среда, 5 ноября 2014 г.

Петр Крамер. Небесный механик

Петр Крамер. Небесный механик
Она – похитительница произведений искусства, прекрасная авантюристка, смелая и благородная. Он – русский разведчик-нелегал, одиночка, вступивший в схватку с тайной организацией преступников. Их путь лежит через Швейцарию, Францию, Колумбию. И на этом пути случится такое, что простому обывателю и представить невозможно. Будут приключения и загадки, погони и катастрофы, предательство и обман, перестрелки… и любовь. Любовь, которой суждено изменить мир! ВОРЫ против УБИЙЦ. ЛОВКОСТЬ против НОЖА. СМЕКАЛКА против ПИСТОЛЕТА. Оружие прошлого против фантастических технологий будущего.

Глава из книги:

На аэродром ехали молча. Аскольд с Батистом на заднем сиденье, впереди шофер и секретарь.

Сначала Аскольд хотел потребовать, чтобы секретарь остался в особняке или добирался до места самостоятельно, но Батист объяснил: без Янгера старт гонки невозможен, тот подготовил торжественные речи для всех членов правления SPAD и попросту обязан присутствовать на мероприятии согласно протоколу, иначе возникнут ненужные осложнения и подозрения.

Когда паровой фаэтон вкатился через ворота порта на летное поле, там уже толпился народ. Зеваки собрались у веревочного ограждения по периметру площадки, где самолеты ожидали выезда к линии старта. Вдоль ограждения прогуливались, заложив руки за спину, суровые жандармы с красными повязками на рукавах. Слева от площадки, у сколоченной из бруса трибуны, выстроились в ряд дорогие авто владельцев авиакомпаний и конструкторских бюро. Около автомобилей скучали шоферы, а на трибуне царило заметное оживление: Аскольд насчитал с десяток лакированных, блестящих на солнце черных цилиндров и столько же офицерских фуражек, расшитых золотом лавровых венков. Над трибуной был растянут ярко-оранжевый транспарант, на флагштоках за ним полоскались разноцветные вымпелы компаний.

Валери Домен. Крутая тусовка

Валери Домен. Крутая тусовка
Там собрался весь цвет средств массовой информации, умело подобранная смесь власти, денег, красоты и успеха. Директор самого крупного европейского телеканала Филипп Серра любил приглашать в частный салон своей империи людей, которые были на слуху, стоявших в первых рядах на сцене, телеэкране и страницах газет и журналов.

В этот вечер подбор гостей был особенно эклектичным: Кристоф Миллер, любимый телеведущий домохозяек старше пятидесяти лет; Клара Лансон, всемирно известная дива, всеми любимая, но пресытившаяся славой, Софи Ракен. заносчивая интриганка, ведущая 20-часовой программы теленовостей, а также Франк Форкари, аморальный и бессовестный папарацци; а также Женнифер Лебрен, любвеобильная топ-модель, жена богатейшего комического актера, и др. Семнадцать человек соревновались в рейтинге, лифтинге и нарядах. И этот вечер обещал быть удивительно приятным, но…

Наши знаменитости мечтали на него попасть, а теперь…

Глава из книги:

Клара Лансон, всемирно известная звезда варьете

Клара лежала, свернувшись комочком, на одном из канапе апартаментов, которые она снимала в одном из самых шикарных отелей Лондона. И рыдала, как грудной ребенок. У нее было все, но все чаще и чаще она ничего не чувствовала. В первый раз у нее возникло ощущение пустоты, когда она была на сцене одного нью-йоркского театра. И после нескольких вызовов, дойдя под гром аплодисментов до своей уборной с красными обоями, когда Стив накинул на ее хрупкие плечи большое махровое полотенце, чтобы она не простыла, она попросила его оставить ее на несколько минут одну. Этого она никогда не делала вот уже целых десять лет. Он удивился, перед тем как уйти, задал ей какие-то вопросы, был явно обеспокоенным. Когда она закрыла за ним дверь своей уборной, стены помещения начали качаться, она почувствовала, как ее что-то приподняло, а затем бросило в темный колодец. Она пришла в себя, только когда услышала нервный стук в дверь.

Каньон в никуда

Ивел Нивел

8 сентября 1974 года трюкач Ивел Нивел попытался перепрыгнуть через каньон Снейк-ривер на своем «скайцикле». Репортаж с места события вел Джо Эстерхаз, который описал хаос, охвативший Айдахо накануне События века.

Прошло несколько недель, с тех пор как я уехал из каньона Снейк-ривер. Поры моей кожи наконец очистились от этой ужасной пыли, а мои сожженные солнцем губы наконец сбросили все струпья. Но я до сих пор слышу вопли за фанерным заборчиком; помню человеческую плоть, заполонившую скалы, поля и перелески. Тысячи кулаков поднимаются в сухой воздух. Тысячи глоток ревут: «И-и-и-и-ивел! И-и-и-и-ивел! Ни-и-и-и-ивел!»

Затем ракета в форме пивной бутылки взлетает в голубое небо, забор не выдерживает напора, и потоки кричащих тел текут сквозь поднятую ими самими пыль и стягиваются к бездне, к тому месту, где земля заканчивается и начинается ничто, обрывающееся вниз, к напоминающим блевотину зеленоватым водам Снейк-ривер.