четверг, 26 сентября 2013 г.

Араминта Холл. Все и ничто

Брак Кристиана и Рут давно уже трещит по швам. Кристиан старательно прикрывается работой, чтобы не вникать в семейные неурядицы, а Рут, разрываясь между домом и офисом, срывается на детях и считает себя ни на что не годной матерью. Кажется, что выхода из этого заколдованного круга нет…

Всё меняется, когда в доме появляется новая няня. Агата быстро наводит порядок и без труда налаживает отношения с детьми; с ней в семью наконец-то приходят относительный мир и покой. Но что, если все это — лишь обманчивое затишье перед бурей? И неожиданная спасительница преследует собственные, отнюдь не невинные цели?..

Шокирующая психологическая драма, которая заставляет задуматься над тем, что в нашей жизни по-настоящему важно и ценно.

Отрывок из книги:

Метро выкинуло Агату в одном из тех районов, жители которых обычно врут насчет своего почтового кода. Хотя Агата никак не могла уразуметь, почему надо стесняться там жить. Улицы были длинными и широкими, рядом с каждым из домов, построенных в викторианском стиле, как часовые, стояли деревья. Сами дома высились горделиво и изящно, будто возникли в готовом виде, когда Бог создавал мир за семь дней, — самая любимая сказка Агаты в детстве. Они были строгими и величественными, к ним вели дорожки из оранжевых кирпичей, напоминающих гигантские таблетки от кашля, витражные стекла во входных дверях отражали свет неизбежных люстр в холле, медные элементы на дверях и маленькие кованые решетки были весьма к месту. У домов даже имелись эти необыкновенные эркеры, которые напоминали Агате ряд гордых беременных животов. Там, где она выросла, не было ничего подобного.

Дым без огня

Писатель Марк Твен в шутку утверждал: нет ничего проще, чем бросить курить. Как все обстоит на самом деле?

На западе табаку давно объявили тотальную войну, аргументируя это тем, что курение приводит к тяжелым заболеваниям и ранней смерти. У нас к сигаретам по-прежнему относятся снисходительно: люди смолят в тамбурах поездов и электричек, в залах кафе и ресторанов, на лестницах домов и офисов - и никакие запреты не в силах изменить ситуацию. Правда, многие курильщики, как выясняется, хотят расстаться с вредной привычкой: согласно данным экспертов российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина РАМН, среди людей старше 45 лет таких 87%. Как сделать это с минимальными последствиями для организма?

ПРОЩЕ НЕ БЫВАЕТ?

Владелец строительной компании Ros Build Евгений Калинин еще три года назад был заядлым курильщиком со стажем. Смолить стал в старших классах за компанию с друзьями. «Бросать пробовал раза три, но хватало меня самое большее на три месяца, - вспоминает он. - А как начинал снова, то уходило по пачке в день. Просто не замечал порой, как в руке оказывалась сигарета, закуривал автоматически». Однажды во время игры в футбол Евгений понял: надо что-то менять - сил бегать не было, душил кашель. Схожими причинами решение отказаться от сигарет мотивировала и руководитель компании Pane Toni Диляра Леджиттимо: кашель с утра, постоянные головные боли и быстрая утомляемость не позволяли вести привычный образ жизни. «Я курила 16 лет, считай, полжизни, - рассказывает Диляра. - Бросать не пробовала, все говорили, что это практически невозможно». А вот генеральный директор ООО «Гермес-газ» Евгений Ефременко решил бросить курить, потому что обещал маленькому сыну. Тот боялся, что папа будет кашлять, болеть и скоро умрет. Но слово, данное сыну, лишь последняя капля: если бы г-н Ефременко не чувствовал опасности для здоровья, такая мотивация не была бы достаточно сильной.

Мозг: сделай сам


Пластичность нейронной ткани позволяет «программировать» наш мыслительный орган. Это, конечно, не панацея, но рецепт избавления от многих проблем.

На протяжении десятилетий пропасть между практической психологией и нейрофизиологией росла и ширилась. Пока психоаналитики обещали своим пациентам избавить их от приобретенных в течение жизни комплексов, нейрофизиологи пессимистически вздыхали: увы, это не более реально, чем вырастить крылья или третий глаз. Ведь, по их мнению, черты нашего характера навсегда запечатлены в мозге. И все же есть неортодоксальные ученые, которые полагают, что человек способен менять сами структуры мозга. Психиатр Норман Дойдж приводит примеры, когда пациентам удавалось править свой мозг едва ли не с той же легкостью, с какой программист переписывает компьютерную программу. А нейрофизиолог Дэниел Амен утверждает, что, воздействуя на мозг, можно менять работу организма и даже внешность. Неужели мозг человека не храм, а всего лишь мастерская?

Олимпийский зачет

Атланта-1996, Пекин-2008 и Лондон-2012 иллюстрируют разные модели организации Олимпийских игр с точки зрения затрат и последующей доходности. Что вынесет Сочи из опыта «старших товарищей»?


Любая Олимпиада - это не только спортивные рекорды и достижения, но и возможность для страны-хозяйки получить вполне конкретную выгоду. К примеру, в Пекине после Игр 2008 года стало легче дышать: благодаря «олимпийским» технологиям 200 предприятий перешли на экологичные способы производства, город активно осваивает «зеленое» строительство. В Лондоне слета прошлого года царит оживление: британская столица ощутила всплеск интереса со стороны туристов. И лишь в Атланте практически ничего не изменилось: от олимпийской инфраструктуры 1996 года там сохранили несколько культурно-развлекательных центров, остальное быстро разобрали. При этом именно американцы являются лидерами по срокам окупаемости инвестиций. На Туманном Альбионе надеются на возврат средств в долгосрочной перспективе, а китайцы, похоже, вовсе не рассчитывают на прибыль: мол, польза от Олимпиады - в развитии инфраструктуры города и Поднебесной в целом. Сочи задолго до Игр стал мировым рекордсменом по затратам на олимпийскую стройку - аж 43 млрд долларов, на 3 млрд больше, чем у восточного соседа. Журнал «РБК» проанализировал опыт Атланты, Пекина и Лондона, чтобы понять, какую выгоду сможет извлечь столица Черноморского побережья России.

Александр Томчин. Германия и немцы. О чем молчат путеводители

Согласно опросам, с Германией ассоциируются: пиво, Берлин, автобаны, Гете и... отсутствие чувства юмора. Нам может казаться, что мы хорошо знаем эту страну - пока не доведется произнести "Zusammenhanggehorigkeitsgefuhl"! Не получилось с третьей попытки? Добро пожаловать в Германию!

Ранее книга выходила под названием "Наблюдая за немцами. Скрытые правила поведения" и в другом оформлении.

Отрывок из книги:

Предисловие

Уважаемый читатель, мне хочется поделиться с вами своими впечатлениями о Германии. Вы там уже были? Ваши родственники или знакомые вам обо всем уже рассказали? Тем не менее не спешите отбросить эту книгу.

Для кого она? Для тех, кто туда уезжает — навсегда или хотя бы на неделю? Нет, не только. И для тех, кто туда не собирается ехать, тоже. Для каждого любознательного человека, который не пребывает в счастливой уверенности, что он уже все знает. Для каждого, кто хочет найти с немцами общий язык, а это может пригодиться отнюдь не только в Германии.

Постоянно сравнивая увиденное здесь и там, начинаешь воспринимать происходящее в нашей стране совсем другими глазами. Поэтому книга адресована не только тому читателю, который интересуется Германией, но и любому, кому небезразлично, как изменить к лучшему нашу страну.

Мал. Удал?

Лишившись возможности открывать магазины под брендом «Пятерочка», региональный ритейлер «Висант-торг» пустился в самостоятельное плавание. И намерен составить конкуренцию как бывшим партнерам, так и другим федеральным игрокам.

В известной детской сказке колобок смог уйти и от деда с бабкой, и от доброй половины лесных жителей. Воронежская компания «Висант-торг» от франшизы «Пятерочки» сама не отказывалась - досрочно расторгнуть договор с ритейлером решил владелец красно-белого бренда X5 Retail Group. Региональная сеть в такой ситуации поступила просто: поменяла название на «Пятью пять» и продолжила работу, до сих пор удачно избегая проблем с более крупными конкурентами. И если в сказке Колобка в конце концов съела лиса, то у «Пятью пять», похоже, есть шанс не стать жертвой акул рынка. Но добиться этого в одиночку будет нелегко.

Универсальный фрукт

Смена позиционирования испанского одежного ритейлера Mango значительно улучшила результаты работы компании. Поможет ли выбранная стратегия войти в пятерку крупнейших мировых игроков?

В корпоративной столовой Mango в Барселоне шумно и весело, как в университетском кафетерии: средний возраст сотрудников не превышает 30 лет. Им крупно повезло, поскольку уровень безработицы среди молодежи в Испании - один из самых высоких в Евросоюзе, более 50%. Но задача перед ними, с учетом общей экономической ситуации, стоит непростая: в ближайшее десятилетие увеличить оборот компании почти в 6 раз - с нынешних 1,7 млрд до 10 млрд евро в год. Первые шаги в этом направлении внушают оптимизм. Однако сравнение с основным соперником-крупнейшим испанским одежным ритейлером Zara - пока явно не в пользу Mango. Уже в ближайшие годы станет понятно, правильный ли курс выбрала «фруктовая» компания, которая, с одной стороны, стремится перенять успешный опыт конкурента, а с другой - хотела бы максимально от него отличаться.

ИГРА В ДОГОНЯЛКИ

Центральный офис Mango - это не просто стекло, бетон и множество столов с деревянными перегородками. В первый момент кажется, будто находишься в филиале парижского Центра Помпиду или Нью-Йоркского музея современного искусства: повсюду картины в человеческий рост, замысловатые арт-объекты - все это собственность владельца бизнеса Исаака Андика. Здесь работают дизайнеры, мерчандайзеры, а также сотрудники отделов продаж, логистики, маркетинга. Тем удивительнее, что компания до последнего времени предлагала в основном строгие вещи в классическом стиле... Хотя особого выбора у нее, видимо, не было.

И целого неба мало

Крупнейшие авиастроители Boeing и Airbus в конкурентной борьбе дошли уже до черного пиара. В запале войны не пропустят ли они развал биполярного рынка?

В июне Airbus SAS опубликовала в одном из авиационных журналов «рекламу» своего конкурента, где был изображен фюзеляж самолета Boeing 747-8 с длинным, как у вруна Пиноккио, носом. Таким образом европейцы выразили свое отношение к заявлениям руководителей Boeing о том, что их лайнер в эксплуатации при определенных условиях обходится на 26% дешевле соперника - Airbus A380. И это еще не самая язвительная насмешка в истории воздушного противостояния. Топ-менеджеры обеих компаний в последние полгода не раз говорили об ущербности стратегий и продуктов друг друга. В мае Том Эндерс, глава концерна EADS, владеющего Airbus, сказал, что на первых бортах Boeing 787 Dreamliner использовались «заклепки из Walmart». А парой недель раньше главный исполнительный директор Boeing Джим Макнерни на встрече с инвесторами заявил, что у европейцев отсутствуют технологии, чтобы конкурировать с обновленной версией 777X. Борьба между авиастроителями всегда была жесткой. Однако если 20 лет назад доля Airbus на рынке не превышала 19% поставок, тогда как доля Boeing составляла 62%, теперь пальма первенства то и дело переходит от одного к другому. Чем закончится эта война?

Пол Мидлер. Плохо сделано в Китае

Идея написать книгу посетила автора в 2007 году. Тогда у домашних животных появились симптомы отравления меламином, покрышки, сделанные в Китае, начали разваливаться, а американские родители испугались, что игрушки их детей содержат свинцовые белила. Мидлер знал, почему так происходит, и что не только американские импортеры несут за это ответственность. Многие годы выпускник престижной американской бизнес-школы помогал иностранным бизнесменам налаживать отношения с китайскими производителями и решал все связанные с этим проблемы. В своей книге он описывает современную китайскую золотую лихорадку и ее последствия. Это увлекательный рассказ делового человека, полный юмора и ярких прозрений.

Отрывок из книги:

Предисловие

Путь потребляемых нами товаров от дверей китайских фабрик до полок магазинов в Соединенных Штатах долог и запутан. Он не обозначен на картах, там нет никак их законов, а контракты и договоры обычно не соблюдают. На скоростных шоссе международной коммерции нет полицейских патрулей. Неудивительно, что дефекты этой системы привели к длинной череде скандалов, связанных с качеством продукции. Токсичный меламин в молочных продуктах, ядовитые свинцовые белила на детских игрушках и многие другие похожие случаи стали сенсациями во всем мире. В своем ярком повествовании Пол Мидлер приглашает нас проехать по извилистой дороге международной торговли, чтобы на примерах многочисленных безымянных фабрик наглядно продемонстрировать, что не так в современном Китае. Он знакомит нас со многими западными предпринимателями, привлеченными в Китай перспективами экспортного производства. Походу повествования автор демонстрирует опасности экономики, которой не хватает прозрачности. Он показывает, как сметливы китайцы, и насколько легковерными могут быть американцы.

Потрясающий результат

В нынешнем году нефть в среднем стоит примерно столько же, сколько в предкризисном первом полугодии 2008-го. Несмотря на это, российские фондовые индексы сегодня на треть ниже, чем накануне глобального финансового шока.

Осенью 2008 года в мировой экономике начались самые мощные потрясения со времен великой депрессии, спровоцированные резким обострением кризиса в банковской системе США. Вскоре к американским проблемам добавились европейские. Сейчас мы видим, что за прошедшие пять лет экономика в развитых странах в целом росла довольно посредственно. Можно сказать, она лишь выползла из ямы. Между тем развивающиеся страны, сколько бы негативных прогнозов они ни получали, напротив, смогли существенно увеличить объем ВВП. Однако на фондовых рынках ситуация в общем противоположная: скажем, в США индексы уверенно «переписали» докризисные максимумы, а в России и Бразилии инвесторы об этом событии только мечтают.

Весна в муравейнике

Затишье на рынке жилья Москвы и области закончится через несколько месяцев.

На вопрос, как идут дела, столичные девелоперы и риэлторы задумчиво пожимают плечами. Рынок недвижимости замер в напряженном ожидании. Но не кризиса или обвала, а нового витка развития. Все осторожно говорят о собственных перспективах и внимательно приглядываются к конкурентам. Дело в том, что с приходом Сергея Собянина в столице два года не давали зеленый свет новым проектам. Поэтому ничего не оставалось, как достраивать начатое и надеяться на лучшие времена. А они могут наступить уже в конце текущего года, и город, даже в старых границах, охватит строительный бум. Так, в 2014 году в Москве собираются возвести 3,5 млн кв. м не самого дорогого жилья. В Подмосковье и того больше - почти 21 млн кв. м в ближайшие три-четыре года. Ну а пока в предвкушении светлого будущего девелоперы пытаются заработать на том, что имеют.

В грязь лицом

Масштабные кампании по ребрендингу часто терпят неудачу. В чем причина?

В 2004-м Почта России пригласила британское агентство Fitch Ratings изменить дизайн и позиционирование бренда. На все про все, как утверждали руководители российской компании, планировалось потратить около 3 млрд рублей. Причем на тот момент не был завершен предыдущий ребрендинг, который стартовал двумя годами ранее.

Что изменилось с тех пор? По словам гендиректора брендинговой компании Freedomart Кирилла Хал юты, с 2002 года Почта России постоянно заявляет об улучшении качества обслуживания клиентов, однако воз и ныне там. «Все попытки с помощью «косметического ремонта» изменить недружелюбную и неэффективную госструктуру привели к еще большему недовольству потребителей», - констатирует эксперт. Тем не менее этот пример никого ничему не научил. В нашей стране ребрендинг продолжают воспринимать как лекарство от всех болезней. Путали, бывало, государственную Российскую корпорацию нанотехнологий с «Ростехнологиями» - вложили в первую 150-200 тыс. долларов, поменяли вывеску, стали называть ее «Роснано». Улучшилось самочувствие? У кого-то - возможно. Или, допустим, решили в правительстве создать телекоммуникационного монстра из «Связьинвеста» и «Ростелекома» на базе последнего. Слили активы. А для того чтобы «сделать осязаемым факт объединения», как говорят в компании, провели ребрендинг стоимостью 750 млн рублей. Нужные были расходы? Для кого-то, вероятно, да. Иначе зачем за несколько лет обновили «лицо» такие госкорпорации, как Сбербанк, «Российские железные дороги», «Аэрофлот», «Ростехнологии»?

Мартин Винклер. Женский хор

«Какое мне дело до женщин и их несчастий? Я создана для того, чтобы рассекать, извлекать, отрезать, зашивать. Чтобы лечить настоящие болезни, а не держать кого-то за руку» — с такой установкой прибывает в «женское» Отделение 77 интерн Джинн Этвуд. Она была лучшей студенткой на курсе и планировала занять должность хирурга в престижной больнице, но… Для начала ей придется пройти полугодовую стажировку в отделении Франца Кармы.

Этот доктор руководствуется принципом «Врач — тот, кого пациент берет за руку», и высокомерие нового интерна его не слишком впечатляет. Они заключают договор: Джинн должна продержаться в «женском» отделении неделю. Неделю она будет следовать за ним как тень, чтобы научиться слушать и уважать своих пациентов. А на восьмой день примет решение — продолжать стажировку или переводиться в другую больницу.

Отрывок из книги:

Увертюра

Что мне уже успели рассказать?

Не помню, ведь тогда мне это показалось невероятным, а сегодня кажется смешным…

Ах да!

Что я буду страдать. Потому что последнее слово всегда будет оставаться за ним. Что, если окажу сопротивление, он меня раздавит. Что, если я, напротив, сделаю вид, что мне интересно все, что он рассказывает, он меня замучает, ведь больше всего на свете он любит слушать себя. Что бесчисленное количество женщин — медсестры, экстерны, интерны — побывали в его постели. Что множество пациенток — наверняка самые соблазнительные! — тоже там перебывали и что против мальчиков он ничего не имеет! Что меня, с моей смазливой рожей (или, возможно, благодаря ей), он наверняка попытается затащить в постель. И что если мне повезет и я его не заинтересую, он превратит мою жизнь в ад. Короче, что он невыносим.

Демотиватор для «смотрящего»

Из-за низкого качества корпоративного управления в российских компаниях экономика страны недосчитывается сотен миллиардов долларов.

Менеджеры ведущих госкомпаний становятся их акционерами и в этом статусе, по идее, должны быть заинтересованы в росте рыночной стоимости бизнеса. Tем временем правительство требует от подконтрольных ему коммерческих организаций резко увеличить выплаты дивидендов. Теоретически два этих фактора должны привести к повышению эффективности и прозрачности управления государственными компаниями и банками, что благотворно скажется на всей экономике. На практике есть большие сомнения в том, что люди, присматривающие за государственными активами, способны на серьезные изменения в стиле работы.

Наживное дело

Среди самых богатых людей планеты все больше тех, кто заработал состояние самостоятельно. И эти люди несколько отличаются от получивших миллиарды по наследству

В последние 20-30 лет глобализация и выход на мировую авансцену развивающихся стран вкупе с технологической революцией создали уникальные условия для реализации предпринимательского гения. Расклад сил в рядах состоятельных людей резко сместился в пользу тех, кто свой капитал сколотил с нуля, а не получил по наследству. И оказалось, что «самодельные» богачи иначе, чем богачи от рождения, относятся к риску, оценивают стабильность своего материального положения и планируют распорядиться нажитым добром.

Палка в колесе

Дорогие кредиты назначили главным злом, мешающим российской экономике. Как выясняется, совершенно зря...

Никогда еще российские власти не призывали к снижению ставок по кредитам так настойчиво, как в нынешнем году. Они столь высоки, что предприятия не могут в полной мере использовать заемные ресурсы для развития бизнеса, из-за чего в конечном счете сдерживается развитие всей экономики - таков лейтмотив заявлений, сделанных за последние месяцы президентом, министром финансов, главой Центрального банка и другими чиновниками. В действительности они у нас драконовские только в номинальном выражении, а с корректировкой на инфляцию (именно так определяется реальная тяжесть займов) завышены по мировым меркам не очень сильно. Интересно, что сами бизнесмены, рассуждая о главных причинах пониженной деловой активности, жалуются вовсе не на условия по кредитам, а на тупиковость общей модели развития экономики.