воскресенье, 18 мая 2014 г.

Виктория Руссо. Цыпленок жареный. Авантюристка голубых кровей

Виктория Руссо. Цыпленок жареный. Авантюристка голубых кровей
Анна – единственный ребенок в аристократическом семействе, репутацию которого она загубила благодаря дурной привычке – мелким кражам. Когда ее тайное увлечение было раскрыто, воровку сослали в монастырь на перевоспитание, но девица сбежала в поисках лучшей жизни. Революция семнадцатого года развязала руки мошенникам, среди которых оказалась и Анна, получив прозвище Цыпа. Она пробует себя в разных «жанрах» – шулерстве, пологе и даже проституции, но не совсем удачно, и судьба сводит бедовую аферистку с успешным главой петроградской банды – Козырем. Казалось бы, их ждет счастливое сотрудничество и любовь, но вместе с появлением мошенницы в жизнь мужчины входит череда несчастий… так начался непростой путь авантюрной воровки, которая прославилась тем, что являлась одной из самых неудачливых преступницы первой половины двадцатых годов.

Главы из книги:

Счастливый лотерейный билет

Прошел месяц с момента знакомства Анны с проституткой Надин и хозяином трактира. В увеселительном заведении все хорошо знали желтоволосую Цыпу. Тапер, отчаянно брякающий вечерами по клавишам расстроенного пианино, посвящал ей музыкальные номера, а очарованные повара тайно угощали вкусными десертами. Многие гости стремились скоротать вечерок в компании веселой ухоженной девицы, которая отличалась от других девиц, выставленных на показ, благородством и сдержанностью. У нее появились поклонники, щедро одаривающие ее подарками. Это было своеобразной игрой, в которой Цыпа наслаждалась своим преимуществом, ведь все понимали, что за ее спиной – грозная тень самого Козыря, человека с виду интеллигентного, но, как выяснилось, умеющего причинять боль и моральную, и физическую.

Лиза Марклунд. Пожизненный срок

Лиза Марклунд. Пожизненный срок
Полицейский Нина Хофман была на дежурстве, когда поступило сообщение о выстрелах в центре Стокгольма. Убитым оказался ее друг, комиссар полиции Давид Линдхольм, и все улики указывают на его жену Юлию, находившуюся тут же с физическими травмами и в состоянии аффекта. К тому же пропал их четырехлетний сын. По бессвязной, невразумительной речи Юлии можно было догадаться, что во время трагедии в квартире находилась еще какая-то женщина… Сообщение о смерти одного из самых известных и уважаемых детективов Швеции застало журналистку Аннику Бенгтзон, некогда освещавшую нашумевшее дело о Нобелевском убийце, далеко не в лучшие ее времена. Но ни разлад с мужем, ни обвинение в сожжении собственного дома не помешали ей со всем профессионализмом и присущей ей дотошностью окунуться в новое громкое дело.

Отрывок из книги:

Офис располагался на тринадцатом этаже. Из окна открывался вид на Скантулльский мост и на ту часть Стокгольма, которая раньше была промышленной зоной Хаммарбю. Мебель в приемной была серой, стены — белыми, паркетные полы — полированными. В коридоре стояли неудобные стулья, обитые черной кожей.

Аннике было жарко и неудобно в вязаной кофте. Джинсы запачкались, пока она шла по лужайке Берит. Она подогнула ноги под стул и взглянула на часы.

С минуты на минуту должен был прийти Томас.

Ольга Маховская. Зависть как повод для нежности

Ольга Маховская. Зависть как повод для нежности
Подруги Поля и Галя – взрывной коктейль противоположностей. Но, возможно, именно поэтому им так легко вместе? К тому же обе женщины находятся в поисках большой и светлой любви. Бойкая Галка считает, что лучшие мужчины и отцы живут исключительно за границей, а потому для начала отправляется покорять жаркий Израиль, а потом и далекую Америку! А Поля, создание трепетное и нежное, уверена в том, что настоящую любовь еще надо заслужить! Но ей не удается спокойно «ждать у моря погоды» – не успела ее подруга вылететь из страны, как на пороге квартиры объявился бывший Галкин муж и… похитил дочку Светочку! И это только начало! На пути к заветной любви подруг ждут серьезные испытания…

Отрывок из книги:

Несмотря на близость, Полина не знала, как сказать подруге, что теперь у нее есть жених. Не просто на раз, как у Гали, а серьезно. Она чувствовала себя виноватой и в том, что проглядела Светочку, и в том, что чуть не влюбилась в Галиного мужа, и в том, что теперь вот собирается замуж за Потапова, и в том, что теперь ей нужна вся квартира целиком для будущей счастливой семейной жизни. Утешала себя тем, что все друг друга как-нибудь полюбят, ведь любит же она и Светочку, и Галю, и Потапова, и тогда всем места хватит, если не ссориться.

Потапову она назначала свидания то на улице, то в сквере, то у самого детского садика.

– Ей нужно прийти в себя. Может, они помирятся и снова будут жить вместе? – объясняла Полина свою тактику поведения.

Валерий Ламзов. Золотое сечение Иуды

Валерий Ламзов. Золотое сечение Иуды
Бывший высокопоставленный чиновник Сергей Ванин хочет свободы. А настоящую свободу дают только деньги, причем большие. Расчетливый, изворотливый, цепкий, он никогда не отдает того, что считает своим, и идет к своей цели невзирая ни на какие обстоятельства. Но есть ли цена у предательства? Можно ли купить любовь близких? Достигнув почти всего, о чем может мечтать смертный, Ванин получает странный подарок: неизвестный художник рисует на стене в каминной копию «Тайной вечери» да Винчи. Заболев, в бреду Ванин видит, как с картины сходит Иуда и беседует с ним. Но и после выздоровления Ванина Иуда не исчезает, а остается с ним – тайным советником, альтер эго. Кто он? Голос совести, искуситель или апостол, предавший Христа? Что преследует Иуда, вынимая из потаенных уголков памяти Ванина старательно забытые факты?..

Отрывок из книги:

Жизнь продолжалась, и очень скоро Сергей Арнольдович привык к тому, что Иуда из Кариот прочно утвердился в его жизни в качестве консультанта, советника и близкого друга. Правда, об этом никто, кроме самого Сергея Арнольдовича, не знал. В окружении Ванина лишь заметили некоторые новые привычки своего шефа.

Больше всех удивлялась секретарша Евгения Петровна, также уведенная в свое время из министерства. Она была почти ровесница Ванина и знала его с момента прихода в Министерство. Это был классический секретарь со всеми вытекающими последствиями стареющей дамы, убежденной в том, что весь бизнес ее шефа держится на ее личной преданности, исполнительности и порядочности. После многократных неудачных попыток устроить свою личную жизнь она остановилась на том, что решила посвятить себя служению шефу, служению бесполому, построенному на платоническом уважении. Она умела все, что касается ее работы. И в офисе персонал ее боялся не на шутку.

Иосиф Кантор. Ной. Всемирный потоп

Иосиф Кантор. Ной. Всемирный потоп
Как праведному человеку сохранить душу и совесть в порочном мире, приговоренном за грехи к уничтожению? Сможет ли он убедить в своей правоте любимую жену и детей? Исполнит ли безропотно волю Божью – или попытается спасти в Ковчеге не животных, а людей? Раскроет ли жестокое убийство, совершенное в разгар строительства, – убийство, в котором обвиняют самого Ноя, а он с ужасом начинает подозревать собственных сыновей… Захватывающий библейский детектив о ветхозаветном патриархе, строителе Ноева Ковчега, спасителе рода людского от Всемирного Потопа.

Глава из книги:

Потомок Каина

Западный ветер даром что дул с моря, нес не прохладу, а зной. Гонцы, как сговорившись, приносили плохие вести одну за другой. На перевале Пештар обнаглевшие до предела разбойники напали на караван правителя, везший в столицу дань, собранную по ту сторону гор. Перебили охрану и забрали все. Одному из погонщиков удалось спастись, удрал в суматохе на своем верблюде. Поклажу, конечно, сбросил, сын шакала, чтобы верблюд бежал скорее, за что и был наказан – вон, голова торчит на шесте у восточных ворот дворца.

Никогда не было такого, чтобы разбойники могли одолеть воинов. Разве что вдесятером на одного, но караван с данью сопровождала полусотня воинов, отборных, закаленных в боях, рубак. Что – пять сотен разбойников накинулись на них? Невозможно в это поверить, ведь известно, что разбойничьи шайки немногочисленны – двадцать, тридцать, много сорок человек. Если разбойников собирается много, то они сразу же делятся на враждующие группы и принимаются резать друг дружку. Ох, уж не сговорились ли разбойники с воинами? Караван-то был богатый… А может, и не было никаких разбойников? Воины могли сговориться с погонщиками, бросить жребий и прислать одного якобы спасшегося к правителю, рассказывать сказки. А сами свернули с пути и где-то, в укромном месте, поделили добычу. «Никто не спасся, правитель, только мне удалось!» Никто из воинов, умелых в битвах, не смог спастись, а какой-то щенок смог! Эх, надо было не рубить ему сразу голову, а подвергнуть пыткам, чтобы сказал правду. Поспешил, не сдержался, сиди и гадай теперь.

Саймон Скэрроу. Преторианец

Саймон Скэрроу. Преторианец
Рим императора Клавдия задыхается в тисках голода – поставки зерна прерваны. Голодные бунты рвут столицу на части. Сам император едва не попадает в лапы бунтовщиков. Тайная организация республиканцев плетет заговор, готовя свержение Клавдия. Нити заговора ведут к высшему командованию императорских гвардейцев – преторианцев. Кажется, император загнан в угол и спасения ждать неоткуда. Осталась одна надежда – на старых боевых друзей Катона и Макрона. Префект и опцион должны внедриться в ряды гвардейцев как рядовые преторианцы, раскрыть заговор, разобраться с поставками зерна в Вечный город и спасти императора. Задачка как раз для армейских ветеранов.

Глава из книги:

Через четыре дня после этого Катон сидел в казарме, когда из патрульного обхода улиц вернулись Макрон и остальные преторианцы. После подавления в городе голодного бунта император приказал всем когортам гвардии патрулировать улицы вместе с караульной стражей, оставив дворец под охраной германских наёмников. По всем основным перекрёсткам были расставлены постоянные посты охраны и наблюдения за порядком, а малейшие скопления людей в общественных местах немедленно разгонялись. За головы предводителей бунта были объявлены награды, а их описания развешаны на всех улицах вокруг Форума. Но пока что арестовано было всего несколько мелких зачинщиков беспорядков, тех, кто швырялся камнями; их уже казнили, и их головы насадили на колья и выставили перед входом в императорский дворец. Цестия так и не поймали, несмотря на немалую награду, обещанную всякому, кто укажет властям, где он скрывается. Такая у него была жуткая репутация, что его все боялись, и никто из обитателей Субуры не осмелился бы признаться патрульным, что он хотя бы что-то слышал о Цестии.