четверг, 29 января 2015 г.

Эдвард де Боно. Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач

Эдвард де Боно. Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач
Не все задачи, которые ставит перед нами жизнь, могут быть решены при помощи логики. Иногда привитый нам в детстве навык мыслить последовательно оказывается бесполезен, потому что требуется задействовать иной тип мышления ― творческий, или латеральный. Использование ментальных техник Эдварда де Боно ― всемирно известного разработчика и популяризатора методики латерального мышления ― эффективно в бизнесе, творчестве, личной жизни. Умение мыслить гибко, смотреть на проблему с разных точек зрения и находить решение раньше других ― необходимые сегодня навыки, без которых не достичь личного и профессионального успеха.

Автор раскрывает множество секретов техники латерального мышления, показывая на конкретных примерах, как именно оно работает.

Книга, помогающая научиться справляться с головоломками, которые ежедневно подкидывает нам жизнь, адресована самому широкому кругу читателей.

Главы из книги:

ПРЕДИСЛОВИЕ


Термин «латеральное мышление» был придуман более 45 лет тому назад (тогда же, когда вышло первое издание этой книги), но связанная с ним теория с тех пор не только не утратила своей значимости, но, пожалуй, стала даже более актуальной. Это понятие подразумевает особый подход к мыслительной работе, подталкивающий наш мозг продуцировать новые идеи, используя горизонтальное творческое мышление, являющееся противоположностью привычному вертикальному логическому мышлению. Система образования с первых же минут приучает нас двигаться вперед, опираясь на логику, — это всячески приветствуется и часто поощряется. Нам с раннего возраста прививают навыки систематического решения задач — как правило, через пошаговый подход к чтению, анализу и поиску решения в сложных ситуациях. Казалось бы, создание новых идей, одновременно простых и действенных (две основные цели латерального мышления), — естественное занятие для человеческого ума, однако на практике вертикальное мышление может стать тормозом на этом пути. Латеральное мышление позволяет найти ответ задачи или придумать что-то новое, взглянув на ситуацию под другим углом и используя мыслительный процесс, не являющийся строго поэтапным.

Сью Хэдфилд. Что тебя останавливает?

Сью Хэдфилд. Что тебя останавливает?
Ваш жизненный путь зависит от ваших решений и от вашего выбора. Но попытки изменить сразу многие аспекты жизни и добиваться успеха как на работе, так и в личной жизни могут привести вас к срывам и чувству беспомощности.

Изменять себя на пути к лучшей жизни нужно шаг за шагом, меняя лишь что-то одно. Только одно изменение — маленькое или большое — способно изменить ход вашей жизни, улучшить здоровье, настроение, успехи на работе и дома. Как только вы прочувствуете это влияние, вы сможете продолжить серию успешных изменений — одно за другим.

Если вы готовы к новым идеям и вызовам, эта книга поможет вам начать и сфокусироваться на одном улучшении. В этом вам помогут реальные примеры успеха, вдохновляющие цитаты и конкретные практические шаги.

Эта ярко оформленная книга станет отличным подарком — она способна изменить вашу жизнь и жизнь ваших близких и вдохновить на покорение любых вершин.

Это книга для всех, кто хочет перестать откладывать мечты и жизнь на потом и начать жить настоящим, а не будущим. Книга расскажет, как изменить жизнь к лучшему, вдохновит на покорение любых вершин.

среда, 28 января 2015 г.

Саймон Хартли. А у меня получится?

Саймон Хартли. А у меня получится?
«А я бы смог так?» Многие из нас задаются таким вопросом, когда слышат об очередном достижении кого-то из нашего ближнего или дальнего окружения или об успехах известных людей. Коллега бросил работу и поехал в путешествие по странам Европы на велосипеде? Известный предприниматель открыл очередной успешный бизнес? Люди добиваются своего, а не проводят день за днем в мечтах, боясь изменить привычному и комфортному ритму жизни... А я бы смог?

Саймон Хартли в своей книге убедительно доказывает: вы можете! Любой вызов в жизни и карьере может быть пугающим, но наверняка приведет вас к позитивным изменениям. Главное — осознать, что без трудностей и выхода из собственной зоны комфорта вам останется только радоваться или завидовать достижениям других людей. Автор рассказывает, что делать, чтобы добиться своего, иллюстрируя это примерами успешных людей, которые уже прошли свой непростой путь к цели.

Из книги вы узнаете, как подготовить себя к изменениям, с какими проблемами вы столкнетесь на пути к цели и как ваша жизнь изменится к лучшему. Книга поможет вам:

- побороть в себе ограничивающие и пугающие мысли, мешающие изменениям;
- начать мыслить масштабно и ставить перед собой значимые задачи;
- справиться с трудностями и проблемами на пути к цели и сделать первый — самый сложный — шаг из вашей зоны комфорта.

Для всех, кто боится изменений, но хочет добиться большего в жизни и карьере. И для тех, кто привык сомневаться в себе и своих возможностях.

вторник, 27 января 2015 г.

Сюзанна Ринделл. Другая машинистка

Сюзанна Ринделл. Другая машинистка
Роуз Бейкер, замкнутая, чопорная, наблюдательная и острая на язык, работает машинисткой в полицейском участке на Манхэттене, стенографирует допросы и гордится своим твердокаменным профессионализмом. На дворе 1924-й, вовсю свирепствует «сухой закон», а Нью-Йорк, себя не помня, пьет и танцует в подпольных притонах. Прежняя мораль рассыпается в пыль, однако женщина в полиции – все-таки нонсенс. Роуз, воспитанная в строгости, вполне разделяет ценности уходящей эпохи и потешается над современными нравами. Но в один прекрасный день в участке появляется другая машинистка.

Раскованная красавица Одалия – воплощение эпохи джаза, и Роуз мгновенно оказывается в плену ее обаяния, а скоро и в самом центре беспечного мира, где нет забот, одна лишь брызжущая радость. Этот дивный новый мир прекрасен и беззаботен, но мало-помалу все встает с ног на голову. Девичья дружба обращается в ревнивую зависимость, уютное сосуществование – в неоплатный долг, жажда справедливости – в преступление, доверие – в безумие, малодушная уступка – в неотменяемый приговор. Во всяком случае, так считает Роуз.

Вдохновляясь «Великим Гэтсби», Сюзанна Ринделл написала захватывающую историю о лжи, доверии и одержимости. В этой истории грохочет джаз и звенит задорный, хотя и несколько истеричный смех. «Другая машинистка» – черная комедия нравов и нуар, психологический триллер, история дружбы, история любви и история о невозможности правды.

понедельник, 26 января 2015 г.

Павел Мамонтов. Общий враг

Павел Мамонтов. Общий враг
Необъяснимый катаклизм – Прорыв, забросил несколько российских поселений в другой Мир, смертельно опасный для человека. Двадцать пять лет колонисты сражались за право просто жить на этой земле. В том числе – сражались и между собой. Но теперь найден истинный враг, решивший поработить всех людей. И колонисты объединились в борьбе с ним. Виктор Ахромеев, командир разведгруппы Зелёного Города, верный своему долгу, готов идти на острие атаки, защищая своих. Так, как его учили наставники. Но опасность всегда подстерегает там, где её не ждут. А в Мире Колоний живут и побеждают только те, кто сражается насмерть.

Глава из книги:

На следующий день я взялся за дело, которое давно откладывал, – отнёс в починку свою броню. Панцирь – моя личная собственность, как и берцы, как и «стечкин». Холю и лелею их, как могу. За панцирем слежу, смазываю (хотя титан и алюминий, конечно, не ржавеют, но на всякий случай, чтобы лишнего звяканья не было), при необходимости отношу не переборку. За свои деньги, конечно. Мои берцы – это вообще предмет зависти. Другие такие в Зелёном Городе непросто найти. Стоят они как броня средней работы, причём заслуженно. Лёгкие и удобные, непромокаемые, с вставками из искусственной кожи и усиленным носком – для ломания костей и прочих преград. А «стечкин» – это тоже отдельная история. Я считаю, что АПС – это лучший пистолет в обоих мирах. Но мой «стечкин» не простой. Это подарок отца. А он его получил тоже то ли в подарок, то ли как награду неофициально, от одного очень важного человека. Это пистолет ручной сборки, а значит, отличается особой надёжностью и отлаженностью. Даже на Внешней Земле он стоил бешеных денег, а тут тем более. Правда, патроны для него, калибра 9 × 18 мм, трудно достать: ну не жалуют у нас пээмовский патрон, ничего здесь не поделаешь.

Зато защитный амулет «Силуэт-М» выдан Колонией, но подзаряжаю его я за свой счёт. Кстати, неплохо было бы амулет проверить.

Кен Маклауд. Ночные проповеди

Кен Маклауд. Ночные проповеди
Шотландия, недалекое будущее. После войн на Ближнем Востоке, битвы при Армагеддоне и Потопа, атомной бомбардировки Иерусалима и Лос-Анджелеса пришла пора Великого Отчуждения. Первое Просвещение отделило церковь от государства. Второе Просвещение отделило религию от политики. В этом мире функционируют два космических лифта, на орбите добывают энергию, а боевые роботы с высокоразвитым искусственным интеллектом после конверсии пытаются приспособиться к мирной жизни. В этом мире верующие – маргинальное и вызывающее недоверие меньшинство, и теперь кто-то начал за ними охоту. Поначалу детектив-инспектор Адам Фергюсон решает, что виновников надо искать среди групп воинствующих атеистов, оставшихся после Войн за Веру, но когда круг подозреваемых и жертв начинает расширяться, становится ясно, что убийства священников – лишь верхушка айсберга, и, возможно, на кону стоит судьба всего мира.

Глава из книги:

17:30. Самый час пик. Все устремились домой. Наверху Лейф Уок – бампер к бамперу, на тротуарах – локоть к локтю. Гудели движущиеся машины, скрежетали и визжали останавливающиеся, взревывали трогающиеся. Машинный шум мешался с топотом множества ног. Полански нервно дымила сигаретой. Хатчинс сидела на дорожной тумбе и, кривясь, глядела на россыпь окурков. Лодырь же наблюдал за дирижаблем, плывущим к причальной мачте Турнхауса.

– Я все же считаю, что нам следовало его задержать, – сказала Полански. – Он же принес бомбу. В этом-то он признался.

– Он признался в том, что доставил пакет, который был использован для размещения бомбы, – заметил Фергюсон. – Чувствуешь разницу?

Полански хмыкнула.

воскресенье, 25 января 2015 г.

А. Дж. Риддл. Ген Атлантиды

А. Дж. Риддл. Ген Атлантиды
Люди, называющие себя Иммари, – живая память о тысячелетиях существования человечества. Нет племени древнее их. Все эти тысячелетия они хранили тайну происхождения своего рода, не открывая ее никому. И все это время искали следы своего древнего заклятого врага, противостояние с которым некогда чуть не уничтожило всех людей на планете, – атлантов, внезапно исчезнувших давным-давно. Но сейчас эти поиски закончились. А вместе с ними подошел к концу и очередной виток человеческой истории – грозя будущему небывалым катаклизмом. Ибо то, что обнаружили Иммари – наследие атлантов, – они хотят обратить на уничтожение всех слабых и неполноценных, неготовых к новому этапу эволюции. Останутся жить лишь те немногие, в ком есть уникальный ген, способный уберечь своего носителя от жуткой смерти и возвысить его над обычными людьми, – ген Атлантиды…

Глава из книги:

Мило перенес фонарь за спину, осветив каменные ступени.

– Уже недалеко, доктор Кейт.

Они спускались по каменной спиральной лестнице, казалось, уже целый час. Женщине пришло в голову, что они уже где-то в сердце горы или на милю ниже монастыря. Мило скакал вниз по ступенькам, размахивая фонарем, как сорванец мешочком сладостей в вечер Хэллоуина, не уставая, ни разу не приостановившись для отдыха. Мышцы ног Кейт уже пылали. Она еще не восстановилась после вчерашних нагрузок и с ужасом думала о возвращении вверх по этой лестнице.

Мило впереди остановился снова, поджидая ее, но на сей раз он стоял на ровной поверхности – большой круглой площадке у основания лестницы. Наконец-то! Отступив назад, он поднял фонарь повыше, осветив деревянную дверь в форме надгробного камня с закругленным верхом.

четверг, 22 января 2015 г.

Татьяна Коган. Человек без сердца

Татьяна Коган. Человек без сердца
Мысль о том, что он обыкновенный мерзавец, больно ранила психотерапевта Ивана Кравцова. Чертова слепота! Провоцирует искренность. В темноте притворство теряет смысл. Только сейчас он начал осознавать, насколько жестокой и циничной стала игра, которую компания его друзей начала еще в школе: по очереди исполнять желания друг друга — от относительно невинных до по-настоящему преступных. И к чему это привело? Макс разорен, Лиза пропала без вести, Глеб лишился семьи и никак не придет в себя после искусственной амнезии… Как же теперь жить дальше и удастся ли ему когда-нибудь искупить то, что он совершил?

Глава из книги:

Психотерапевт Иван Кравцов сидел у окна в мягком плюшевом кресле. Ив открытой форточки доносился уличный гул; дерзкий весенний ветер трепал занавеску и нагло гулял по комнате, выдувая уютное тепло. Джек (так его величали друзья в честь персонажа книги про доктора Джскила и мистера Хайда) чувствовал легкий озноб, но не предпринимал попыток закрыть окно. Ведь тогда он снова окажется в тишине — изматывающей, ужасающей тишине, от которой так отчаянно бежал.

Джек не видел окружающий мир уже месяц. Целая вечность без цвета, без света, без смысла. Две операции, обследования, бессонные ночи и попытки удержать ускользающую надежду — и все это для того, чтобы услышать окончательный приговор: «На данный момент вернуть зрение не представляется возможным». Сегодня в клинике ему озвучили неутешительные результаты лечения и предоставили адреса реабилитационных центров для инвалидов по зрению. Он вежливо поблагодарил врачей, приехал домой на такси, поднялся в квартиру и, пройдя в гостиную, сел у окна.

Странное оцепенение охватило его. Он перестал ориентироваться во времени, не замечая, как минуты превращались в часы, как день сменился вечером, а вечер — ночью. Стих суетливый шум за окном. В комнате стало совсем холодно.

вторник, 20 января 2015 г.

Дэн Вальдшмидт. БУДЬ лучшей версией себя

Дэн Вальдшмидт. БУДЬ лучшей версией себя
«Все, что вы знали об успехе — неверно. Ставьте цели. Много работайте. Будьте настойчивы. Этот рецепт успеха вы сможете повторить, даже если разбудить вас ночью и спросить. И он не работает — ни для вас, ни для кого бы то ни было еще».

Вы работаете весь день, очень устаете к вечеру и ни на шаг не приближаетесь к успеху. Все дело в том, что успех определяется не тем, что вы делаете, а тем, кем вы являетесь.

Такой вывод сделал Дэн Уолдсмит, исследовавший более 1000 историй обычных людей из бизнеса, науки, политики и спорта, добившихся выдающегося успеха. Среди этих людей шеф-повар ресторана, поборовший смертельную болезнь и заработавший со временем 3 звезды Мишлен; бегуны, преодолевающие невероятные расстояния и преодолевающие себя; уволившийся медик скорой помощи, открывший успешную компанию; фигуристка Джоанни Рошетт, которая на Олимпиаде выступала через три дня после сердечного приступа матери и смогла выиграть медаль; Валентина Терешкова, ставшая первой в истории женщиной-космонавтом в 26 лет; и многие другие. Все эти люди имели несколько общих черт, которые и выявили автор и его команда.

Истории из этой книги не оставят вас равнодушными и вдохновят вас на новые достижения на работе, в спорте и любых других сферах жизни.

Это книга для тех:
- кто хочет добиться выдающихся результатов в чем бы то ни было;
- кто любит яркие книги и вдохновляющие истории, вызывающие бурю эмоций;
- кто хочет подарить другу или близкому книгу, способную изменить жизнь.

Книга расскажет об истинных составляющих успеха. Вы поймете: дело вовсе не в усердии, а в том, кем вы являетесь.

понедельник, 12 января 2015 г.

Тэд Уильямс. Проспать Судный день

Тэд Уильямс. Проспать Судный день
Что делать ангелу, если он смотался в Ад и вернулся обратно?

Жизнь-после-смерти у ангела-ренегата Бобби Доллара совсем не складывается. Преодолев тысячи ужасных опасностей, поджидавших его в Аду, он все равно вернулся на землю с пустыми руками. Его девушка, демонесса Казимира, Графиня Холодные Руки, все еще в плену у Элигора, Великого Герцога Ада.

Вынужденный признать поражение, Бобби возвращается к своей работе ангела-адвоката. Однако теперь Бобби знает, что Небеса вовсе не оплот морали и нравственности, даже если они им когда-то и были. Коррупция процветает на высших уровнях руководства и Рая, и Ада, но сможет ли Бобби доказать это? Ведь все, что у него есть, — это перо. Тем более его ожидает Небесный Суд, который должен решить судьбу его бессмертной души.

Глава из книги:

Стояло прекрасное осеннее утро, как это бывает в Северной Калифорнии, деревья все еще блестели от пролившихся в предыдущие ночи дождей, по небу плыли пышные облака, меж которых, будто лучи прожекторов Господних, падали колонны солнечного света. Отличный день, чтобы отправиться вверх, на холмы, если бы не все остальное.

Я не стал включать в машине никакой музыки, поскольку пребывал в напряженном и встревоженном состоянии, и, что бы я ни включал, амазонки сразу же начинали упрашивать меня включить Леди Гагу, а спорить с ними я был не в настроении. Отчасти они поддались моему настроению, возможно, потому, что я полчаса их инструктировал, прежде чем мы уехали из квартиры Каз. Моника сделала свое дело, у меня было приглашение, и единственное, что могло бы мне помешать им воспользоваться, это то, что несколько раз мне хотелось остановить машину, выйти и стошнить.

Дан Сельберг. Мона

Дан Сельберг. Мона
Двое гениальных изобретателей на разных материках, не зная друг о друге, заканчивают работу над проектами, которые навсегда изменят жизнь человечества. В Швеции профессор Эрик Сёдерквист создает нейрокомпьютерный интерфейс, позволяющий напрямую соединить человеческий мозг со Всемирной сетью. А в секторе Газа программист Самир Мустаф пишет для «Хезболлы» компьютерный вирус нового поколения — оружие для мести ненавистному Израилю и всему миру неверных. Что произойдет, когда эти два изобретения встретятся? Может ли кибертеррористическая атака поразить не только компьютер, но и человеческий мозг? И как Сёдерквисту, попавшему в перекрестный огонь террористических организаций и иностранных разведок, спасти своих близких от виртуального чудовища, которое он сам помог выпустить на волю?

Отрывок из книги:

Гостиничный номер был светлым и просторным. Одну из стен закрывали книги. Высота потолка составляла порядка четырех метров. Огромный балкон выходил на зеленый внутренний двор. На столике у двух черных кресел стояли ведро со льдом и с шампанским, а также блюдо с фруктами. Эрик бросил сумку на кровать, достал компьютер Ханны и сел в одно из кресел. Компьютер быстро подключился к местной сети, и Эрик начал искать Исаака Бернса в «Гугле». Пролистав десяток страниц, Эрик нашел номер мобильного телефона. Он также записал номер главного офиса ЦБИ. Исаак Бернс не отвечал. Автоответчик офисного телефона сообщал, что шеф недоступен. Эрик оставил короткое сообщение.

После звонка энтузиазм Эрика иссяк, и он остался сидеть в кресле, закрыв глаза. Внизу на улице тарахтел мопед, а в кронах деревьев за балконной дверью верещали птицы. Эрик устал от дороги, у него слегка болела голова. Не открывая глаз, он ощупал карманы пиджака и нашел айпод. Он не стал выискивать наушники и выбрал музыку наобум. Пятая симфония Шостаковича — концерт, который он слышал уж точно не меньше ста раз. Знаменитые гармонии разливались по его уставшему телу, снимали напряжение и развязывали узлы. Модерато. Кинематографичные смычковые. Сильные. Натянутые. Стохастический ритм, исполняемый первой скрипкой и сменяемый мягкой лиричной мелодией. Эрику всегда нравилась двойственность. Вот партия, похожая на вальс. Нервная. Даже ироничная. Он думал о блокноте. Пытался вспомнить длинные ряды кода и загадочные символы. Перед собой он видел мужчин с черно-белых снимков. Мертвый и живой. Приблизила ли его поездка в Израиль к Самиру Мустафу?

Рок-н-ролл в эпоху дефицита

Рок-н-ролл в эпоху дефицита

Журналист Евгений Додолев собирает для будущей книги истории из жизни советской рок-н-ролльной богемы, и предметы в этих байках играют сюжетообразующую роль. Поэтому всё, что изложено ниже, - не только об известных всем людях, но и о культовых вещах эры тотального дефицита.

Первые видеомагнитофоны в СССР начали привозить из загранкомандировок и гастролей где-то на излёте 70-х. В 1983 году у нас стали выпускать «Электронику ВМ-12» для VHS-кассет. А в апреле 1986 года вышло постановление Совмина РСФСР об открытии видеозалов, где эти «Электроники» эксплуатировались, но одновременно стали появляться подпольные салоны, в основном, конечно, в квартирах счастливых обладателей импортной техники.

Юрий Иванович. Оборванный след

Юрий Иванович. Оборванный след
Жизнь Дмитрия Петровича Светозарова, всемирно известного Торговца эпохами, всегда была насыщенной. А после получения известия о начавшейся войне драконов с умбонами, ему и вовсе было не продохнуть. Любимой жене приходилось уговаривать Светозарова, или, как его называли в мире Зелени, графа Дина Свирепого Шахматного, поспать хотя бы пару часов. Неудивительно, что далекое путешествие в мир хаерсов граф воспринял как долгожданный отдых. Все-таки не в каждом мире Светозаров был желанным гостем. Впрочем, отдых отдыхом, а война по расписанию…

Глава из книги:

На Пятой Торговцев ждал очередной сюрприз. Там тоже изрядно повоевали в неведомой древности. И с первого взгляда становилось понятно, что расследовать происшедшее здесь придётся долго и тщательно. Да и не факт, что тайна раскроется когда-нибудь. Но некие предварительные выводы после осмотра всё-таки напрашивались.

По всем признакам, данная Станция была когда-то жилой. Кто-то сумел до неё добраться, запустить, зарегистрироваться, а то и большую компанию вокруг себя собрать. Может, это здесь расстарались Торговцы, а может, и сами Предтечи, строители Сети, именно так выглядели. Вполне могло случиться, что здесь пряталась чуть ли не последняя группа обитателей древней цивилизации. А может, и не пряталась, а готовилась к предстоящей работе, но им явно не повезло. Хотя некоторые тела сохранились превосходно, в дальнейшем по ним предстояло сделать кучу анализов и патологоанатомических экспертиз.

Но и сейчас структура их тел чётко вырисовывалась перед глазами. Все как на подбор высокие, под два метра; стройные, черты лиц изысканные и утончённые; и нет ни одного в боевом скафандре. Да и оружия в руках у них оказалось ничтожно мало: похоже, хозяева не ожидали брутальных гостей или злонамеренных завоевателей. Пока ещё точно не определились с их классификацией, решили называть просто «красивыми».

Ужасные последствия пугающих причин

беременная девушка

Катя,улыбнулась и погладила игрушку:

— Здесь очень хорошо, уютно так. Светло. Много всего интересного. И здесь есть тело, можно ходить и бегать, кушать что-нибудь, пить. Можно обниматься. И чувствуешь себя совсем по-другому. — Она поцеловала куклу в пластмассовую щечку и громко зашептала Мише (это была кукла-мальчик,и звали его именно так) в ушко: — Но самое главное,здесь мама и папа, они такие хорошие! Честные, добрые, самые справедливые на свете!

Миша все еще сомневался. Он недоверчиво глядел на Катю и не спешил с ней соглашаться.

Александр Токунов. Чистилище. Дар учителей

Александр Токунов. Чистилище. Дар учителей
Миллиардер Николай Элькин оборудовал в Москве на случай большой войны огромное частное убежище, рассчитанное на несколько тысяч человек. Когда жуткий Вирус начинает захлестывать земной шар, Элькин запирается в благоустроенном герметичном бункере вместе с богатыми друзьями и гламурными представителями творческой богемы. Пока наверху, в здании Московского университета, люди сражаются за жизнь с полчищами мутантов, укрывшиеся за бетонными стенами и стальными дверями «хозяева жизни» привычно предаются пьянству и разврату. Однако бывший полковник российских спецслужб с позывным Клён и его люди не намерены безучастно наблюдать за омерзительным пиром во время чумы…

Отрывок из книги:

Дни складывались в недели. В бункере время текло медленно. Время суток можно было определить только по часам. Ровный искусственный свет ламп был совсем непохож на солнечный. Жители ВИПа и Премиума постепенно скатывались в депрессию. Началось злоупотребление спиртными напитками, проще говоря, повальное пьянство. Отчёты с поверхности не радовали – кругом было полно заражённых и мутировавших. В городе шли бои. Эти отчёты удавалось получать благодаря небольшим группам разведчиков, отправляемым на поверхность, но в целом политика совета директоров была непримирима: ни под каким предлогом не выходить на поверхность, с другими бункерами контактов не поддерживать, никого не принимать, крупных рейдов не проводить, ждать. Чего ждать, никто не знал.

Обстановка на периметре за прошедшее время усложнилась, было несколько нападений мутировавших, которые, по счастью, удалось отбить. Хоспис изрядно пополнился новыми заражёнными, но не все из них умерли или мутировали сразу. При первых признаках мутации страдальцу стреляли в голову, освобождая его от мучений. В жилом секторе тоже не всё было гладко. Недельные нормативы сильно урезали, люди почти голодали. Охранники делились своими пайками с посольскими и военными.

Как жить без страхов, ожиданий, сомнений

жить без страхов

Замечаете ли вы, как в ожидании будущего проходит значительная часть вашей жизни?

Замечаете, как вы боитесь событий, которые могут вторгнуться и нарушить течение вашей жизни? Осознаете ли свои ожидания, фантазии о том, каким должно быть ваше будущее? Что происходит с вами, когда вас атакуют сомнения — делать или не делать, идти или не идти, быть или не быть...? Все это приправлено образами, ощущениями, надеждами будущего, которое по сути своей, необъяснимо, но факт, является огромной иллюзией.

воскресенье, 11 января 2015 г.

Александр Прозоров, Андрей Посняков. Крест и порох

Александр Прозоров, Андрей Посняков. Крест и порох
На отогревшемся под колдовским солнцем Ямале жизнь похожа на рай: шаманы колдовством загоняют динозавров и мамонтов под копья охотников, рыба сама плывет в корзины, огороды круглый год плодоносят, в легких хижинах тепло и летом и зимой. Никто не желает слушать «черную шаманку», предрекающую смерть обитателям мира, не отказавшимся от битв и страданий. Ее ждет жестокая казнь, дабы проклятиями своими колдунья не накликала беду… Однако казачья ватага под командой атамана Ивана Егорова уже пересекла границу обширного мира чародеев и узнала, что в каждой деревне имеется золотой идол, которому поклоняются язычники…

Отрывок из книги:

В избе атамана народу собралось изрядно: отец Амвросий, десятник Силантий Андреев, немец, Маюни, двое кормчих. Сам Иван Егоров сидел за столом на высоком чурбаке, остальные расселись на сбитых вдоль стен широких топчанах. Все внимательно смотрели на светлобородого Кольшу Огнева, отчаянно зевающего и постоянно одергивающего синий кафтан.

– Да не томи, сказывай! – потребовал воевода.

– Пошел я, стало быть, как велено, вдоль берега на север, – начал свой рассказ кормчий. – Погода выдалась добрая, сразу по выходу парус поставили. С ним ходко получилось мчаться, полста верст за день делали только так! Чего видели? От нас в двадцати верстах река большая будет, а еще в пятнадцати – еще одна. А малых ручьев и речушек и вовсе без счета, земли тут водные. Видели мы поселения люда этого… Страшного и мохнатого… Как их?

– Менквы, – подсказал Маюни.

– Во, они самые! – обрадовался кормчий, продолжил: – Ты, атаман, высаживаться не велел, токмо быстро дозором сходить. Посему мы ни реки не смотрели, ни мохнатых не трогали, мимо проплыли.

– Добре, – кивнул Егоров.

Проклятый поэт. С авоськой

Олег Григорьев

Бывают такие проклятые дети - они не взрослеют. Так и остаются детьми, не вписываются во взрослый мир. А бывают проклятые поэты. Они не вписываются ни в какой мир. Не вписываются, не прописываются, с ними невозможно жить, с ними даже страшно пить. Олег Григорьев был из этого племени. Зачем ему были даны этот высокий дар и эта нелёгкая жизнь?

Поэзия - вещь маргинальная. С одной стороны - дар богов. С другой - сплошное беспокойство. Обыватель, он ведь от поэзии ждёт, чтобы ему сделали красиво. Приятно чтобы сделали. Вот ежели поэт молод, красив, умеет светски улыбнуться или хотя бы как-нибудь так картинно стоять на веранде, вперив взор свой в морскую даль (в руках бокал с вином какого-нибудь престижного урожая), то это ладно. Это простят и примут. И даже разрешат жёлтую кофту или смирятся с длинными волосами, семью юными любовницами и долгами. А если поэт пьяный, со спутанной бородищей, с фингалом под глазом - такой поэт приличным людям и не нужен. Если б ещё есенинские золотые кудри да гитарный надрыв... А если без кудрей, если просто разливает на троих за магазином, то какой он там поэт? Алкаш, да и всё.И не понимает обыватель, благополучный и благопристойный, что поэзия - это ещё и проклятие. И что поэты, настоящие поэты, а не эти, с бокалом и со взором, вечно ходят по краю. И часто за край этот заходят. А порой и падают. Никак им с нами не ужиться, им от нас тошно. А мы воротим нос, проходя мимо.Про Григорьева говорили, что он такой вечный мужичок с авоськой. С полиэтиленовым пакетом. Ходил по ленинградским дворам и задворкам в потёртой курточке, в кепке, обросший нелепой бородищей. В авоське бутылка водки, батон, кефир. Тетрадь со стихами или просто листки, обрывки. И стихи свои постоянно забывал, терял, оставлял у случайных собутыльников, в случайных квартирах.

Джек МакДевит. Око Дьявола

Джек МакДевит. Око Дьявола
Что заставило Викки Грин, сочинительницу популярных романов, человека обеспеченного и известного, подвергнуть себя добровольной процедуре стирания памяти? Возможно, этот вопрос так бы и повис в воздухе, если бы незадолго до необъяснимого решения писательницы Алекс Бенедикт, торговец космическим антиквариатом, не получил от нее наполненного отчаянием письма с просьбой о помощи. Чтобы установить истину, Алекс вылетает на Сауд Дальний, планету, в буквальном смысле находящуюся на краю галактики, где писательница собирала материал для очередного романа…

Глава из книги:

По словам Айвена, Викки забронировала полет из отеля в Мореске – маленьком захолустном городке, где не было никаких призраков и демонов и по улицам не бродили создания из иных эпох. Но когда-то там находилось поместье Демери, по неизвестным причинам взорванное в последний год правления бандара, всего за несколько месяцев до его убийства. Никто не знал, что послужило тому причиной, хотя все считали, что в этом замешан Никорпус – тайная полиция Бандариата. Владелец поместья Эдвард Демери, насколько было известно, не принадлежал к числу врагов режима.


От поместья Демери осталось несколько обгоревших бревен и торчащих из земли фрагментов каменных стен. По мнению большинства, Эдвард Демери навлек на себя гнев Арами Клива, за что и поплатился. Судя по листовкам, которые нам выдал сотрудник отеля в Мореске, «большинство специалистов» считали, что Демери нанес личную обиду бандару: давая интервью, он рассказал о доброте и вежливости, присущих Дакару Кливу, деду Арами, но не упомянул о несравненной доброте самого Арами. Диктатор, разумеется, ничего не сказал публично и даже похвалил Демери за проницательность. Но любой, кто знал Арами Клива, понимал, что все это вряд ли кончится хорошо.

Через шесть дней после этих злополучных замечаний все живое в радиусе нескольких километров подверглось уничтожению. Дома, виллы и поместья сровняли с землей. В живых не осталось никого. Как предполагали многие, Никорпус расправился с теми, кто вызвал неудовольствие бандара.

Вырванные годы Иисуса

Христос покидает мать

Где был Христос между рождением и распятием? Почему Библия не рассказывает, где Сын Человеческий провёл большую часть жизни?

Величайший из религиозных учителей мира оставил в истории беспрецедентный след: его именем объявлялись войны и заключался мир, ради него люди шли в пламя костра и на плаху, отрекались от любимых женщин, предпочитая им уединённую келью в пустыне. Не странно ли, что мы так мало знаем о его жизни? Евангелия повествуют в основном о его рождении и тех четырёх годах, которые предшествовали его смерти. Но что делал Иисус в промежутке примерно между четырнадцатью и тридцатью годами? Откуда он взял идеи, которые привели его ко всемирной славе, у кого он учился, где оттачивал свой дар проповедника? Может быть, это были «вырванные годы», как говорят в Одессе по поводу непростых лет, которые лучше забыть?

Иар Эльтеррус, Екатерина Белецкая. Священный метод

Иар Эльтеррус, Екатерина Белецкая. Священный метод
Проект «Азимут» выходит на новый уровень. Официальная служба планирует ни много ни мало экспедицию к центру Вселенной – она хочет получить полный контроль над Террой-ноль, загадочным миром, средоточием самой сути Русского Сонма. Можно ли помешать этому, если часть твоей семьи оказалась в заложниках у Службы? Что вообще можно сделать, если ситуация выглядит безвыходной?

Оказывается, кое-что можно. Особенно если на твоей стороне старые друзья. Вот только друзья – Контролирующие и поступают порой совсем не так, как нужно. Про таких есть поговорка: «С такими друзьями врагов не надо». Хотели как лучше, а получилось…

Впрочем, не всё потеряно. Главное – бороться и не сдаваться. Тем более что у тебя есть оружие, которым не владеет Официальная служба. Это твой Священный метод, и только ты сумеешь им воспользоваться…

Отрывок из книги:

До выхода оставалось всего ничего. Сэфес закончили расчеты даже быстрее, чем планировали, и вывели две точки, два экстремума. Когда команда Милтона и Огден услышали результаты, они растерялись – расстояния оказались просто невообразимыми. На вопрос: «Сколько идти?» – Леон невозмутимо ответил, что если использовать нечто вроде проходов, которые выстраивают транспортники или Ойтман, то до одной точки придется двигаться около ста восьмидесяти тысяч лет, а до другой – больше трёхсот. Как?! Ну, вот так. И, скорее всего, вы не придете никуда, потому что при проходах будет нарастать погрешность. Милтон и Огден были в ярости – но Сэфес спокойно объяснили, что расстояние это для Контроля вполне преодолимо. Пойти можно на корабле, объяснил Морис, и дорога займет около месяца. Погрешность будет сведена к минимуму.

суббота, 10 января 2015 г.

Мой ласковый и южный зверь

 антитолерантность

Христианские школы южных штатов Америки научились получать миллионы с помощью правительственных программ и продолжают священную войну с толерантностью.

В восьмом классе с Тристаном произошел странный случай: он получил в Фейсбуке сообщение от незнакомого человека, который, как казалось, понимал его лучше других. «Там было написано нечто типа: «Привет, мне кажется, ты гей. Просто хотел сказать, что в этой школе есть и другие геи. Захочешь поговорить — пиши». Тристан был потрясен — до этого момента он думал, что ему удавалось сохранять в тайне свою гомосексуальность. Другого выбора, как ему казалось, у него просто не было. Тристан учился в частной христианской школе в восточной Джорджии и понимал, что каминг-аут обеспечит ему серьезные неприятности.

Ох уж эта наука

Vemma

Компания Vemma вывела сетевой маркетинг на новый уровень, собрав целую армию юных агентов, которые думают, что торговля энергетическими напитками обеспечит им светлое будущее.

Алекс Мортон отлично помнит день, когда понял, что он потерян для науки. Дело было на лекции по биологии в Аризонском университете, где он в то время числился первокурсником. «Препод начал разговор о биомах, — вспоминает он. — А я подумал: моя специализация — массовые коммуникации, неужели этот чувак хочет, чтобы я зубрил названия всех тварей, проживающих в лесах Амазонки? Пора отсюда валить!» Мортон рассказывает об этом, устроившись на пассажирском сидении белого «мерседеса». За рулем — его неофициальный телохранитель и водитель Джо Смит, отзывающийся также на прозвище Рыхлый. Сзади — 20‑летняя Клаудия Чиарелли, будущий врач-стоматолог и подружка Мортона, переживающая экзистенциальный кризис: «Выбор фильтра — это борьба!» — сетует она, загружая в Инстаграм фотографию со вчерашней вечеринки. Праздник продолжался до шести утра и закончился тем, что Мортону предъявили чек на 600 долларов, а Рыхлый заснул на пороге собственного дома. «Все, вечеринок с меня довольно», — заявляет Мортон, прячущий глаза за солнечными очками, хотя небо затянуто облаками. Мортон, которому вот-вот исполнится двадцать пять, может похвастаться безупречной линией бровей и напоминает работника телевидения: в реальности он куда компактней, чем кажется на экране, и при этом обладает непропорционально большой головой.

Тахира Мафи. Зажги меня

Тахира Мафи. Зажги меня
Джульетта – девушка, обладающая особым даром – продолжает отчаянную борьбу против Оздоровления. Судьба «Омеги пойнт» неизвестна. Все, кого Джульетта любила, возможно, мертвы. Война может закончиться, так и не начавшись.

Теперь Джульетта – единственная, кто стоит на пути Оздоровления. И она уверена: в этом сражении может быть лишь один победитель. Но чтобы противостоять врагам, ей предстоит обратиться за помощью… к Уорнеру, главнокомандующему Сектора 45, человеку, которому едва ли можно доверять. И вскоре Джульетта понимает: все, что она знала о себе, Уорнере и даже Адаме, оказывается ложью…

Бонус! Читайте также «Сломи меня», рассказ, повествующий о событиях в «Омеге пойнт» после исчезновения Джульетты.

Глава из книги:

Еле передвигая ногами, приближаюсь к двери. Кенджи тут же хватает меня за руку выше локтя и тянет наружу. Перед тем как выйти из комнаты, он поворачивается и кричит оставшимся:

– Сообразите себе какой-нибудь ужин.

Мы стоим на площадке сразу за дверью дома, где живет Адам, и только сейчас я замечаю, что наверх тут тоже ведет какая-то лестница. Куда, мне пока неизвестно.

– Пошли, принцесса, – говорит Кенджи. – Иди за мной.

И мы начинаем подъем.

Четыре, пять пролетов. Может быть, их уже восемь. Или даже пятьдесят. Я понятия не имею. Мне известно только одно: когда мы доходим до крыши, я понимаю, что окончательно выдохлась, и меня это сильно смущает.

Стелла Геммел. Город

Стелла Геммел. Город
Город – государство без имени, просто Город, но стоит кому-нибудь из смертных упомянуть его название вслух, как людей охватывает страх. Уже много десятилетий правит городом Ареон, император-воитель, который, кроме войны и смерти, в этом мире не признает ничего. Бесконечные сражения с «синекожими» – так презрительно называют приспешники Ареона своих соседей – довели жителей города до последней степени нищеты. Многие из них ушли в подземелья, в народе именуемые Чертогами, издревле располагавшимися под Городом. Фелл, сын соседнего короля, и воительница Индаро в союзе с «синекожими» строят план свергнуть жестокого императора. Но вся сложность состоит в том, что Ареон и Высшие, его приближенные, не люди – они бессмертны и способны подчинять волю каждого, кто покусится на их власть в Городе…

Роман впервые переведен на русский язык. Автор перевода – Мария Семёнова, создательница знаменитого сериала о Волкодаве и других известнейших книг в историко-фэнтезийном жанре.

Глава из книги:

В раннем детстве Фелл жил большей частью по чужим людям. Позже, в казармах и полевых лагерях, где в основном проходила его жизнь, он слышал, как товарищи рассказывали о своих матерях. Послушать их, это все были святые женщины, истинные ангелы: добрые, улыбчивые, полные участия и любви. Сам он считал себя напрочь лишенным сопливой чувствительности. Когда суровые и жесткие мужики чуть не слезы с глаз утирали, ему трудно было такое понять. А временами становилось даже противно. Он много раз видел, как насиловали и калечили женщин, – и отворачивался, и окаменевшее сердце в его груди даже не екало. После чего та же самая солдатня, которая творила все эти непотребства, всхлипывала над винными кружками, повествуя о своих добродетельных матерях и нежно любимых сестренках, таких невинных и чистых…

воскресенье, 4 января 2015 г.

Неле Нойхаус. Злой волк

Неле Нойхаус. Злой волк
На берегу Майна обнаружен труп несовершеннолетней девушки. Вскрытие показало, что жертва много лет провела в заточении, подвергаясь истязаниям и сексуальному насилию. У полиции нет ни единой зацепки: установить не удается даже личность убитой. Но следствию помогает цепочка новых преступлений, на первый взгляд не связанных между собой. Кто-то спешно заметает следы, устраняя и запугивая свидетелей, чтобы любой ценой скрыть свою позорную тайну. Комиссары криминальной полиции Пия Кирххоф и Оливер фон Боденштайн не намерены останавливаться, пока не вытащат ее на свет, даже если след ведет в высшие круги общества…

Отрывок из книги:

– Ее мобильник по-прежнему выключен, и к городскому телефону она тоже не подходит.

Майке посмотрела на присутствующих и увидела перед собой растерянные и озабоченные лица. Уже полчаса девять сотрудников «Херцманн продакшн ГмбХ» сидели за овальным столом в зале заседаний, вливали в себя литры кофе и все больше нервничали. «Как стадо овец без пастуха», – подумала она язвительно.

– Ты отправляла ей эсэмэс? – спросила Ирина Цидек, которая целую вечность была ассистенткой Ханны и считалась практически имуществом компании. По непонятным причинам она любила Ханну, хотя та была с ней не слишком-то любезна. Год за годом Ирина со стоическим спокойствием переносила появление в ее жизни и исчезновение нескончаемой череды мужей, поклонников, любовников, управляющих, продюсеров, администраторов, редакторов, волонтеров и бухгалтеров. Кто не мог наладить с ней добрые отношения, не имел никаких шансов выйти на великую Ханну Херцманн. Она была бесконечно лояльна и, если внешне выглядела как серая мышь, то внутренне была твердым, как сталь, неподкупным цербером.

– Как она его прочтет, если у нее выключен мобильник? – возразила Майке. – Она просто проспала. Или разрядился аккумулятор.

Линн Каллен. Миссис По

Линн Каллен. Миссис По
Пикантная история любви в готических декорациях. Великий американский писатель и поэт Эдгар Аллан По, его юная жена Виргиния и поэтесса Френсис Осгуд – любовный треугольник, рожденный фантазией автора, но ведь все описанные события вполне могли произойти в действительности…

Фурор, произведенный стихотворением Эдгара Аллана По «Ворон» заставляет молодую, подающую надежды поэтессу Френсис Осгуд искать встречи со своим литературным кумиром. Она сразу подпадает под мрачное обаяние этого загадочного и сложного человека, и между ними завязывается бурный и стремительный роман. И когда хрупкая и болезненная жена Эдгара вторгается в эту идиллию, желая подружиться со своей соперницей, Френсис начинает опасаться, что обманывать миссис По столь же бесполезно, как пытаться перехитрить саму смерть…

Отрывок из книги:

Оборки юбок, края капоров, полы плащей и тенты магазинов хлопали на резком апрельском ветру. Детский смех перемежался с цокотом копыт по брусчатке, когда мимо проезжали фаэтоны с огромными колесами, которыми правили холостяки, красующиеся перед барышнями, почти задыхающимися в своих чрезмерно туго затянутых корсетах. Воскресный послеобеденный променад был возобновлен.

Бедняки бродили тут в яркой готовой одежде, кричащей о той самой бедности, о которой им так хотелось бы забыть. Мещане-середнячки шествовали в простом темном платье, призванном продемонстрировать их вкус и изысканность. Уж они-то будут знать, как распорядиться годовым доходом в две тысячи, если он у них появятся! Богатые проплывали горделиво, будто белокрылые лебеди, и их наряды демонстрировали достаток и значимость владельцев. Представление о доходах можно было составить, исходя из высоты воротничков у джентльменов и количества ярдов блестящего шелка, что пошел на юбки дам. Эти говорящие о процветании знаки могли читать даже бедняки в их пестром отрепье, или, во всяком случае, им так казалось. Кто же, в самом деле, может знать, что некий господин довел себя до банкротства, купив жене брильянты, в которых она теперь щеголяет? Кому известно, что он не в состоянии заплатить за бобровую шапку, красующуюся у него на голове? Влившись в этот человеческий Нил, что обычно тек по Бродвею между тремя и четырьмя часами пополудни, я думала про себя, есть ли среди живых хоть кто-нибудь, кто ничего не скрывает?

Кэсс Морган. День 21

Кэсс Морган. День 21
Прошел 21 день с тех пор, как сто первопоселенцев высадились на Землю. Это первые люди, ступившие на поверхность планеты за последние несколько веков… или, во всяком случае, так думают они сами. Кларк отправляется в бункер под названием «Маунт Уэзер» в поисках других выживших колонистов, а Беллами готов на всё, чтобы спасти свою сестру. А тем временем на космической станции Гласс оказывается перед немыслимым выбором между любовью всей ее жизни и самой жизнью.

Глава из книги:

– Ты этого не сделаешь, – сказал наконец Люк, нарушая повисшую в маленькой подсобке тишину. Они сидели в ныне пустующем помещении для охранников, где хранились скафандры, которые Люк и его коллеги-техники использовали для выхода в открытый космос. – Это не просто опасно – это самоубийственно. Если нужно выйти наружу, пойду я. Меня для этого готовили.

Гласс коснулась руки Люка и, к своему удивлению, почувствовала, что того бьет дрожь.

– Нет, – сказала она и впервые после того, как поделилась с ним своими планами, подняла на него глаза. – Незачем тебе рисковать жизнью в открытом космосе только для того, чтобы тебя тут же подстрелили на Фениксе, это безумие.

– Уж наверняка в шлюзовой камере не будет поджидающих меня охранников. Вряд ли они думают, что кто-то может оказаться настолько с приветом, чтобы попытаться пробраться на Феникс снаружи, – сказал Люк.

Кроме него и других членов его высококвалифицированной и хорошо подготовленной команды, в открытый космос не выходил никто; мало того, выходы осуществлялись, только когда это было абсолютно необходимо и только при поддержке изнутри корабля. Кто-то непременно следил за подачей кислорода, давлением, возможными метеоритами и состоянием оборудования. Гласс постаралась не думать о том, что у нее-то такой страховки не будет.

Аньес Мартен-Люган. У тебя все получится, дорогая моя

Аньес Мартен-Люган. У тебя все получится, дорогая моя
У Ирис талант модельера, однако родители заставили ее выбрать другую профессию. Скучная работа в банке и равнодушный муж – вот вся ее жизнь, однообразно текущая в провинциальном городке. В тридцать один год Ирис решает осуществить свою давнюю мечту и отправляется в Париж, чтобы открыть для себя мир моды и стать дизайнером. Она попадает в странное ателье, где всем руководит таинственная красавица Марта, и события принимают неожиданный и захватывающий оборот.

Молодая француженка Аньес Мартен-Люган, автор бестселлера «Счастливые люди читают книжки и пьют кофе», наконец-то выпустила вторую книгу. Тоже о любви. И о том, что многое в нашей жизни зависит от нас самих. «У тебя все получится, дорогая моя» – чудесная история современной Золушки, которая не стала дожидаться феи, чтобы изменить свою судьбу.

Отрывок из книги:

Моя клиентура состояла из двух категорий: знакомые Марты и любовницы Габриэля. Первым, безумно стильным, нужна была одежда, близкая по духу новому гардеробу Марты. Что же до вторых, то они прежде всего хотели, чтобы любовник побыстрее снял с них платье, а уж какая там модель – не так важно. Их пожелания сводились к тому, чтобы наряд был максимально открытым, а юбка максимально короткой, но я противилась вульгарности, предпочитала следовать принципу: не показывать, а намекать, будить фантазии. Всякий раз, общаясь с ними, я не могла понять, как столь утонченные на первый взгляд женщины могут хихикать, словно школьницы, стоит лишь упомянуть имя Габриэля. Поймав себя в первый раз на том, что хихикаю в его присутствии, я недоумевать перестала. Мы виделись почти ежедневно. Я все время ждала этих мимолетных встреч, хоть и опасалась их. Он, естественно, всегда ухитрялся вставить какой-нибудь намек или скрытый комплимент, непременно сопровождая его обольстительной улыбкой.

Машины счастья

Лори Липтон «Демократия»

Имя американского пиарщика, специалиста по связям с общественностью и племянника Фрейда Эдварда Бернейса, сегодня никому неизвестно. А ведь в свое время его называли «отцом общественных отношений». Это он сделал сегодняшний мир таким, каким мы его знаем – миром потребления. Произошло это в 1920-х годах прошлого века в США.

Эдвард Бернейс использовал идеи своего дяди для того, чтобы манипулировать массами, так что любители теорий заговоров могут ликовать – по крайней мере, один «заговор» точно был. Сегодня он совершенно не засекречен, тем не менее, знают о нем немногие. Бернейс впервые показал американским корпорациям, как они могут заставить людей хотеть вещи, в которых они не нуждаются, связывая массовое производство товаров с бессознательными желаниями и страхами. Суть заключалась в том, что через покупку того или иного товара создать у человека иллюзию счастья, благополучия и уверенности в себе, а задача – конечно, сделать так, чтобы люди покупали все больше и больше товаров, стали буквально зависимыми от них, чтобы без них они чувствовали себя неудачниками. Но начнем по порядку.

Дело о рыбаке и рыбке

Иллюстрация «Сказки о рыбаке и рыбке»

В 1858 году петербургский издатель Маврикий Вольф выпустил иллюстрированное издание «Сказки о рыбаке и рыбке» А. С. Пушкина. Казалось бы, рядовая книжная новость и можно только порадоваться за читателей того времени. Но эта книжная новинка стала причиной судебного разбирательства, длившегося почти десять лет.

Дело в том, что авторские права на все сочинения великого поэта принадлежали другому издателю — Якову Исакову, который, как успешный книгопродавец, был знаком с самим Пушкиным и в 1857 году купил эти права у наследников Пушкина за 32 500 рублей. Особую остроту ситуации придавал тот факт, что Вольф в юности работал приказчиком в книжном магазине Исакова. Исаков подал заявление о нарушении своих прав собственности петербургскому обер-полицмейстеру, подчинённые которого провели расследование и установили, что «по собранным сведениям, означенное издание есть сочинение покойного камер-юнкера A. С. Пушкина, напечатано было впервые ещё при его жизни с дозволения цензуры, а ныне выпущено вновь, также с разрешения цензурного комитета». Что же касается возможного нарушения авторских прав, этот вопрос не в компетенции полиции.