понедельник, 7 июля 2014 г.

Ann Leckie. Ancillary Justice

Ann Leckie. Ancillary Justice
1-Эск-19 - последняя из экипажа звездолёта «Правосудие Торен», некогда лишь «дополнение», часть корабельного ИскИна, который более тысячи лет служил Радхаайской империи. По однажды бессмертная императрица Анаандер Мианаай отреклась от своих верных слуг, корабль погиб, и 1-Эск-19, которую теперь зовут Брек, жаждет убить предательницу...

Этот роман - одновременно прямолинейная и крайне изощрённая история о мести человека, который лишился всего: разума, идентичности, веры, призвания и смысла жизни. В сознании Брек переплетаются отголоски изначальной личности (до её превращения в «дополнение») и втиснутая в единственный мозг искажённая коллективист память корабля. Из-за этого Брек зачастую нс способна понимать причины своих поступков, действуя скорее по наитию, чем рационально. Проблемы коллективного разума, его функционирование, деятельность и расстройства - одна из главных движущих сил сюжета.

Локальная история о мести Брек разворачивается на фоне масштабных политических событий. Автор рисует достаточно сложную и нетривиальную картину будущего. Что-то подобное мы видели в цикле «Культура». Этот роман роднит с серией Бэнкса немало черт - от лингвистической изощрённости имён до нарочито причудливой атмосферы в духе барокко. Роман Лэки напоминает книга Бэнкса и своеобразной стилистикой. Достаточно упомянуть, что Брек не знает гендерных различий и всех встречающихся на пути героев называет «она», а в её воспоминаниях о жизни на корабле автор убедительно передаёт ощущение всеведения, свойственного коллективному разуму.

А вместо сердца - пламенный мотор

Вин Дизель (Марк Синклер Винсент)
18 июля 1967 года мир пополнился новым жителем - в будущем известным актёром и продюсером Вином Дизелем. История этого человека, с самого начала окутанная некоторой тайной, могла пойти по самым разным путям, но, в итоге, на полной скорости ворвалась в высшие круги голливудской элиты, заставив посторониться видных деятелей экрана. Откуда появился этот харизматичный громила? К чему стремился на протяжении своих сорока семи лет? Восхождение Вина будет интересно даже тем, кто не слишком знаком с его творчеством. Ведь, перефразируя Маяковского: «Все мы немножко Дизели, / Каждый из нас по-своему Вин».

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЧЕРВЬ

Марк Синклер Винсент (именно так в действительности зовут нашего героя) родился в нью-йоркском районе Гринвич-Виллидж. Его мать Делора была психологом и активно увлекалась астрологией, а своего отца маленький Марк в сознательном возрасте никогда не видел. Боялась ли нанести психологическую травму ребёнку Делора или следовала «совету» звёзд, но о родителе сыну она ничего не рассказывала. Даже свою национальность Вин точно не знает, и в интервью на вопросы об этом или отшучивается, или говорит что-нибудь вроде: «Всё, что я знаю от своей матери, - это то, что я связан со множеством различных культур». Существуют разные теории насчёт его «потерянных» корней: по одной из них Марк имеет итальянскую и афроамериканскую кровь; по другой - он потомок немцев, итальянцев, ирландцев, мексиканцев и даже доминиканцев.

James Cambias. A Darkling Sea

James Cambias. A Darkling Sea
Планета Илматар покрыта огромным слоем льда. Под ним лежит океан, где обитают разумные существа, похожие на земных раков. Земляне хотят вступить с ними в контакт, но не позволяют договоры, заключённые с другими инопланетянами - могущественными шо-ленами. Те пытаются ограничить любое взаимодействие между различными видами, способное привести к войне. Но именно Илматар становится яблоком галактического раздора...

«Темное море» - это практически традиционный роман о контакте, классическая НФ, вызывающая воспоминания о книгах Айзека Азимова или Хола Клемента. Дело в атмосфере общего оптимизма, характерной для НФ Золотого века. Оставаясь предельно серьёзным. «Тёмное море» не уходит в трагедийный мрак - здесь всегда найдётся место лёгкой иронии. Прозрачный стиль контрастирует с проблематикой книги: в основе сюжета - культурный конфликт между тремя совершенно разными видами. Здесь нет откровенно отрицательных или положительных героев, даже поведение номинальных антагонистов. в роли которых выступают шолены. далеко от явною злодейства. Камбиас поначалу нарочито играет с антропоцентризмом, описывая своих инопланетян в человеческих терминах. Обманчивая понятность их поведения как раз и приводит к практически открытой войне. Маховик столкновения раскручивается постепенно - его движет неверное толкование мотивов другой стороны. Близость формы оборачивается ловушкой; контакт между совершенно чуждыми друг другу илматарами и землянами оказывается гораздо плодотворнее, чем между более похожими друг на друга шоленами и людьми. Линия илматарои заставляет восхититься тем, насколько ловко Камбиас из поначалу отталкивающих морских обитателей создаёт чуть ли не самых симпатичных персонажей романа.

Франческо Франкавилла. Чёрный жук: Выхода нет

Франческо Франкавилла. Чёрный жук: Выхода нет
После затянувшегося перерыва издательство «Белый единорог» вновь обратилось к комиксам. Выбор сборника «Чёрный жук» на первый взгляд удивляет. Пока конкуренты отдают предпочтение громким именам, «Белый единорог» рискует и делает ставку на малоизвестную серию, недавно стартовавшую на Западе.

Однако достаточно взять комикс в руки, чтобы понять, чем он привлёк внимание издателей, почему получил за рубежом массу положительных отзывов и был выдвинут на премию Дйснера в номинации «Лучшая мини-серия». «Чёрный жук» с первых же страниц подкупает самобытной визуальной стилистикой и атмосферой нуарного детектива. Если говорить о рисунке, то это один из самых ярких и необычных комиксов, издававшихся за последнее время в России.

А вот сюжет «Черного жука» весьма старомоден. Заглавный супергерой, как было принято у его коллег в середине прошлого века, почти не появляется без маски и, не отвлекаясь на рефлексию, борется с негодяями. Детективная интрига неплоха, но повествование оставляет желать лучшего.

И уж совсем блёклым получился протагонист. Это достаточно типичный герой, который не обладает какими-либо сверхспособностями и полагается на свой костюм и всевозможные гаджеты.

Алисон Ноэль. Зачарованные

Алисон Ноэль. Зачарованные
Юная Дайра не такая, как все. Вместе с матерью она кочует по свету, нигде подолгу не задерживаясь. Отец Дайры погиб при загадочных обстоятельствах еще до ее рождения, а бабушка вообще как сквозь землю провалилась.
Дайру часто преследуют видения. Светящиеся люди и стаи воронов, говорящие отрубленные головы — не оставляют ее в покое. Врачи считают Дайру психически больной, но на ее горизонте вовремя возникает бабушка — Палома Сантос. И Дайра вынуждена отправиться в городок Очарование, в штате Нью-Мексико, где Палома вводит ее в курс дела. Оказывается, представители рода Сантос являются потомственными шаманами. Отныне Дайре предстоит обучиться магии, стать Искателем и поддерживать равновесие между мирами.

Глава из книги:

Чэй сворачивает на обочину и тормозит возле двухэтажного здания. Несмотря на попытку замаскироваться под популярный здесь стиль глинобитных построек, дом не представляет собой ничего особенного. Я вижу лишь бетонную панель и металлический забор по периметру. Хмурый охранник караулит вход, а на фасаде из песчаника красуется яркая вывеска: «Средняя школа Милагро — дом чародеев». Внизу нарисован мультяшный волшебник. Ясно, меня привезли в школу чудес, хотя, если честно, она для меня — как тюрьма.

Похоже, заведению так же не повезло с названием, как и городу, где оно расположено. У меня вырывается прерывистый вздох. Я напоминаю себе, что если уж выбралась целой и невредимой из пещеры, то переживу и мой первый день в 11-м классе. Мои усилия приободрить себя ни к чему не приводят. Сегодня удача меня покинула.

Артур Салякаев. Неслучайные связи. Нетворкинг как образ жизни

Артур Салякаев. Неслучайные связи. Нетворкинг как образ жизни
Безусловно, на жизнь каждого человека прямое влияние оказывает его окружение. Успешные люди отмечают, что большую часть окружающих их людей составляют такие же успешные люди. Книга «Неслучайные связи» написана с одной лишь целью: выявить пошаговые алгоритмы эффективного выстраивания связей человека. 

Кто-то скажет, что это дело случая, везения или вовсе удачи! «Оказаться в нужном месте в нужное время» — вот что часто нам приходится слышать. Да, отчасти это соответствует действительности, однако исследования показали, что лишь на 15%. И наша главная задачаКС разобраться, в чем же секрет оставшихся 85%. 

Книга написана для желающих систематизировать свои представления об отношениях между людьми, проанализировать свой социальный капитал и научиться двигаться к поставленным целям шаг за шагом. 

Отрывок из книги:

ЧТО ТАКОЕ НЕТВОРКИНГ?

За последние годы мне приходилось слышать различные определения нетворкинга. И желание найти единую верную и ёмкую трактовку поглотило меня. В первую очередь, чтобы можно было в «двух словах» объяснить окружающим. Шли дни, недели, а определение все так и «вертелось на языке» Я начал составлять список из разных определений и объединять схожие. Когда закончил, мне стало очевидно, что единого определения нетворкинга просто не существует!

Мери Каммингс. Стеклянные цветы

Мери Каммингс. Стеклянные цветы
«Конец свободе!» — написала в календаре Бруни, обведя черной рамочкой тот день, когда отец прислал к ней в дом Филиппа Берка. «Больше никаких наркотиков и никаких скандальных историй!» — ишь, чего захотели! Это же не жизнь, а скучища получается! Но делать нечего — как-то придется уживаться... Да и самому Филиппу не слишком по душе роль «няньки» при вздорной и неуправляемой миллионерской дочке. Если бы не обещанные ее отцом деньги, он бы никогда на это не согласился.
Немало воды утечет прежде, чем он скажет: «Ну... мы же с тобой вроде как друзья!» — и еще больше — прежде, чем сама Бруни поймет, что ближе, чем Филипп, у нее нет никого на свете.

Глава из книги:

Открыл Филипп не сразу. Бруни пришлось провести на площадке несколько неприятных минут, представляя себе всякие ужасы вроде свежеповесившегося трупа (иначе почему он не открывает?!) — только после этого она услышала за дверью тяжелые шаги.

Казалось, он постарел лет на десять. И похудел.

И совсем не удивился, увидев ее. Сказал безразлично:

— А-а, это ты… Чего надо?

— Я могу войти?

— Входи, — он отступил от двери, повел, чуть пошатнувшись, рукой.