вторник, 25 марта 2014 г.

Татьяна Устинова. Сто лет пути

Татьяна Устинова. Сто лет пути
Сто лет назад происходили странные и угрожающие события, о которых невозможно забыть, их нельзя оставить в прошлом, потому что без прошлого нет настоящего…

…И угораздило же его, доктора исторических наук и профессора Московского университета Дмитрия Шаховского, стать экспертом при Государственной думе. В прошлом он ориентируется значительно лучше, чем в настоящем.

Когда в особняке на Воздвиженке убивают директора музея, а рядом с телом обнаруживают старинную чашку мейсенского фарфора и несколько писем начала двадцатого века, Шаховской оказывается вовлечен в расследование. Чтобы понять, что произошло на месте преступления, Шаховскому нужно восстановить события почти вековой давности – историю первой Думы, разгром террористической ячейки, арест подрывников. И еще кое-что узнать и понять… о себе самом. Возможно, он не узнал и не понял бы, если б не Варвара Звонкова, поразившая его воображение. Он разберется в хитросплетениях судеб, в странных и загадочных совпадениях. Впрочем, может, это и не совпадения вовсе? Как много изменилось – всего-то за сто лет пути…

Томас Пинчон. Винляндия

Томас Пинчон. Винляндия
«Винляндия» вышла в 1990 г. после огромного перерыва, а потому многочисленные поклонники Пинчона ждали эту книгу с нетерпением и любопытством — оправдает ли «великий затворник» их ожидания. И конечно, мнения разделились.

Интересно, что скажет российский читатель, с неменьшим нетерпением ожидающий перевода этого романа? Время покажет.

Итак — «Винляндия», роман, охватывающий временное пространство от свободных 60-х, эпохи «детей цветов», до мрачных 80-х. Роман, в котором сюра не меньше, чем в «Радуге тяготения», и в котором Пинчон продемонстрировал богатейшую палитру — от сатиры до, как ни странно, лирики.

Традиционно предупреждаем — чтение не из лёгких, но и удовольствие ни с чем не сравнимое.

Отрывок из книги:

— Как мы познакомились, — голос ДЛ обрёл некий уровень взбудораженного сопрано. — Так-с! Вообще-то через Ралфа Уэйвони. Я столько лет жизни провела с этими фантазиями отомстить Бирку Вонду. Хотела убить его — так или иначе он отнял жизнь у людей, которых я любила, и я не видела ничего плохого в том, чтоб его убить. Вот до чего у меня сместилась ось, вот как меня оно донимало, весь здравый смысл насмарку. — Поначалу она считала Ралфа каким-то преданным поклонником. Замечала его среди зрителей, всегда в костюме. Наконец он подошёл к ней, в кофейне Юджина, где она уныло пялилась, очевидно, уже некоторое время, в тарелку с четырьмя резиновыми скампи, опрометью доставленными свеженькими из магазина розыгрышей чуть дальше по улице, и как можно совершеннее залитых томатным соусом. Ралфа она осознала, когда он навис над её едой и возмущённо на неё воззрился.

Ли Чайлд. Джек Ричер, или 61 час

Ли Чайлд. Джек Ричер, или 61 час
На заснеженной дороге неподалеку от городка Болтон в Южной Дакоте потерпел аварию туристический автобус. Волей-неволей его пассажирам пришлось остановиться в Болтоне, чтобы переждать непогоду. Среди них и Джек Ричер, как обычно путешествующий на попутках. Его сразу насторожило то, как тщательно местные правоохранители проверяли всех пассажиров автобуса. Оказывается, городская полиция ждет неизвестного киллера, который должен убрать опасную свидетельницу по делу о производстве наркотиков. Ричер не планировал задерживаться в этих местах, однако решил остаться и помочь спасти жизнь женщины. Он еще не знает, насколько серьезные силы вовлечены в это кровавое дело. И что до развязки остался всего 61 час…

Глава из книги:

Холланд не стал отзывать полицейских. Но вовсе не из-за того, что верил в невиновность Нокса. Он считал, что ставки слишком велики и плохие парни обязательно предпримут вторую и третью попытки, а если потребуется, четвертую и пятую. Поэтому охрана Джанет Солтер будет оставаться с ней до тех пор, пока не закончится процесс.

Затем Джей Нокс начал говорить, и все снова изменилось.

Нокс заявил, что носит пистолет для самозащиты и что он всегда так поступал. Он сказал, что впал в депрессию из-за истории с автобусом и его разозлило, что его наниматели не заплатят ему денег. И еще ему не нравились извращенцы, у которых его поселили. Он постарался подольше просидеть в кафе, но его потревожил Ричер, поэтому ему пришлось отправиться на долгую прогулку. Нокса переполняла ярость, и ему хотелось от нее избавиться. Наконец он оказался возле маленького моста-эстакады через замерзший ручей и увидел плакат: «Мост замерзает раньше, чем дорога». Гнев ударил ему в голову, он вытащил «Глок» и выстрелил в плакат. Нокс заявил, что готов принести свои извинения, но тут же добавил, что почти все дорожные знаки, которые он видел поблизости, пробиты пулями.

Сирил Массаротто. Я самый красивый человек в мире

Сирил Массаротто. Я самый красивый человек в мире
«Красота спасет мир», — сказал русский классик. С нашим героем его красота сыграла злую шутку. На него любуются, как на ценную вещь, на нем пытаются сделать деньги. Дружить с ним — мечта каждого мужчины, любить его — мечта каждой девушки. А он — всего лишь человек. И ему очень хочется, чтобы за его красотой окружающие увидели душу, которая иногда болит и даже кровоточит, которой нужны настоящая любовь и настоящая дружба.

Отрывок из книги:

Я смертельно устал! Весь день бродил по городу и совершенно вымотался. Кажется, мое новое тело не в лучшей форме, наверное, стоит заняться спортом. Боже, как болят ноги!

А еще такое впечатление, что я не всегда себя контролирую и из-за этого постоянно натыкаюсь на людей. Наверное, когда я хожу, меня болтает из стороны в сторону.

Конечно, все не может быть идеальным. Я выбрал жизнь обычного человека, и теперь мне придется смириться с некоторыми своими недостатками. Обычное тело, обычная внешность, обычные способности… Такое ощущение, что и мысли у меня самые что ни есть банальные. Удивительно! Принимая душ, я заметил, что все мои части тела стали обычными…

Парабеллум. СССР, XXII век. Война в космосе

Парабеллум. СССР, XXII век. Война в космосе
XXII век. СССР не погиб на пике своего могущества. Великая социалистическая держава триумфально вышла в космос и вот уже два столетия несет увенчанное серпом и молотом знамя в отдаленные уголки марсианских пустошей и астероидного Пояса. Но не дремлют и могущественные враги – Космический Рейх, Европейский Альянс, Сфера Сопроцветания и Соединенные Штаты. По расчетным орбитам движутся Звезды Смерти, крошат гусеницами марсианский грунт бронеходы Гудериана, вгрызаются в изъеденную метеоритами лунную поверхность мехкомплексы артиллерийской поддержки… И все же нет таких крепостей, которых не смогли бы взять десантники в силовой броне с алыми звездами, простые советские парни и девчонки, бойцы Ракетно-Космической Красной Армии.
Маститые писатели и начинающие таланты с ностальгией о неслучившемся советском будущем в новой антологии от Сергея Чекмаева и «Снежного Кома М»!

Рассказ из сборника:

Сергей Волков. «Домбай» и «Эрцог»

Пифос уже довольно высоко поднялся над горизонтом Цирцеи, когда слушатели ускоренных курсов подготовки пилотов после вводной лекции «Управление боевыми соединениями» высыпали из здания Второго Военно-космического училища на площадку у входа. Курсанты возбужденно галдели, обсуждая услышанное.

– Вот это я понимаю! – восторженно говорил Генка Старостин, поблескивая глазами. – Системы напряженного боя! Интеграция боевых комплексов! Искины нового поколения… Ну, теперь пойдет!

Александр Прозоров. Честь проклятых. Воля небес

Александр Прозоров. Честь проклятых. Воля небес
Продолжение нового цикла Александра Прозорова, автора легендарного «Ведуна» и цикла «Ватага»!
Кровавая эпоха Ивана Грозного. Могущественная Османская империя двинула на Русь несметные орды с юга, коварная Польша нападает с запада, Швеция – с севера. Внутри страны князья плетут бесчисленные заговоры. В это трудное время царь поручает верному боярину Басарге Леонтьеву важнейшую миссию – охрану убруса – полотенца с отпечатком лика Иисуса Христа… Отдаленный потомок Басарги, наш современник Евгений, вместе с неугомонной спутницей Катериной напрягает последние силы, чтобы уберечь православную святыню…

Глава из книги:

Тверской Успенский Отроч монастырь встретил Басаргу и его спутников неожиданным для середины марта теплом. Вдоль выбеленных стен обители даже начали подтаивать сугробы и скопились лужицы. Молодые послушники приняли у путников лошадей, указали путь в покои игумена. Однако помощь настоятеля подьячему не понадобилась – он увидел Филиппа, не спеша бредущего по мощенной дубовыми плахами дорожке, протянувшейся от трапезной куда-то к дальней калитке. Низвергнутый митрополит, как показалось опричнику, посвежел и помолодел, и вроде даже посветлел лицом. Хотя, конечно, к весне загар у многих сходит, а простенькая черная ряса цвет скрадывает. Да еще борода темная, с редкой проседью, и солнце в лицо.