суббота, 27 декабря 2014 г.

Роберт Гейтс. Долг. Мемуары министра войны

Роберт Гейтс. Долг. Мемуары министра войны
Эта книга повествует о четырех с половиной годах войны: о боевых действиях американской армии в Ираке и Афганистане, о войне против «Аль-Каиды» и Усамы бен Ладена. Кроме того, эта книга рассказывает о личной войне Роберта Гейтса с конгрессом – войне, которая продолжалась каждый день его пребывания на министерском посту. Рассказывает о драматическом контрасте между публичной респектабельностью двухпартийной системы и личными чувствами, которые вызывала эта мнимая респектабельность и среди которых преобладали разочарование, отвращение и ярость.

Отрывок из книги:

На 21 января 2009 года я пробыл министром обороны чуть более двух лет, но в тот день снова оказался «чужаком». Да, в предыдущие годы мне доводилось пересекаться с некоторыми нынешними соратниками Обамы, но в целом я никого в новой администрации по-настоящему не знал и, конечно, никого не мог назвать своим другом – исключая разве что нового директора ЦРУ, Леона Панетту. При этом новую администрацию буквально пронизывала «паутина» давних отношений – тут и партийные контакты и союзы, и связи, «унаследованные» от администрации Клинтона; естественно, я в этих связях и контактах совершенно не ориентировался. А соперничество между Хиллари Клинтон и Обамой за право выдвигаться кандидатом в президенты от Демократической партии на выборах еще больше сбивало меня с толку: кое-кто из бывших сотрудников администрации Клинтона поддержал Обаму и тем самым очутился в «лагере врагов» Хиллари, а среди сторонников Обамы преобладало прохладное, мягко говоря, отношение к Хиллари и ее сторонникам. Принцип «команды соперников» на вершине власти действовал намного эффективнее, чем ниже по вертикали власти.

Будучи «чужаком», я вдобавок мгновенно удостоился в новой администрации статуса «престарелого министра». Я был всего на три года старше Буша-43, однако разница с Обамой составляла почти двадцать лет. Многие влиятельные сотрудники – уровня ниже топ-руководства – новой администрации, особенно в Белом доме, учились в колледжах или даже в средней школе, когда я уже стал директором ЦРУ. Неудивительно, что в Белом доме ко мне приклеилось прозвище Йода (помните этого ветхого учителя джедаев в «Звездных войнах»?). Новые назначенцы, в основном из помощников и сотрудников аппаратов ассистентов конгрессменов, все, как один, были умными, бесконечно трудолюбивыми – и абсолютно лояльными президенту. Но вот знаний из первых рук о менеджменте в реальном мире им категорически не хватало.

Сергей Лукьяненко. Шестой Дозор

Сергей Лукьяненко. Шестой Дозор
Это последняя история о Светлом маге Антоне Городецком.

Отрывок из книги:

Контроль таможенный, контроль пограничный, контроль для Иных… Я вышел из Шарля де Голля, встал в хвост коротенькой очереди к такси и набрал дежурного.

На связи по-прежнему был Павел.

– Что, уже в Париже? – с нескрываемой завистью спросил он. – Тепло там у вас?

– У них. Да уж, теплее, чем у нас. Плюс пять примерно. Где Егор?

– Тебе адрес?

– Нет, мне надо знать, где он сейчас. Точнее – где будет через час.

Паша картинно вздохнул:

– Предупреждал бы заранее… Через час Егор будет ужинать поблизости от здания Биржи. Учти, это не предвидение, это перехват его разговора. Он встречается с каким-то другом, они собирались пообедать.

– Ух ты, – сказал я. – Красиво живут простые русские фокусники! Селятся в Париже, ужинают в центре…

– У него на счете меньше сотни евро, – скептически сказал Паша. – Так что – фокус не удался.

Подошла моя очередь, я сел в такси, попросил:

– Emmenez-moi a Bourse de Paris, s’il vous plait.

Не знаю, выглядел ли я похожим на человека, который примчался из Москвы в Париж, чтобы срочно что-то сделать на Бирже. К примеру – продать пару нефтяных месторождений, а купить завод по производству одеколона и виноградник.

Наверное, все-таки нет.

А. Пехов, Е. Бычкова, Н. Турчанинова. Мастер снов

А. Пехов, Е. Бычкова, Н. Турчанинова. Мастер снов
Мир ближайшего будущего, на первый взгляд стабильный и гармоничный, где давно обузданы опасные вирусы, генная инженерия продлевает жизнь и молодость, а биотехнологии способны создать даже искусственные тела. Город, объединивший несколько стран в единое государство – который всегда был гарантом стабильности, надежности и защиты для своих граждан.

Мир Полиса никогда не видел темных веков и ужасов инквизиции. Но мало кто из его жителей знает, что скрывается за этой стабильностью и как рискуют собственными жизнями мастера снов, чтобы сберечь его устойчивость и неизменность, сохранить гармоничное развитие.

Благодаря их работе никто давно не рассчитывает столкнуться с воплощенным кошмаром, не задумывается о существовании черных сновидящих, которых в древности именовали убийцами и разрушителями и боялись больше самой смерти. И тем более никто не верит, что они могут обрести реальность и выйти на улицы.

Отрывок из книги:

Уже вечером, дома, оракул поставил в изголовье чашу с вином и лег на кровать. Каркас из натурального дерева скрипнул под тяжестью его тела. Затем он опустил на ладонь чашку Мэтта, а под голову сунул подушку, которую держал Леандр. Для прорицателя было не сложно действовать с двумя, а то и тремя предметами. Он просто плавно переходил из одного сновидения в другое.

Аякс запрыгнул на постель, протопал к голове прорицателя и, сосредоточенно сопя, улегся рядом, свернулся клубком, старательно прижимаясь к уху Герарда горячим шерстяным боком. Глубоко вздохнул и замурчал. Громко, переливчато, умиротворяюще. Оракул закрыл глаза, погружаясь в этот рокот, заполняющий собой всю комнату… весь мир. Несколько мгновений покоя, покачивания на уютных волнах тепла, и сон накатил на него, во всю ширь открывая невидимые двери.

Опиум для андроида

Опиум для андроида

Почему IT-творчество неизбежно перестанет считаться возвышенным занятием.

После долгих лет сопротивления в 2014 году я, наконец, попался в социальную сеть Facebook. Поначалу зарегистрировался и, затаившись, стал наблюдать за жизнью в сети тех, кто вызывал у меня любопытство. Но однажды мне пришло приглашение к дружбе. За ним последовало второе, третье, потом целая сотня. Мне было приятно оттого, что столько человек меня помнят. Но этот дружеский поток быстро иссяк, и я стал грустить — мои сокровенные мысли отмечали лайком меньше людей, чем фото какого-нибудь морского гада в чужой тарелке. Хотя давно было понятно, какими чувствами живет человек в социальных сетях. Поэтому я так долго сторонился их.

Финансы во благо

Иррациональный оптимизм
Как спасти рынки от кризиса с помощью «автопилота».

Книги Йельского профессора Роберта Шиллера приходят к русскоязычному читателю одна за другой. Прошлым летом «Альпина паблишер» выпустила его главный труд «Иррациональный оптимизм», удачно подгадав к выбору Шиллера нобелевским лауреатом по экономике. В оригинале книга вышла 13 годами ранее. Теперь издатели поняли, что Шиллер — важный человек, и стали работать быстрее. Только что издательство Института Гайдара опубликовало русский перевод его последней книги «Финансы и хорошее общество», вышедшей по-английски относительно недавно, в мае 2012-го.

«Иррациональный оптимизм» стал бестселлером: из изучения книжек об ошибках инвесторов можно извлечь финансовую пользу, а Шиллер очень тонко соединяет демонстрацию психологии рынков с финансовым анализом. Новой книге широкая популярность не грозит. В ней он пытается сделать следующий шаг — рассказать о том, как следует регулировать и реформировать ошибающиеся финансовые рынки, чтобы в целом они приносили обществу больше пользы, чем вреда. Этой же задаче посвящена одна из последних книг чикагского экономиста Рагхурама Раджана, после ее выхода получившего возможность реализовывать свои идеи на посту главы нацбанка Индии.

Но у читателей такой подход заведомо не может быть популярным. Финансисты не любят, когда чиновники заставляют их писать для банков «прижизненные завещания», ограничивают короткие продажи или требуют отделить управление собственными деньгами банка от инвестирования средств вкладчиков. А чиновники предпочитают эти простые регулятивные решения неоднозначным подходам, которые предлагают Шиллер и Раджан. Идеи, опережающие свое время, редко быстро становятся популярными. Особенно выстроенные как у Шиллера, который хочет сохранить за финансовыми рынками свободу и одновременно сделать их менее рискованными.

Кругом вранье

банкиры

Большинство людей время от времени лгут. Чиновники и банкиры — чаще, чем другие.

Все ли люди врут? Врут ли чиновники и финансисты чаще обычных людей? За последнее время наука заметно продвинулась в понимании природы вранья. Вранье — большая экономическая проблема. Американский ритейл еще 10 лет назад терял порядка $16 млрд в год на гардеробном мошенничестве — когда люди «покупают» одежду, немного носят ее, а потом возвращают, получая деньги назад. На рынке недвижимости потери от мошенничества вдвое больше, а налоговое мошенничество в то время, по оценкам Accenture, превышало $300 млрд — люди уклоняются от 15% налогов, которые должны заплатить. Еще вдвое выше сумма, которую теряют на воровстве и обмане со стороны своих сотрудников корпорации.