вторник, 15 апреля 2014 г.

Юрий Корчевский. Золото мертвых. Смута

Юрий Корчевский. Золото мертвых. Смута
Андрей Кижеватов, бывший спецназовец ГРУ, зайдя в странную телефонную будку, перенесся из дождливого вечера в жаркий полдень… Смутного времени. На дворе самое начало XVII века. По дорогам разъезжают татары-крымчаки, готовые зарубить любого русского, который не в силах за себя постоять. Андрей понимает, что ему срочно нужно добраться до Москвы, где, по слухам, умер Борис Годунов и вот-вот начнутся события, от исхода которых зависит судьба всего Российского государства…

Отрывок из книги:

Для начала он попросил у Наума одежду похуже, поистрёпанней и такую же обувку.

– Похуже? – переспросил купец, полагая, что ослышался.

– Ну да. Такую, какую нищие да юродивые носят. Какую выкинуть не жаль.

– Тебе-то зачем? Али попрошайничать на паперти хочешь?

– Можно и так сказать.

Наум удивился:

– Странен ты зело. У тебя денег на избу хватит, пусть и не на каменную, а ты – попрошайничать… Полагаю – неспроста. Иль задумал чего?

– Задумал, но что – сказать не могу. Меньше знаешь – крепче спишь.

– Это верно. Пойдём в сарай. Там вроде тряпьё висело, если супружница не выбросила.

После долгих поисков они нашли драные штаны, истёртую до дыр на локтях рубаху и пыльный колпак на голову, а на ноги – поршни заячьи.

Жан-Филипп Арру-Виньо. Летающий сыр. Приключения семейки из Шербура

Жан-Филипп Арру-Виньо. Летающий сыр. Приключения семейки из Шербура
Наступило лето, а значит, наших хороших знакомых — братьев Жанов и их родителей — ждут новые приключения. Летнее меню: переезд из родного Шербура, каникулы в деревне у бабушки и дедушки, рыбка по имени Суппозиторий, орава лопоухих кузенов Фугас, ну и, конечно, загадочный объект под названием «Летающий сыр». Тем, кто уже попробовал «Омлет с сахаром» и хочет еще чего-нибудь необычного, предлагаем насладиться «Летающим сыром» под соусом из тонкого юмора Арру-Виньо.

Жан-Филипп Арру-Виньо — один из тех самых шести братьев Жанов, о которых пойдет речь. А еще точнее — Жан Б., второй по старшинству. С самого детства он обожал читать. В 1984 году опубликовал свой первый «взрослый» роман, за который получил премию «Лучший дебют», а через несколько лет выпустил вторую книгу — детскую. Сегодня Арру-Виньо, автор около тридцати книг, заведует отделом детской литературы в крупнейшем независимом французском издательстве «Галлимар». Свою серию «Приключения семейки из Шербура», столь любимую детьми и родителями во Франции, он создал совместно с известным иллюстратором Доминик Корбасон, чьи работы можно увидеть на страницах таких журналов, как Cosmopolitan, Madame Figaro и Vanity Fair. По духу «Приключения семейки из Шербура» напоминают знаменитого «Малыша Николя» Рене Госинни и Жан-Жака Сампэ: герои «Семейки» — те же веселые, неугомонные мальчишки, которые так и норовят что-нибудь натворить.

Александр Прозоров. Гнев духов

Александр Прозоров. Гнев духов
Эта история случилась давным-давно, когда люди еще не умели строить дома и пользовались только каменными и деревянными орудиями. То время называлось каменным веком. На берегу большой реки жили древние люди, называвшие себя племенем Мудрого Бобра. Это животное люди считали своим покровителем, но называть его по имени не решались, чтобы он не рассердился. Они называли его Хозяином реки.

Вторая книга цикла «Племя Мудрого Бобра» продолжает рассказ о приключениях мальчика Камыша и девочки Золотая Тень. Они теперь живут вместе, и юный Камыш называется именем взрослого воина — Могучий Саблезуб. Героев ждёт много новых приключений в лесу и на реке, и встреча с новыми людьми из племени Ловкой Выдры.

Отрывок из книги:

Охотники вышли на рассвете, подкрепившись холодным супом, что оставался в котле после вечернего общего пиршества. Шагали налегке, только с копьями и топорами: трутницы, подстилки и полотна для чума были оставлены в долбленках на берегу. Лодки обогнали пеших путников очень скоро: вниз по течению, да еще и подгоняемые веслами лодки неслись быстрее бегущего оленя.

— Успеют выследить, пока доберемся, — заметил Беседующий-с-Небом, на этот раз замыкавший человеческую цепочку. Свою красивую накидку и пригожую шапку он оставил дома и отличался от остальных охотников лишь копьем с пушистыми беличьими хвостами. Могучий Саблезуб подумал о том, что было бы неплохо украсить такими одежду его Золотой Тени. А потом вспомнил, что с утра так и не успел ее ни за что похвалить, и настроение сразу ухудшилось.

Бессмертный граф

Сен-Жермен
Есть люди, имена которых навсегда вошли в историю, став синонимом слов «тайна», «мистика», «авантюра». Самый, пожалуй, загадочный из них - граф Сен-Жермен, о котором, в отличие от его коллег - Мишеля Нострадамуса, Алессандро Калиостро, Джакомо Казановы - не известно почти ничего. Даже имени графа Сен-Жермена мы не знаем.

Еще при жизни Сен-Жермен превратился в легенду, миф, бродивший по Европе как Марксов призрак коммунизма. О нем вспоминали Гете и Байрон, Дюма и Виктор Гюго. Пушкин в своей «Пиковой даме», написанной в 1833 году, писал: «Вы слышали о графе Сен-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного. Вы знаете, что он выдавал себя за Вечного жида, за изобретателя жизненного эликсира и философского камня... Над ним смеялись, как над шарлатаном, а Казанова в своих Записках говорит, что он был шпион». Сен-Жермен будто бы поведал тайну трех счастливых карт старой графине - точнее, ее прототипу, княгине Наталье Голицыной; эту легенду рассказал поэту ее внук, уверяя, что точно так все и было, и с тех пор Голицыным всегда везет за карточным столом.

Подобные истории окружали имя графа везде, где он оказывался, - а к моменту появления в Париже, где его ждала подлинная слава, он успел объездить всю Европу. И не только Европу: он уверял, что учился у магов Египта, жил при дворе персидского шаха, побывал даже в далеком Китае. Доказательств этому не было никаких, но он и правда говорил на множестве живых и мертвых языков, включая санскрит и арабский. Его манеры выдавали аристократическое происхождение, хотя он не скрывал, что фамилию Сен-Жермен придумал, а подлинного имени никому не открывал. Были у него и другие странности: он никогда не ел на людях, не пил спиртного, не знался с женщинами. Казалось, ему чуждо все земное, и он охотно поддерживал эту мысль, намекая, что послан с особой миссией могучими тайными силами, которых называл «Великими учителями Востока».

Сюзан Спенсер-Вендел, Брет Уиттер. Пока не сказано «прощай»

Сюзан Спенсер-Вендел, Брет Уиттер. Пока не сказано «прощай»
«Пока не сказано „прощай“» — книга о том, что даже перед лицом трагической неизбежности можно жить полной жизнью, не теряя способности радоваться и любить. Это очень трудно, но все-таки возможно, как убеждает нас личным примером американка Сьюзен Спенсер-Вендел, мать троих детей, журналистка, работавшая судебным репортером ведущей флоридской газеты. Ей было всего сорок пять, когда в июне 2011 года как гром среди ясного неба прозвучал страшный диагноз — боковой амиотрофический склероз (БАС). Заболевание неизлечимо, точная причина его возникновения неизвестна, и исход всегда фатальный. Но Сьюзен находит в себе мужество не поддаться унынию и достойно прожить отпущенный ей срок. Более того, прожить его с радостью — исполнить заветные мечты, восстановить прерванные связи, побывать в местах, которые всегда манили ее. Да, она знает, какое ей уготовано завтра, но сегодня она живет!

Глава из книги:

Назад, в прошлое

В моей жизни не так много людей, отношения с которыми были бы столь же дороги мне, как наша дружба с Нэнси. Конечно, у нас с ней бывали и разногласия, но за все тридцать лет нашего знакомства самая серьезная размолвка случилась в колледже, когда Нэнси скопировала мой наряд для вечеринки.

Мы с Нэнси могли бы просто пожить в мотеле, и это все равно было бы здорово.

Но с остальными все будет не так просто, я знала. Даже с Джоном и с детьми. Не говоря уже о моей матери, Теодоре — Тее — Спенсер.

Последняя любовь

Жерар Филип

Жерар Филип был одним из самых красивых актеров своего времени, одним из самых популярных мужчин Франции, у него были миллионы поклонниц. И еще он был одним из последних романтиков XX века: он любил лишь одну женщину - свою жену.

Жерара Филипа называли ангелом с мраморным сердцем. Считали, что он не умеет любить. Что он может только коллекционировать любовниц. Николь Фуркад считали «дьявольски умной и дьявольски волевой», но совершенно не женственной. И тоже не способной на нежные чувства. Все их знакомые - все до единого! - удивились, когда эти двое решили соединить свои жизни. И не переставали удивляться на протяжении тех одиннадцати лет, которые Жерар и Николь прожили так счастливо, как, кажется, вовсе и не бывает. «Одно мгновение» - так вдова Жерара Филипа назовет свою книгу об их любви.

Томас Каткарт, Дэн Клейн. Хайдеггер и гиппопотам входят в райские врата. Жизнь, смерть и жизнь после смерти через призму философии и шутки

Томас Каткарт, Дэн Клейн. Хайдеггер и гиппопотам входят в райские врата. Жизнь, смерть и жизнь после смерти через призму философии и шутки
Смерть и смех? Такой жанр пока еще не имеет названия в науке. Однако читатель вскоре обнаруживает, что под юмористическим соусом получает ценную информацию о том, что не может его не волновать, но часто не принято обсуждать. Исподволь мы узнаем об отношении к смертности человека в различных культурах и религии, об эволюции философских подходов к теме жизни и смерти, о современных стратегиях человека если не обеспечить себе бессмертие, то продлить жизнь на неопределенно долгое время. И, кроме того, мы узнаем, кому из заглавных героев книги «Хайдеггер и гиппопотам входят в райские врата» удастся проникнуть через них.

Отрывок из книги:

Простите, не могли бы вы уделить нам минутку внимания? Мы опрашиваем тут желающих и хотели бы задать вам вопрос. Это не займет много времени, и мы даже не спросим вашего имени, хорошо? Итак:

Вы действительно думаете, что умрете?

На самом деле, честно?

Вы действительно полагаете, что ваша жизнь однажды закончится?

Подумайте, не торопитесь с ответом. Хотя, конечно, с каждой минутой жизнь становится все короче.

Если вы похожи на нас, вероятно, вы до конца не верите, что занавес однажды опустится навсегда. В целом мы вроде бы способны принять факт смерти, но в частности? Вот с этим дело обстоит по-другому. Тут мы похожи на американского писателя армянского происхождения Уильяма Сарояна. В его письме наследникам есть такие слова: «Каждый человек умирает, но я всегда верил, что для меня сделают исключение».

Золотое кольцо

китайская свадьба

Китайский рынок свадебных услуг - самый большой и богатый в мире. Как женятся китайцы и, главное, как они ищут себе пару в своей огромной стране, где мало женщин.

Маленькая китаянка с длинными темными волосами уже больше часа стоит, словно на посту, недалеко от входа в магазин H&M в шанхайском шопинг-молле Super Brand. В бесконечном потоке людей ее никто не замечает. Зато она внимательно разглядывает всех молодых девушек, передвигающихся зигзагами из Zara в Calvin Klein, беспрестанно ковыряя пальцем в своем аквамариновом айфоне. Женщину зовут Янг Джинг. Ей 29 лет. Она скаут невест, причем один из самых успешных. В торговых центрах Янг Джинг разыскивает подходящих кандидаток в жены самым богатым женихам в Китае. Бурный экономический рост породил гигантский спрос на такую услугу. Мужчины готовы платить десятки и даже сотни тысяч долларов за возможность встретить женщину своей мечты. И в этом им помогают специализированные поисковые агентства, вроде Diamond Love, в котором работает Янг Джинг.

Альфред Кох, Ольга Лапина. История одной деревни

Альфред Кох, Ольга Лапина. История одной деревни
Пролистав книгу, можно подумать, что это частная история деревеньки Джигинка на юге России, интересная лишь ее выходцам (в число которых входят и авторы) да их ближайшим соседям. Однако начав читать и вслед за рассказчиками увлекшись распутыванием хитросплетений судеб героев, мы понимаем, что на примере одной немецкой колонии авторам удалось показать тернистый путь немцев в России — от первых поселений, возникших при Петре I и Екатерине II, до настоящего времени. А если, дочитав до последней страницы, закрыть книгу и задуматься, окажется, что это история о сильных духом людях. Если им не мешать, они наладят такой уклад жизни, что смогут безо всякой помощи государства (и даже вопреки чинимым им препонам) преодолеть любые препятствия и достигнуть любых целей. 

Почему книга «История одной деревни» достойна прочтения?

- Эта книга — прекрасный образец документальной прозы, читающейся на одном дыхании. Авторы проделали колоссальную работу: нашли все доступные архивные документы, поговорили со всеми потомками действующих лиц, через сотни лет протянули причинно-следственные связи… и выстроили увлекательнейшее повествование.

- На примере жителей одной деревни вы увидите зарождение народа, его расцвет и исчезновение. Этот народ исчез, как исчезли когда-то древние шумеры, хазары, финикийцы. С той только разницей, что перечисленные народы просуществовали многие века, а иногда и тысячелетия. История же российских фольксдойче была короткой и заняла какие-то 200 лет.

- Прочитав эту книгу, вы убедитесь, что люди имеют природную склонность к самоорганизации – и могут прекрасно существовать без государства.

Хочу всех знать

Уметь разговаривать на вечеринке с незнакомым человеком - полезное искусство. С разговоров начинаются деловые контакты и личная жизнь.

Человек, как известно, гений общения, но иногда мне кажется, что именно ко мне это не относится.

Обычно это происходит, когда я стою со стаканом приличествующей случаю жидкости в одной руке, клатчем, номерками, программкой и всей прочей утварью - в другой, а ко мне приближается общаться еще одна жертва ритуала, именуемого «вечеринка», «презентация» или «корпоратив».

Если мероприятие проходит в ультрамодном режиме, то все в порядке. Музыка вокруг будет грохотать так, что люди тут говорить не смогут. Только усердно обнажать клыки, демонстрируя гипертрофированное веселье, и приветственно махать друг другу головами.

Но иногда бывает тихо. И приходится говорить слова.

- О, и вы здесь!

- И вы!

- Приятно вас встретить!

- Аналогично!

- Ну как вам?

- Замечательно! Какой фуршет, какое оформление! Сколько знакомых лиц! А вы, собственно говоря, кто такой?

То есть примерно так развивается дискуссия.

Малкольм Гладуэлл. Давид и Голиаф. Как аутсайдеры побеждают фаворитов

Малкольм Гладуэлл. Давид и Голиаф. Как аутсайдеры побеждают фаворитов
Автор мировых бестселлеров журналист The New Yorker Малкольм Гладуэлл, вдохновленный библейским противостоянием Давида и Голиафа, анализирует феномен победы слабого над сильным. В каждой из глав рассказывается история одного человека — знаменитого или неизвестного, заурядного или талантливого, — который, столкнувшись с, казалось бы, неразрешимыми проблемами, был вынужден действовать. Как быть: играть по правилам или довериться своим инстинктам? Сдаться или держаться до последнего? Нанести ответный удар или простить? Человек – существо адаптивное, но бывают такие ситуации, когда адаптация тождественна поражению. Поэтому стоит мобилизовать свои внутренние резервы: волю, ум, физические ресурсы, фантазию — и одержать верх над неблагоприятными обстоятельствами. Истории реальных людей, выстоявших в битве с могучими «голиафами» невероятных трудностей, показывают нам, что даже слабому может быть под силу вынести страшные удары судьбы и не только не сломаться, но и найти в себе силы для новых свершений. 

Почему книга «Давид и Голиаф» достойна прочтения?
- Реальные истории всегда интереснее фантазий, когда речь идет о преодолении трудностей. Наши современники оказались способны на многое, когда обстоятельства загнали их в угол. Автор приводит в книге поистине вдохновляющие примеры триумфа человеческой воли.
- Это очень жизнеутверждающая книга, помогающая поверить в свои силы.
- Малкольм Гладуэлл рассматривает различные способы борьбы с трудностями: открытое противостояние, непротивление злу насилием, настойчивость, упорство в достижении цели, хитрость, честность и доброта. Герои книги зачастую действуют не так, как от них ожидают, и благодаря этому оказываются в выигрыше.

Для всех, кто хочет узнать больше о преодолении трудностей и особенностях поведения человека в нестандартных ситуациях.

Французский связной

В сердце французского мужчины сексуальность находиться в постоянной борьбе с жадностью. Истории из жизни рассказывает Екатерина Истомина.

Француз для иностранки — существо мифологическое. Конечно, здесь решительно виновата великая французская литература, воспевшая приключения мушкетеров, блеск разнообразных французских дворов, романтические страдания повес, прибывавших в Париж из благословенных провинций. Сирано де Бержерак, пусть с длинным носом, но и с восхитительными сонетами - в мятежных душах героев классической французской литературы, разумеется, не находилось места малюсеньким грешкам, вроде какой-нибудь жадности. Бедность - да, она и в России не порок, но жадность - нет. А русским девушкам, воспитанным на советских костюмных фильмах, было тяжело вдвойне: Михаил Боярский немногим из нас известен как древний и неистовый фанат питерского «Зенита», но зато все знают его как лохматого, словно шестимесячный щенок спаниеля, смелого гасконца д’Артаньяна, к образу которого позднее добавилась и эффектная роль влюбленного шпиона, пожилого шевалье де Брильи в эпическом кинополотне «Гардемарины». Но жизнь, как справедливо заметила опытная француженка Мирей Матьё, «не кино», и убедиться в некоторых национальных грехах французских мужчин не составит никакого труда. Достаточно пойти, к примеру, в знаменитое парижское кафе «Анжелина», что на улице Риволи.

Кафе «Анжелина» привычно полно туристов, но, как ни странно, в него приходят и парижане. И часто это семейные мужчины, оснащенные золотым кольцом, средней руки костюмом и мопедом, на котором они добираются до своего, безусловно, инновационного банка. Мужчины приходят на ланч со своими девушками, которые, скажем так, стоят значительно ниже их на социальной лестнице.

А разница в классовом положении - это проверенный повод сэкономить, которым часто пользуются французские мужчины. Можно взять один салат на двоих (а так еще и романтичнее), хлеб вообще принесут бесплатно, чаевых никаких не оставлять. Однажды в «Анжелине» на моих глазах подобная пара (он - белый мужчина с кольцом, она - юная и роскошная телом французская африканка в кружевных колготках) так и съели всю корзинку с хлебом, запивая угощение прозрачной водой. Плюс два маленьких «эспрессо». Тяжело, но приходится разоряться на две порции: чашечка такая крошечная, что ее и не разделить.

Перри Маршалл, Брайан Тодд. Контекстная реклама, которая работает. Библия Google AdWords

Перри Маршалл, Брайан Тодд. Контекстная реклама, которая работает. Библия Google AdWords
Каждый день Google обрабатывает более миллиарда поисковых запросов. Google AdWords — самая мощная и гибко настраиваемая система размещения рекламы в мире. Она же — самая конкурентная, 3% рекламодателей получают 50% всего трафика.

Попасть в число 2–5% лучших возможно, если более ответственно подходить к построению своей кампании и использовать продвинутые инструменты.

С помощью этой книги вы научитесь планировать свою рекламную кампанию в Google AdWords, подбирать правильные ключевые слова и составлять привлекательные рекламные объявления, анализировать разные показатели вашей кампании и пользоваться продвинутыми инструментами от Google.

Это одна из двух самых популярных книг по AdWords в мире. Будет интересна интернет-маркетологам, сотрудникам рекламных и digital агентств и интернет-предпринимателям.

Отрывок из книги:

Если вы абсолютный новичок в Google AdWords, вам НЕОБХОДИМО сначала прочитать это небольшое предисловие.

Говорят, нельзя научиться кататься на велосипеде на семинаре, и это определенно относится к AdWords. AdWords и все, что делается в директ-маркетинге, — это абсолютно прикладные вещи. Это не теория. Это реальный мир. Это то, что можно понять только на своем горьком опыте.