среда, 18 декабря 2013 г.

Брэндон Сандерсон. Обречённое королевство

Столетиями мир Рошар охраняли Герольды, но однажды они совершили предательство и ушли. Из десяти лишь один — и тот случайно — остался связанным с Рошаром. И вот века спустя беда, против которой когда-то стояли плечом к плечу Герольды, возвращается...

Брэндон Сандерсон - один из наиболее амбициозных и плодовитых авторов современного фэнтези. Его имя стало известно в первую очередь благодаря тому, что вдова Роберта Джордана предложила Сандерсону завершить многотомную эпопею «Колесо времени». По черновикам покойного Джордана Сандерсон написал три увесистых тома — однако дебютировал, разумеется, много раньше. И по толщине некоторые его романы ненамного уступают джордановским. Другое дело — оригинальность и разнообразие миров: если «Колесо времени» катилось по единожды пробитой колее, то Сандерсон не боится экспериментов. Эпическое фэнтези в его представлении далеко уходит от первоисточников, вдохновлявших Джордана и Толкина: здесь не так чувствуется влияние артурианы и скандинавских саг, но значительно больше диковинных декораций и причудливых магических систем.

Роман «Обречённое королевство» (в оригинале «Путь королей») — типичная для Сандерсона книга. «Типичная», впрочем, в данном случае совершенно не означает «скучная» или «банальная». Наоборот, «Королевство» — один из тех редких романов, оторваться от которого невозможно, и это при невероятном объёме в тысячу страниц!

Эрик Делайе. Переплётчик

Париж, XVII век. Шарль, приёмный сын переплётчика, открывает для себя искусство создания переплёта из человеческой кожи. Вскоре он получает первый заказ — и, выполняя его, превращается в ясновидца. Таинственный заказ становится звеном в цепочке событий, которые приведут героя к страшному открытию...

В современной литературе сам собой выделился жанр, который уместно назвать «производственным хоррором». Если можно дотошно и увлекательно описать будни врача, сталевара или диспетчера аэропорта, разве не заслуживают того же эксперты в куда более жутких и экзотических областях? Вуаля! Парфюмер Зюскинда лишает жизни девственниц, чтобы получить некий совершенный аромат. Протагонист «Каталога Латура» Фробениуса с дотошностью, достойной лучшего применения, выясняет, какая часть мозга отвечает за боль...

«Переплётчик» встаёт в этот ряд почти идеально. Живущий во второй половине XVII века переплётчик Шарль Сен-Мартен де Грези решает достичь совершенства в области, одно упоминание которой может отбить аппетит: изготовление переплётов из человеческой кожи. Понятно, что кожу надо для начала добыть, а потом выделать; понятно, что найдутся богачи. которые не постоят за ценой, лишь бы увеселить себя самым извращённым способом; понятно, короче говоря, что чтение будет не из лёгких. Правила игры задаются в тот момент, когда герой после смерти приёмного отца обнаруживает изготовленные им странные переплёты. Тут-то и начинается макабрическая санта-барбара с убийствами, пытками, развратом, расчленёнкой, свежеванием, приключениями тела и духа и даже гигантскими фаллопротезами.

Никита Аверин, Игорь Вардунас. Хронос: Охота на Нострадамуса

Специальный агент Кейт Либби охотится на Дэниела - грабителя и убийцу. Будь тот обычным человеком, сотруднице корпорации «Хронос» не составило бы труда задержать преступника, однако Дэнисл сам в прошлом был агентом, причем одним из лучших. Сейчас им движут жажда мести и боль: Дэниел карает всех, кто, как он считает, виноват в смерти его жены и дочери. На кону оказываются жизни сотен невинных. Сумеет ли Кейт остановить убийцу, за которым нужно гнаться не только сквозь пространство, но и сквозь время?

«Охота на Нострадамуса» — это остросюжетный детективный триллер, который захватывает сразу и не отпускает, пока не пойдут финальные титры, то есть до последней страницы. Кажется, что авторы решили «оглушить» читателя с первых же строк: сцена в прологе, где живьём закапывают ребёнка, мало кого оставит равнодушным. Даже возникают опасения: не слишком ли сильный аккорд взят в самом начале, не выдохнется ли действие, доживёт ли напряжение до финала?

Доживёт. Две линии повествования гармонично переплетаются, рисуют динамичную картину и героев, за которых действительно переживаешь. При чтении чувствуешь себя словно зритель в кинотеатре: все уже поняли, что убийца — садовник, и он прячется за углом... но детектив не слышит, что ему кричат из зала, а идёт прямиком в расставленную ловушку.

Аннет О’Брайен. Тень скарабея

Кейтлин, девушка из Техаса, приезжает в Лондон, чтобы познакомиться с дядей по материнской линии, бароном Джоном Маккензи. Однако узнаёт, что тот накануне ночью был убит. Доводом для преступления могла стать собранная бароном коллекция уникальных артефактов, среди которых был и загадочный скарабей, принадлежавший Наполеону. Кейтлин решает найти убийцу, в чём ей помогают двое молодых людей - сыщик Гарри Дэвис и лорд Даниэль Фармер.

Роман Аннет О’Брайен «Тень скарабея» написан в жанре то ли ретродетектива с примесью любовно-сентиментального романа, то ли наоборот — мелодрамы с элементами мистики и исторического криминального романа. Скорее, верно всё же второе, поскольку детективный сюжет служит лишь стержнем для романических приключений главной героини.

Перед нами классический любовный треугольник, где благосклонностью дамы пытаются завладеть двое мужчин. Оба красавцы, но каждый хорош по-своему. Один олицетворяет собой тихую семейную гавань, другой ассоциируется с бурей на море. Понятно, что внешнее впечатление обманчиво, но об этом догадывается лишь проницательный читатель. Кейтлин же мечется, сомневается и ошибается, прежде чем сделать окончательный выбор. Как и положено в традиционном сентиментальном романе, в которых, судя по всему, писательница поднаторела.

Ирина Шевченко. И придёт волчица...

В мире Сопределья беспокойно. Верховный жрец предрекает ужасное будущее, и его видения начинают сбываться: не обращая внимания на пробуждение древней магии, вельможи плетут коварные интриги в борьбе за имперский трон. В эпицентре событий оказывается гостья с Земли Галла, которой предстоит проникнуть во многие тайны. Но сделать это ой как непросто, особенно если носишь под сердцем ребёнка...

На обложке художник изобразил главную героиню неуловимо похожей на Миллу Иовович. Возможно, это случайное совпадение, но по мере чтения книги почти убеждаешься в обратном. Героиня хрупка, ранима, однако за уязвимой оболочкой скрывается истинная сила. Галла, которую автор любовно называет «Галчонок», постепенно вселяет в читателя уверенность, что ей любая задача по плечу, - ну чем не героиня «Обители зла»? Особое внимание Шевченко уделяет страстям, бушующим в душе Галлы. Над образом главной героини автор поработала очень усердно, потому Галла выглядит наиболее полнокровной личностью из всех персонажей книги. А вот остальные герои очерчены более и кажуться пресноватыми.

Вадим Чекунов. Тираны. Страх

Опричное войско с Иваном Грозным во главе выступает в поход на новгородскую землю, чтобы подавить готовящийся мятеж. И пощады не будет никому... Но так ли виноват грозный царь?

Перед нами повествование об одной из самых неоднозначных фигур нашего прошлого - Иване Грозном. Эпизод истории, описанный в этой книге, относится к последним годам его правления - походу опричного войска на Новгород, во время которого Иван казнил множество горожан, включая женщин и детей. Книга верна историческим фактам: уже в первой главе читателю демонстрируют начинку для «царского пирога», когда Малюта Скуратов и опричники рубят человека на части. Недаром на обложке стоит ограничение «16+-»...

Автор ведёт рассказ неторопливо, обстоятельно, детально. Стилевое решение идеально: в тексте встречается достаточно архаичных слов и оборотов для погружения в атмосферу эпохи, но при этом повествование не кажется переусложнённым. Весомым недостатком романа стал разве что излишний натурализм — автор слишком увлекается картинами насилия. Мятежников топят, жгут, сажают на кол, рубят, душат... Количество смертей на десяток страниц зашкаливает. С одной стороны, такой натурализм идёт книге на пользу, нагнетая атмосферу удушливого страха, но с другой - способен отвратить от романа особо чувствительных читателей.

Лана Ежова. Огонь в твоей крови

Лилия Макарова в ожидании обряда посвящения и свадьбы с оборотнем Кириллом проводит журналистское расследование злодеяний, в которых замешаны её предки. A в другом полушарии Земли будущая золовка героини, охотница на нечисть Аня Данилевская, пытается помочь американским коллегам навести порядок в Нижнем Амстердаме, городе вампиров и оборотней.

Лана Ежова продолжает раскрывать тайны мира, созданного ею в романе «Лилии на ветру». Мир получился достаточно интересным, пёстрым и непротиворечивым. Правда, внимание читателя, ранее сконцентрированное на перипетиях судьбы Лилии Макаровой, здесь рассеивается, потому как героинь в книге становится целых три. К журналистке, потерявшей и обретшей ведовской дар, добавляются охотница на вампиров (или скорее вампироненавистница) Анна Данилевская и юная магичка-целительница Катя Петрашова. Из-за этого структура текста усложняется, что не всегда идёт книге на пользу. Повествование словно сшито из разноцветных лоскутков, которые никак не хотят складываться в единый узор. Лилия явно уходит на второй план, уступая место более энергичной Ане, Катерина же прописана пока ещё бледно и пунктирно, её характер едва-едва обозначен. Ещё меньше повезло персонажам противоположного пола. Героинь окружают равные, как на подбор, удалые красавцы-великаны, словно сошедшие с обложек любовно-сентиментальных романов. Блондинистые, с прокачанной мускулатурой, благородные и щедрые — мечта каждой женщины. Радует, однако, что автор учла критику и обошлась на этот раз без откровенных постельных сцен.

Арина Свобода. Флогистон

Что связывает молодого среднеазиатского гастарбайтера, сибирского олигарха и дипломированных психологов из петербургской организации «Флогистон»? То, что все они умеют манипулировать полем агрессии, которое испокон веков генерирует человеческая цивилизация, и не боятся пользоваться своими навыками.

За последние месяцы это уже вторая книга Арины Свободы - и речь не о цикле с продолжениями, а об отдельных, вполне законченных романах. Не знаю, в каком порядке они были написаны, но по сравнению с первым романом «Флогистон» выглядит более зрелой и самостоятельной работой: влияние Дяченко не бросается в глаза, избыток эпитетов не режет ухо. В обоих произведениях автор исследует одну и ту же тему — механизм контроля агрессии. В «Заступнике» агрессивные порывы героев сдерживала неизбежность скорого воздаяния. В новой книге под крылышком родной ФСБ действует целая тайная организация, задача которой - перераспределять агрессивную энергию и сбрасывать её за пределы Нашей Необъятной Родины. Так что действие происходит в процветающей России ближайшего будущего, населённой спокойными, рассудительными людьми. Впрочем, аналогичными методиками в этом мире располагают и США, однако сверхдержавы обязались не использовать психотронное оружие друг против друга. Благодать! Но вот беда: внезапно в игру вмешивается третья сила, и в одном отдельно взятом российском городке отворяются врата в ад...

Искушение чародея

За рубежом антологии-трибьюты, на страницах которых современные писатели отдают дань уважения классикам, явление обыденное. Нo для отечественного рынка это скорее экзотика — такие издания можно пересчитать по пальцам одной руки. С выходом сборника «Искушение чародея» этого полку прибыло.

Эта антология должна была появиться на прилавках 18 октября, к 79-летию со дня рождения Кира Булычёва. ушедшего от нас десять лет назад. Сборник «Искушение чародея» построен по тому же принципу, что и хорошо знакомая любителям фантастики серия «Время учеников»: современные писатели, выросшие на книгах классика, возвращаются в созданные им миры и развивают поднятые им темы. Заглядывают в Великий Гусляр, дописывают хронику приключений Алисы Селезнёвой, реконструируют биографию доктора Павлыша... Звёздных, «топовых» имён среди авторов практически нет - составитель Игорь Минаков сделал ставку на тех, кто пришёл в фантастику в двухтысячных и не успел обрасти армией поклонников. Станет ли эта книга событием в нашей фантастике, покажет время, но один тонкий нюанс участники проекта, честь им и хвала, уловить сумели. Действие самых известных произведений Булычёва разворачивается в стабильном мире, где нет места революционным потрясениям, сдвигу парадигм, неуверенности и зыбкости. Но это не значит, что там нет конфликтов - напротив, противоречий в этом мире полно, но речь идёт не о выживании, а о понимании. Как найти общий язык с инозвёздным пришельцем, с человеком из прошлого, с чудаковатым соседом — вот что в те годы интересовало писателя острее всего. В лучших произведениях сборника («Почему люди?..» Владимира Аренева, «Неприкасаемые» Ники Батхен и некоторых других) авторы пытаются отыскать ответ на тот же вечный вопрос. Ну а ещё поклонников Булычёва ждёт дополнительный бонус: два ранее не публиковавшихся рассказа классика, «Пленники долга» и «Шестьдесят лет спустя». Интересно было бы узнать, по какому случаю они были написаны и почему не вышли при жизни писателя...

Любопытный, хотя и не вполне оригинальный эксперимент. Остро не хватает писателей с именем. Такие «паровозы» обычно задают планку качества и помогают потенциальных читателям, сомневающимся, стоит ли покупать книгу, определиться с выбором.

Искушение чародеяИскушение чародея

Андрей Валентинов. Нуар

В Мультиверсуме существует бесчисленное множество миров. Одни почти не отличаются от нашего, другие эфемерны, поскольку рождены сознанием сновидцев. Третьи представляют собой более-менее точный слепок нашего прошлого. В одной из таких, похожих на нашу, вселенных, получившей условное название «нуар», затерялся бывший штабс-капитан Гравицкий, он же - исследователь Ноосферы, человек двадцать первого века и гражданин независимой Украины Николай Гриневич.

В 1946 году французский кинокритик Нино франк предложил термин «нуар», чтобы объединить близкие по стилистике голливудские фильмы, которые начали появляться в США в сороковых годах. Внешние признаки «нуара» общеизвестны: изобилие ночных сцен, запутанная внутренняя хронология, размытость границ между героями и антигероями... В общем, раз увидишь - ни с одним другим киножанром не спутаешь. У Андрея Валентинова свой нуар — вернее, своё о нём представление. Близкое к классическому, но с некоторыми принципиальными оговорками. Например, к нуару редко относят «Касабланку», а новый роман харьковского писателя от начала до конца построен на многочисленных отсылках к этому киношедевру. Так же своеобразно Валентинов подходит и к другим общеизвестным терминам. Эвереттова квантовая теория параллельных миров, игра ума, не опровергнутая, но и не подтверждённая научным сообществом, превращается тут в мощную практическую дисциплину, а если бы академик Вернадский узнал, что здесь называют Ноосферой, старика хватил бы преждевременный удар.

Елена Хаецкая. Лисипп, или Песнь козлов

Жизнь непредсказуема: сегодня ты бродяга из Священной рощи, живёшь в долг и зависишь от прихотей козлоногого фавна, а завтра — миллиардер, плейбой и завидный жених. Главное — не задавать лишних вопросов, и все будет тип-топ. Но если загадки не дают тебе покоя, пеняй на себя: в высшем обществе любопытство - смертный грех...

Фантасты обожают тасовать культуры и страны, цивилизации и эпохи. Графы и бароны возглавляют космические эскадры, гладиаторы сражаются на световых мечах, Геракл заглядывает на огонёк к Одину - всё это давно стало общим местом и уже никого не смущает. По крайней мере никого из поклонников жанровой литературы. Неравнодушна к такому приёму и Елена Хаецкая — достаточно вспомнить её «Вавилонские хроники», «Записки корнета Ливанова» или «Падение Софии». Вот только, в отличие от большинства коллег по цеху, петербургская писательница не поддаётся соблазну объяснения, не торопится рассказать в ярких подробностях, почему её миры стали именно такими, какими их видит читатель. И это, наверное, правильно: метафора и аллегория не нуждаются в рациональных подпорках, игра тут ведётся по иным правилам.

Новинки книжного мира

Известный в России по романам из циклов «Завеса» и «Сага Теней» Кристофер Голден - мастер на все руки. Он и фэнтези сочиняет, и для детей пишет, и в создании комиксов участвует, и детективные триллеры выпускает, и в новеллизациях преуспел. В общем, за двадцать лет выдал более семидесяти книг... Неудивительно, что в январе появятся сразу два томика с именем Голдена на обложке. Конечно, наиболее пристальный интерес у публики вызывает графический роман The Pretenders («Претенденты»), который открывает трилогию «Девушка с кладбища». В первую очередь здесь обращает на себя внимание имя Шарлин Харрис - соавтора Голдена, которая завершила, наконец, многотомную серию о телепатке Сьюки Стэкхаус. Увидит свет и сольный роман Голдена Snowblind («Снежная пелена»), на который автор возлагает особые надежды. Прочитавшие роман критики утверждают, что Голден замахивается на лавры Стивена Кинга, причем довольно успешно. Что ж, поглядим... Сам роман — тягучий мистический триллер о вечно засыпанном снегом маленьком городке Ковентри, жителей которого преследуют призраки прошлого.