пятница, 1 апреля 2016 г.

Александра Коутс. Клуб юных вдов

Александра Коутс. Клуб юных вдов
Тэмсин встретила свою самую большую любовь, когда ей было четырнадцать, в семнадцать лет она выходит замуж, потому что верит, что эта любовь на всю жизнь. Но мир рушится, когда сердце ее девятнадцатилетнего мужа перестает биться.

Какого цвета горе? Как оно выглядит? Как ощущается сквозь обжигающие всполохи гнева и едкую горечь отрицания? Через ошибки сердца, искушение ложными надеждами Тэмсин и Колин начинают свой путь к исцелению и счастью, которого так хотели для них те, кого они потеряли.

Отрывок из книги:

ПРОЛОГ

Сегодня один из тех дней, когда кругом тишь, а облака похожи на сахарную вату.

Ной в своей любимой линялой рубашке. Мы стоим у воды, толпа полукругом собралась позади нас. Людей так много, что лица стоящих по краям теряют очертания. Ной улыбается, берет мои руки в свои, и я на минуту забываю о тех, кого мне так не хватает.

О моей маме.

О моем папе.

О моей семье.

Теперь моя семья — Ной.

Лохматый священник, приятель отца Ноя, произносит слово за словом, но я выхватываю только некоторые: «в горе и радости», «навсегда». Ной лезет в карман за кольцами. Прохладный золотой ободок легко скользит по пальцу, но застревает на костяшке. Я улыбаюсь и с силой просовываю палец в кольцо.

Мы смеемся.

Татьяна Луганцева. Квадратные мозги

Татьяна Луганцева. Квадратные мозги
Взбалмошной и немного сумасшедшей Яне Цветковой были неведомы такие чувства, как тоска и уныние. Однако после расставания с любимым человеком она впала в депрессию, а тут еще как назло вокруг свадьба за свадьбой… Правда, одно торжество Цветкова все-таки умудрилась испортить, спланировав с балкона прямо на свадебный кортеж. Яна решила, что это добрый знак, и действительно вскоре повстречалась с бравым военным – полковником в отставке. Осталось только предотвратить незаконную торговлю бриллиантами, обезвредить пару-тройку преступников, вывести на чистую воду секту похитителей и – можно играть свадьбу!.. Если, конечно, жених не передумает…

Отрывок из книги:

Любовь — это состояние души, и когда она проходит естественным образом, душе от этого ни жарко ни холодно. Прошла и прошла... Но вот когда тебя предают, вдребезги разбивают твои чувства, разбивается и душа, и ее осколки ранят сердце.

Именно в таком разбитом состоянии находилась Яна Карловна Цветкова. Она сидела дома, пила чай с зашедшей в гости подругой и то и дело хваталась за сердце. Женщиной Яна была яркой, неординарной — высокая, очень худая, с длинными светлыми волосами, большими голубыми глазами, острым подбородком и небольшим аккуратным носиком. Одеваться она тоже любила ярко, броско: блестящие наряды, леопардовые принты, туфли на высоких шпильках, коротенькие юбки, масса разнообразных украшений — мимо такой красотки не пройдешь.

Кстати, это не говорило о том, что у госпожи Цветковой был дурной вкус. Просто Яне нравилось привлекать к себе внимание. Порой, конечно, она переходила ту грань, за которой начинается безвкусица, но, как ни странно, все ее сумасшедшие наряды, больше подходящие для девочки-подростка, очень даже ей шли.

Анатолий Сарычев. Рота особого назначения. Подводные диверсанты Сталина

Анатолий Сарычев. Рота особого назначения. Подводные диверсанты Сталина
Новый роман от автора бестселлера «Боевые пловцы. Водолазы-разведчики Сталина». Новое задание для подводных диверсантов из легендарной РОНа – Роты Особого назначения при Разведотделе Штаба Балтийского флота. Морскому Спецназу предстоит тайно пересечь полмира, чтобы взорвать уругвайское судно с драгоценным грузом, который нужен Вермахту как воздух. Эта миссия невыполнима для всех, кроме советских боевых пловцов, прошедших элитную подготовку в секретной ЭПРОН (Экспедиции подводных работ особого назначения) по уникальной программе, включающей в себя не только водолазное дело, но и снайперскую стрельбу, и рукопашный бой. Против наших моряков работают и немецкие диверсанты из полка специального назначения «Бранденбург-800», и эстонские боевики из подразделения «Эрна», и японские спецслужбы, и итальянские фрогмэны. Но для подводного Спецназа Сталина нет ничего невозможного!

Отрывок из книги:

Выскочив из «эмки», покрашенной в защитный цвет, три флотских офицера сразу рванули в сторону Ярославского вокзала.

Пробежав по площади перед вокзалом, группа офицеров в черной форме перешла на перроне на шаг и подошла к четвертому от хвоста поезда вагону.

Стоящий в хвосте поезда вооруженный автоматом солдат отвернулся и зашел в последний вагон, тем более что паровоз дал громкий сигнал отправления.

Иванов открыл своим ключом дверь, пропустил лейтенантов и встал в открытом проеме, спиной к Федорову и Купцову.

Федоров снял в тамбуре вещмешок, потом шинель и прислонился к противоположной тамбурной двери, вытирая платком потное лицо. В тамбур из пятого вагона зашел пожилой старшина и поставил у ног Купцова приличных размеров вещевой мешок.

Александр Тамоников. Ангелы сирийского неба

Александр Тамоников. Ангелы сирийского неба
Правительство Турции с помощью боевиков «Исламского государства» наладило в регионе незаконный оборот нефти. Но с началом российской воздушной операции в Сирии преступный трафик оказался под угрозой срыва. Не решаясь на открытое противостояние, турецкая сторона идет на подлую провокацию и сбивает в сирийском воздушном пространстве СУ-24 ВКС России. Летчики катапультируются. Уже на земле они вынуждены вступить в неравный бой с преследующими их бандитами. Штурману удается спастись, а тяжелораненый командир экипажа попадает в плен к туркоманам, которые планируют использовать его в большой политической игре. Освободить майора Пестова из лап фанатичных убийц под силу только бойцам президентского спецназа...

Отрывок из книги:

2 ноября, Сирия

Серый от пыли внедорожник «Ниссан» миновал рощу и медленно продвигался по разбитой дороге. Впереди, в низине, окруженной холмами, проявились очертания небольшого поселка.

Человек лет пятидесяти, расположившийся на переднем пассажирском сиденье, проговорил:

— Дожили!.. В Эр-Ракке мы уже не можем чувствовать себя спокойно, на встречу выезжаем в соседнее селение.

— А все из-за русских. Как появились они в Сирии, так спокойствию пришел конец. Это не американцы, которые не наносили вреда и лишь имитировали борьбу с нами. Им больше нужна смена режима в Дамаске, а значит, требуемся и мы. Русские же... да что там говорить, вы, господин, гораздо лучше меня знаете их намерения, — заявил водитель и телохранитель Каплан Саглам.

Томас Эспедал. Вопреки искусству



Томас Эспедал пронзительно откровенно и бесхитростно пишет о себе и своей жизни: он пытается наладить хозяйство в старом ветхом домике на острове – умерла женщина, с которой он давно расстался, и он приехал сюда растить их общую дочь. Писатель, он перерабатывает горе в слова, и делает это в прустовской манере, виртуозно вытягивая истории одну за другой как шелковую нить из кокона. И так постепенно мы узнаем многое о его жизни: как он писал свою первую книгу, потому что твердо решил стать писателем; что он похоронил маму, наследницу знатной бергенской фамилии, перед которой всегда испытывал смущение от того, что они с отцом были недостаточно хороши для нее, а другая его бабушка до смерти не могла забыть, что ее выгнала из дома мачеха; как он боится соседских собак и что он обожает прогулки. Истории цепляются одна за одну, роман населяется людьми, но тон его не меняется – это очень светлые, ироничные, блистательно написанные наблюдения и размышления человека о жизни, где старые традиции исповедальной прозы испытывают явное влияние современной открытости и ненатужности интернет-дневников.

Книги Эспедала считаются каноном жанра «новой дневниковой прозы». Они переведены на все основные языки мира и во всех странах собирают награды и восторженные отзывы читателей.