовых неурядиц, а от брутальных физических угроз, концентрированное воплощение которых - это война. Впрочем, сегодня откровенную романтическую тоску по былым временам толерантности человечества к войнам можно наблюдать лишь в жизни отдельных смельчаков, которые, очевидно, жалеют, что родились в мирную эпоху, и которые компенсируют свою, без преувеличения маргинальную влюбленность в войну, участвуя в реконструкциях сражений, потребляя милитаристские товары, изучая историю войн и упражняясь в использовании оружия.

Капитан Пайн

Будущая звезда «Стартрека», Крис родился в исключительно голливудской семье. Его бабушка, звезда 1940-х Анна Гуинн, была типичной pin-up-красоткой, прославившейся ролями в фильмах о Франкенштейне, Флеше Гордоне и Дике Трейси: дед - адвокатом, в итоге ставшим президентом Ассоциации юристов Голливуда. Отец Пайна Роберт - актер, сыгравший в паре сотен фильмов и сериалов, всегда, правда, на вторых ролях - зато в самых популярных. Среди прочего - в «Докторе Хаусе», «Отчаянных домохозяйках», «Костях», а в молодости - в том же «Стартреке». Мать Криса - тоже актриса, но ее карьера была менее успешна, хотя и в ее фильмографии - 21 роль, и в итоге она стала психотерапевтом. Тоже, как вы уже поняли, работающей с актерами, старлетками и режиссерами с творческими кризисами. И хотя сам Пайн не сопротивлялся, уже с детства бабушка, дедушка и все остальные уговаривали его стать актером - что, кстати, бывает довольно редко в актерских семьях, которые обычно не хотят, чтобы их ребенок полжизни провел в очередях на прослушивание, страдал от отрицательных рецензий и зависел от произвола режиссеров и конъюнктуры на лица определенного типа.