среда, 15 октября 2014 г.

Гай Юлий Орловский. Ричард Длинные Руки – император

Гай Юлий Орловский. Ричард Длинные Руки – император
Последний страшный бой с самым необычным врагом вселенной! Атака за атакой на неприступную крепость чужаков из неведомых вселенных, но все гибнут, как комары в свете мощной лампы. Гномы, эльфы, тролли тоже вступают в страшный смертный бой, а доблестный сэр Ричард тем временем решается на очень рискованный ход…

Глава из книги:

Между дальними деревьями словно бы появилось еще одно, только шагающее: Тамплиер, сам как выросший на просторе дуб, громадный и широкий, даже двигается, растопыривая руки, как дерево ветви. Издали поймал меня взглядом и пошел, слегка нагибая голову и глядя исподлобья, будто готовится боднуть.

Я ощутил некоторое напряжение. Хорошо хоть Си-гизмунд чем-то занят, вдвоем они слишком тяжкое испытание для моей гибкой совести, оба слишком правильные и праведные.

Тамплиер заговорил тяжелым бухающим голосом еще издали:

— Сэр Ричард, готовитесь выехать из лагеря?.. Мы с вами.

Он сказал так категорично, что я лишь пролепетал довольно глупо:

— Мы — это Тамплиер Первый?

— Нет, — ответил он и бросил взгляд через мое плечо, — с сэром Сигизмундом.

Я обернулся, Сигизмунд подходит с той стороны, чистый и светлый, сияющий, как в горном ручье серебряная рыбка.

Болшево и его обитатели

райкин

Писатель Эдуард Тополь продолжает свой рассказ о кинозаповеднике «Болшево».

- А знаете, как Никита разыграл Сергея Михалкова? Никита, ты сам расскажешь или...

- Ну зачем вспоминать? - сказал композитор Богословский.

Всегда одетый так, словно он только что с приёма в английском посольстве, в прекрасном тёмном, с искринкой костюме, импортной сорочке и красной бабочке, Никита Александрович был не меньшим, если не большим, модником, чем Аркадий Райкин. Сидя на веранде в компании киношных мэтров и их жён, он с небрежным хвастовством демонстрировал очередную импортную диковинку - «Полароид», которым фотографировал Райкина, Утёсова, Райзмана и остальных присутствующих. Не помню, кто из них (да это и не важно) продолжал рассказывать про очередной розыгрыш «зловредного» Богословского.

Владислав Выставной. Темная сторона

Владислав Выставной. Темная сторона
Это мир, в котором нет места человеку. Имя ему – Земля. Здесь каждый день приходится биться за выживание, и цена твоей жизнь – гибель других. Лео уже сросся с оружием, но чувствует себя чужим на Земле. Он смотрит в небо, туда, где сверкает Селена – его далекая родина. Там все иначе, там цивилизация, там настоящий рай.

И вот он, случай: вместе с боевыми товарищами Лео вырывается из враждебного мира. Сбылась мечта – он снова дома. Можно забыть о грязном умирающем мире и наслаждаться жизнью. Но что-то пошло не так. Рай обернулся Адом.

Отрывок из книги:

Женщина так и не назвала своего имени, именуя себя просто Последней. Наверное, это следовало все той же традиции, о которой говорил Доктор – называться прозвищем, выражавшим суть человека. Хотя по едва заметным признакам было заметно – она не совсем человек. Еще там, на Земле, Лео заметил, что Сжигатели несколько отличаются от людей. Они крепче, сильнее, черты лиц заметно грубее. Было предположение, что эта раса выведена искусственно для нужд Железного города. Сами Сжигатели считали, что пришли на Землю из другого мира, в который надеялись вернуться через особый портал. И то, что они оказались здесь, видимо, и было итогом этого стремления.

Последняя вывела Доктора и Лео как раз к площадке, на которой дожидались Молоток и Веста с Пашкой. В ту же минуту на мост, повисший над пропастью, со звериным рыком вырвалась громада «Великого похода». Набрав скорость, тягач слегка подпрыгнул на изгибе моста, и у Лео екнуло сердце – выдержит ли конструкция?

Но все обошлось, и машина выехала во внутренний дворик, довольно смело замедлив ход и выкатившись к краю площадки – так, что переднее колесо тягача зависло над пропастью.

Великие старухи

Екатерина Маркова - о единственной новости, которая всегда нова.

На стене нашего московского дома висят три мемориальные доски, свидетельствующие о том, что в разные годы здесь жили три выдающиеся русские актрисы. Анастасия Платоновна Зуева. Фаина Георгиевна Раневская. Елена Алексеевна Фадеева. Мне жутко повезло не только быть соседкой этих уникальных женщин, не только общаться с ними, быть вхожей в их квартиры, но и получать их удивительную энергетику и тепло, которое они излучали. Это Анастасии Платоновне Зуевой посвятил Пастернак, не сумевший присутствовать на её юбилейном вечере, всем известные строчки: «...Талант - единственная новость, которая всегда нова». И в этих же стихах всего в двух четверостишиях Борис Леонидович сумел донести ту актёрскую суть, которой как никто обладала Зуева.

Для Вас в мечтах писал Островский
И Вас предвосхищал в ролях,
Для Вас воздвиг свой мир московский
Доносчиц, приживалок, свах.
Движеньем кисти и предплечья,
Ужимкой, речью нараспев
Воскрешено Замоскворечье
Святых и грешниц, старых дев.

И совсем нет в этом поэтическом панегирике великого поэта великой актрисе преувеличения. И не могут к этим словам не присоединиться миллионы её зрителей и почитателей. Но и другим моя замечательная соседка была столь же одарена. Милосердием, человечностью, немыслимым чувством сострадания к чужой беде и боли. В годы репрессий она без устали снабжала едой, одеждой, всем необходимым друзей и знакомых, у которых близкие были арестованы. Пыталась облегчить их участь, обращалась в вышестоящие инстанции, хлопотала и мучительно переживала отказы. Её даже вызывали в соответствующие органы и предупреждали, чтобы не вмешивалась. Но она не только не пугалась, но даже прятала в своём доме «врагов народа». Моя подруга Лена, внучка Анастасии Платоновны, воспитанная бабушкой и получившая такой же густой зуевский «замес» творения добрых дел, рассказывала, что рядом с бабушкой всегда жила икона Спасителя, Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца и дружила народная артистка СССР с тремя патриархами всея Руси - Сергием, Алексием и Пименом.

Тони Эбботт. Запретный камень

Тони Эбботт. Запретный камень
Когда Вейд Каплан получает зашифрованное письмо от своего покойного дядюшки Генри, он и представить себе не может, чем это обернется для него. Для того чтобы разгадать код, Вейд и его друзья отправляются в Германию. Но там их уже ждут те, кто мог быть причастен к таинственной гибели дяди Генри…

Отрывок из книги:

Кузов был забит ящиками с минеральной водой и разными напитками – основным, как сказал Даррел, экспортным товаром между Германией и Италией.

– Друзья, мы официально стали немецким экспортом!

– Который везут вместе с газировкой, – добавила Лили и рассмеялась. Водитель плотно затянул ремни тента, вернулся в кабину и завел двигатель. – Я должна рассказать об этом в блоге!

Через три часа неспешной поездки по холмам грузовик подрулил к границе с Австрией – сюда он приезжает дважды в неделю. Так что пограничники только заглянули под тент, увидели ящики – и без лишних разговоров пропустили машину.

Грузовичок завернул по дороге в несколько магазинчиков, где водитель оставил часть товара. Как прошел досмотр на итальянской границе – никто и не заметил. Водитель постепенно разгружал свой фургон, заворачивая то к одному магазинчику, то к другому, пока тот совсем не опустел.

Вейд проснулся в холодном поту от ужаса – ему снилась разворошенная комната дома в Остине. Он незаметно вырубился и проспал большую часть пути. Поврежденная рука – предплечье – болела, но кисть двигалась, а значит, это не перелом. Наверняка всего лишь ушиб или растяжение. Ерунда. Даррел все еще храпел. Бекка уже проснулась и сидела, обхватив руками коленки, Лили, привалившись к ее плечу, тоже спала. Судя по всему, Бекка не горела желанием разговаривать.

Маша по прозвищу Зверь

Мария Шарапова
Теннисистка Мария Шарапова - о том, чем стоит жертвовать ради успеха.

1991 год.
Ребёнок-индиго

Родители жили в Гомеле, это 80 километров от Чернобыля. В апреле 86-го произошла та страшная авария. А вскоре мама узнала, что беременна. И вот ради меня они всё бросили, уехали в небольшой сибирский городок Нягань, где я и родилась. А через два года мы переехали в Сочи, поближе к маминым родителям. Я помню то время в основном по рассказам отца. Как он ходил на корт - хотел научиться играть в теннис. И брал меня с собой. А чтобы я никому не мешала, мне давали детскую ракетку. И пока отец занимался с тренером, я в одиночку стучала мячом об стенку. Представьте себе, четырёхлетний ребёнок несколько часов подряд как заведённый бьёт ракеткой по мячу, и видно, что ему это страшно нравится! Естественно, это привлекло внимание отца. Он нашёл мне тренера. В шесть лет я освоила кручёную и резаную подачи. Тренироваться могла часами. Для меня не существовало слова «устала»: если надо было - терпела. И стала обыгрывать не только своих сверстниц, но и тех, кто много старше. Никого не боялась. Потому что мне всегда, во что бы то ни стало нужно победить. А потом папа взял меня в Москву на мастер-класс, который проводила легендарная теннисистка Мартина Навратилова. Она-то и убедила отца, что у меня явный талант, но любой талант нужно развивать, и посоветовала ехать в академию Боллетьери в Америку. И отец решил - едем.

Диана Уинн Джонс. Сказочное невезение

Диана Уинн Джонс. Сказочное невезение
Английская писательница Диана Уинн Джонс считается последней великой сказочницей. Миры ее книг настолько ярки, что так и просятся на экран. По ее бестселлеру «Ходячий замок» знаменитый мультипликатор Хаяо Миядзаки, обладатель «Золотого льва» – высшей награды Венецианского кинофестиваля, снял одноименный анимационный фильм, завоевавший популярность во многих странах.

Конраду не везло всю жизнь – с ним то и дело случались неприятности. К счастью, его дядя был волшебник и быстро нашел причину: оказывается, Конрад в прошлой жизни сделал что-то не то. Точнее, не сделал кое-что важное. И если срочно не исправить оплошность, Злой Рок его погубит. Вот и пришлось Конраду вместо того, чтобы идти учиться дальше, отправляться в загадочный и роскошный замок высоко над родным городом, наниматься слугой и с головой погружаться в тайны обитающего там аристократического Семейства. Хорошо еще в первый же день он подружился с неким Кристофером, который знал себе цену, умел колдовать и тоже кое-кого разыскивал.

Глава из книги:

За завтраком леди Фелиция выглядела куда жизнерадостнее обычного, хотя занималась только тем, что крошила хлеб по столу, – Грегор приказал мне убрать это безобразие до того, как пришла графиня.

В то утро моросил дождь. Леди Фелиция посмотрела в окно и сказала, что верхом поедет попозже, когда дождь прекратится. Эндрю пришлось бегом припустить на конюшню – сказать там, чтобы пока не седлали лошадь. Я пожалел, что не послали Грегора. Эндрю вернулся красный, как помидор, и вымокший.

Алан Сноу. Семейка монстров

Алан Сноу. Семейка монстров
Увлекательные приключения Артура и его друзей, среди которых есть удивительные существа – бокс-тролли, покорили сердца детей сначала в Англии, а потом и во всем мире.

Поразительные иллюстрации делают эту веселую, забавную книгу прекрасным подарком для вашего ребенка.

Отрывок из книги:

Артур вылез из-под сена, подошел к двери на лестницу, приоткрыл, услышал снизу голоса, смех, звон посуды и снова закрыл дверь. Никуда сейчас идти нельзя – сразу поймают. Он прилег на сено, прикрыл глаза, почувствовал, что его неумолимо тянет в сон: прошедший день был и так нелегким, а тут еще бессонная ночь.

Нет, сказал он себе, приподнял голову и даже тряхнул ею. Нет, повторил он, спать ни в коем случае нельзя! Столько дел еще надо сделать!.. Выручить тех, кого эти злые люди называют недомерками… Вернуть обратно мои крылья… Хотя они без моторчика: его вынули и разобрали. Зачем? Наверное, хотят узнать, как он работает… Как его сделал дедушка… Дедушка… Нужно с ним немедленно связаться! Узнать, как он себя чувствует, спросить, не сможет ли помочь как-то с мотором… Но как?..

Артур присел, достал переговорную куклу.

– Где ты сейчас? – услышал он. – Артур! У тебя все в порядке?

Как ответить на этот вопрос?

– Да… да… – соврал он и добавил: – Я сейчас на чердаке Сырного Холла.

– Что? Как ты туда попал?.. Я же говорил тебе… – голос деда был сердитый и обеспокоенный. – Говорил тебе, Артур, и просил мистера Ниббла…

– Он ни в чем не виноват, дедушка…

И Артур коротко рассказал, что произошло.

Музей Джорджа Лукаса

Музей Джорджа Лукаса

Папа «Звёздных войн» родился среди американских фермеров. В кино если и ходил, то исключительно по праздникам и неохотно. К чему кино, когда у него была одна, но пламенная страсть - машины и скорость? В 18 лет, выпросив у родителей кабриолет, он усилил в нём двигатель и стал завзятым участником всех автогонок, которые проходили в штате Калифорния. Но не прошло и года, как во время дежурного заезда автомобиль соперника, приняв грозные очертания братоубийственного снаряда, протаранил авто Лукаса. Лукас выжил (с трудом собирали по косточкам), а вот автомобильная страсть скончалась на месте. С тех пор он ни за какие коврижки не соглашался садиться за руль, зато посмотреть на других потенциальных самоубийц некоторое время ещё приходил. С камерой в руках. И так руку набил, глаз наметал, что вскоре записался в университет, где преподавали киномастерство. Чем всё это закончилось - все мы знаем: сага «Звёздные войны» сделала Лукаса самым богатым режиссёром в мире и пророком нового, практически религиозного течения «джедаизм».

Однажды актёр Микки Рурк подался в маргиналы

Микки Рурк

В моей жизни был период, когда я не нравился никому, включая себя самого. Быть известным в такие времена - хуже смерти, все знакомые на тебя пялятся и говорят: «Микки, брат, почему ты плаваешь в дерьме?» Мне очень хотелось им ответить так, чтобы вообще отбить охоту меня о чём-либо спрашивать. Но я вовремя себя одёргивал, понимая, что иначе обязательно снова влипну в какую-нибудь историю. Помалкивал. А чтобы выпустить пар, шёл в такие места, куда даже полиция боится соваться - в бары, где разница между крысами и людьми не сильно заметна. Кто-то назовёт это дном жизни, но, пожив с моё в Лос-Анджелесе, всякий бы понял, что и Голливуд не рай земной. В этих местах никто меня ни о чём не спрашивал, там всем было всё равно - кто я и откуда. Что и требовалось.

Однажды писательница Джоджо Мойес открыла преимущества книготерапии

Джоджо Мойес
Врачи сказали, что моему младшему сыну нужна операция. Всё произошло не вдруг - мы долго сдавали анализы, потом ждали результатов, окончательного диагноза. И всё это время я тихо умирала от страха: а если во время операции что-то пойдёт не так, а что, если?.. И я никому не могла показать, что со мной происходит, тем более сыну. И как тут было справиться с паникой? Наверное, можно было подсесть на прозак или записаться на курс к именитому мозгоправу, я знаю, в подобных обстоятельствах так многие поступают.

Но я привыкла искать опору только в себе, так уж воспитана. Я сделала по-другому. Я убежала от страха в другую реальность - села писать новую книгу. Предвижу возмущённого читателя, который заявит: зачем мне писательские комплексы и «тараканы», мне и своих хватает! Отвечу так: во-первых, не нужно быть Фрейдом, чтобы понять - уж лучше убегать от реальности с помощью книготерапии, чем антидепрессантов или алкоголя. А во-вторых, честно - до этого момента мне и в голову не приходило использовать работу в качестве психотерапии. Меня подстегнула к этому история актрисы Эммы Томпсон. Всегда знала её жизнерадостной и здравомыслящей. Но после того, как распался её первый брак, она впала в депрессию. И знаете, что она использовала в качестве спасательного круга, чтобы вынырнуть из этого состояния? Она села писать сценарий по книге Джейн Остин. Убежала в далёкий XVIII век с его дамами в пышных юбках и щёголями в костюмах с иголочки. В тот мир, где порядочные люди часто оказываются в очень тяжёлых обстоятельствах, и в этом нет их вины, но если они добрые, честные и благородные, в конце концов даже из тупиковой ситуации находят выход. И в этом смысле художественная литература обладает куда большим терапевтическим эффектом, чем любые пособия из серии «Как перестать беспокоиться и начать жить» или бархатный голос Опры Уинфри. А возращаясь к Эмме Томпсон, вы же помните, чем закончилась её история? На съёмках фильма по своему сценарию она познакомилась со вторым мужем, а потом ещё и «Оскар» получила.