воскресенье, 10 ноября 2013 г.

Орсон Скотт Кард: "Моя религия - об истине; мои романы - выдумка"


В первый день ноября поклонники «Игры Эндера» посмотрели экранизацию романа, которую его автор Орсон Скотт Кард «пробивал» много лет. Кард был и остаётся одним из самых интересных — и притом самых своеобразных — американских фантастов. Будучи мормоном, к тому же откровенно и неполиткорректно высказывающимся по острым вопросам, от политики до однополых браков, писатель в последнее время часто становится объектом нападок. Но даже самые рьяные критики не отрицают, что в книгах Карда на первый план выходят доброта и эмпатия; более того, его способность сострадать самым разным героям уникальна. Орсон Скотт Кард — загадка, и, возможно, часть ответа найдётся в этом большом интервью.

Марина Дяченко, Сергей Дяченко. Темный мир. Равновесие

Меня зовут Даша Лебедева. Филфак МГУ, второй курс. Я растяпа и, в общем, середнячок. Когда раздавали таланты, меня явно оттеснили куда-то в конец очереди… До того, как все это завертелось, я и не догадывалась, что серебряный кулон, доставшийся мне от отца, – мощный артефакт и с его помощью можно видеть Теней. Я и представить себе не могла, что эти ужасные бессмертные создания, которые высасывают из людей радость, любовь и жизненные силы, будут угрожать моим близким. И, конечно, даже не подозревала, что на меня могут обратить внимание сразу двое парней – самоуверенный мажор Сэм и честный добряк Миша.

Но обо всем по порядку. А началась эта история с того, что я умерла…

Отрывок из книги:

Молнии хлестали одна за другой, а дождя не было; я сидела на скамейке, растерянная и злая, время от времени сжимая в кулаке амулет.

Гроза, увиденная моим особым взглядом, выглядела жутко и завораживающе. В небе чередовались сизые нисходящие и оранжевые восходящие воздушные потоки, боролись, сплетались, вздымались гребнями, и страшно было представить, что такой вот воздушный океан нависает над нашими головами каждый день. А сейчас океан штормило, и я очень скоро отвела от неба глаза: меня начало мутить.

Инструктор оказался манипулятором. Лиза орет на меня, как фельдфебель. Чего и ждать – это же я, у меня вечно проблемы, мама сказала бы: «Проверь, что ты делаешь не так. Не может быть, чтобы все кругом были плохие, одна ты хорошая».

Алан Джекобсон. Винодел

Совсем недавно спецагент ФБР Карен Вейл была в шаге от гибели, и, чтобы оправиться от пережитого ужаса, она берет отпуск и едет в Калифорнию. Но в винном погребе, куда она отправилась на экскурсию, находят изуродованный труп. Вскоре полиция обнаруживает тело еще одной жертвы... Маньяк настолько уверен в своей безнаказанности, что пишет Карен жуткие сообщения. Неужели он следит за ней и ее сыном? Она должна во что бы то ни стало остановить преступника!

Отрывок из книги:

Кто-то толкал Вейл в плечо. Что? Кто?

Это оказался Робби, лежавший рядом с ней. Они были в комнате для гостей в квартире Роксаны Диксон. Матрас был очень узким, а Робби широкоплечим, так что они всю ночь невольно прижимались друг к другу. Вернее, не всю ночь, а после того, как Вейл перестала кашлять и наконец-то после полуночи уснула.

Робби протягивал ей мобильный.

— Босс вызывает.

— Я не слышала звонка.

Вейл приподнялась и тут же зашлась в новом приступе кашля. Спрыгнув с кровати, она опрометью бросилась в ванную, где выплюнула комок пропитанной сажей мокроты. Напившись из-под крана, она облокотилась на раковину, чтобы перевести дыхание, а когда оглянулась, то увидела в дверях Робби.

— Ты как? — спросил он.

— Великолепно. — Она взяла телефон и, еще раз откашлявшись, сказала: — Я вас слушаю.

— Голос у тебя, если честно, как у моего восьмидесятилетнего отца, — произнес Томас Гиффорд. — Пятьдесят лет курил по две пачки в день.