вторник, 14 октября 2014 г.

Джоджо Мойес. Серебристая бухта

Джоджо Мойес. Серебристая бухта
Лиза Маккалин мечтает убежать от своего прошлого. Ей кажется, что пустынные пляжи и дружелюбные люди из тихого городка в Австралии помогут ей обрести душевный покой. Единственное, что не смогла предусмотреть Лиза, – это появление в городке Майка Дормера. У него прекрасные манеры, он одет по последней моде, а его взгляд повергает в смущение. У Майка далеко идущие планы: он хочет превратить тихий городок в сверкающий огнями модный курорт. Единственное, что не смог предусмотреть Майк, – это что у него на пути встанет Лиза Маккалин. И конечно, он не мог даже помыслить, что в его сердце вспыхнет любовь…

Глава из книги:

Шрам на лице Лизы Маккалин не заметишь, если не подойдешь к ней вплотную или если не уберешь волосы за ухо и не проведешь рукой по ее щеке. Шрам уже побледнел – я прикинул, что ему несколько лет, – жемчужно-белый, он был дюйма полтора в длину и неровный, как будто она, после того как поранилась, не занималась лечением всерьез. Полдня она ходила в бейсболке, так что эта часть ее лица оставалась в тени. А когда снимала бейсболку, ветер высвобождал пряди волос, и они прикрывали шрам. Если она смеялась, у нее в уголках глаз появлялись морщинки, которые дарят море и солнце, так что шрам тоже трудно было разглядеть.

Но я его видел. И даже без этого шрама вы бы легко могли догадаться, что с Лизой было что-то не так.

Когда я увидел ее в первый раз, она была похожа на привидение. Вы можете подумать, что я немного того, но, клянусь, мне казалось, что она почти прозрачная. Она была как туман над водой, будто хотела раствориться в воздухе.

Цветочек аленький

— Довожу до сведения личного состава приказ номер шестьсот сорок шесть. Приказываю, производить слив антифриза на землю немедленно после приземления кота.

— Командир подразделения поднял взгляд от бумажки, посмотрел на нас, проверяя реакцию. Увидел вытянувшиеся лица, не выдержал:

— Что же вы, позорите меня, а?! Докатились! Эх! — он расстроенно покрутил головой и снова перешёл на официальный язык. — Ответственным назначается сержант Гауф. Вольно, курсанты.

Дёрнул кадыком и удалился.

— Вот те раз... — растерянно пробормотал Серж, оборачиваясь ко мне. — И чего сейчас?..

— М-да... — я озадаченно поскрёб затылок. — Проблема...

Проблема была нешуточной. В общем-то, конечно, я сам виноват. Приехал к нам проверяющий, полковник Цапик. Зануда — жуть. Слава о нём от учебки к учебке впереди космолёта бежит. Вот мы и подготовились к визиту основательно. Всё идеально — казармы надраены, коги начищены, форма подогнана — комар носа не подточит. Даже вокруг каждого кога стоянку обозначили — провели по периметру зелёной краской. Имитация травы, типа.

Цапик смотрел-смотрел, ну не к чему придраться! А надо ему. Без этого и жизнь не жизнь. Вот он входит в столовую, окидывает её взглядом и, вижу, аж прям встрепенулся весь. Оборачивается ко мне и грозно так, с расстановкой вопрошает:

— А почему... у вас... мухи на липучку не садятся?!

Настоящий товар

На экране слабая засветка. По карте я выяснил, что никто ещё до меня тут не копался.

Наука и космонавтика разрушают иллюзии.

Нет коренных марсиан на Марсе, только приезжие. Так что — земной след. Человеческий.

Посадив глайдер неподалёку, я вышел. Спустился в кратер. Мой грязно-белый скафандр быстренько стал грязно-рыжим.

Ну да.

Шестиколёсный самоходный аппарат, прибывший когда-то с Земли, стоял, уткнувшись в стену кратера, в тени. Его покрывал густой налёт красноватой пыли.

Склон обрушился, присыпал. Недавняя буря с торнадо прошлись — оголили.

Чей агрегат — можно установить, лишь порывшись в компьютере. Земные ресурсы уже на грани истощения. В период индустриально-коммерческого использования ближнего космоса, до кризиса, послать аппарат для поисков дефицита могли сюда многие.

Я рассматривал оснащение марсохода, в надежде снять какие-то элементы, конечно, если работоспособны.

Датчик воды и водных минералов, нейтронный.

Рентгеновский спектрометр для определения состава горных пород. Несколько метеорологических датчиков.

Радиоизотопный генератор, на плутонии. Конечно, дохлый.

Всё очень старое, забитое мелкой всепроникающей пылью. Даже если что-то и работает — чистки на две недели.

Слепорожденный

1.

Президент Булгаковского фонда Виталий Ильич Костомаров сидел за письменным столом в своём рабочем кабинете, с головой погрузившись в составление годового отчёта. Почтенный муж, наверное, ещё много времени ничего бы вокруг себя не замечал, если б не осторожное покашливание. Костомаров оторвал глаза от бумаг и обнаружил, что в помещении находятся двое неизвестных мужчин: один — высокий и рыхлый, другой средних лет, худощавый. Худощавый был слеп, в руке он держал посох.

— Чем могу быть полезен, господа? — спросил неожиданных визитёров Виталий Ильич, стараясь не показать своего испуга — уж очень непрезентабельно выглядели эти двое, особенно высокий, рыхлый. Ну чего хорошего можно ждать в теперешние времена от гражданина, облачённого в потрёпанные, пузырящиеся на коленях брюки и грязную майку с какой-то английской надписью на груди. А обувь!? Разбитые кеды на босу ногу. Интересно, что этим двоим могло понадобиться в Булгаковском фонде, главная цель которого проведение исследовательских работ, связанных с жизнью и творчеством знаменитого писателя? Господи, да этим двум только примуса при себе не хватало!

— Так чем могу быть полезен, господа? — повторил свой вопрос Виталий Ильич, в то время как оба субъекта без приглашения сели на стулья, стоящие перед президентским столом.

Дмитрий Силлов. Никто не уйдет

Дмитрий Силлов. Никто не уйдет
Рэдрик Шухарт пожелал «счастья для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным». Но его желание обернулось большим горем для жителей Хармонта. Город оцеплен воинскими подразделениями, отгорожен от остального мира колючей проволокой. Люди с признаками мутаций отправлены в лаборатории для научных исследований. И, вдобавок ко всему, в развалинах старого завода вновь активизировалась одна из самых загадочных аномалий Зоны – «Бродяга Дик», грозя выбросить в мир людей запредельный ужас иного мира.

Но из иномирья приходит не только непобедимое зло. В Зоне Хармонта появляется «побратим смерти», сталкер по имени Снайпер. Смертельно раненный, но непобежденный… Сможет ли он выжить и помочь Шухарту вернуть гражданам Хармонта их город? Сложный вопрос, и очень непростая задача даже для опытных сталкеров. Ведь их могущественный враг уже давно решил, что непокорных ждет лишь одна участь: никто не уйдет из Зоны живым.

Отрывок из книги:

С холма сталкеры спустились относительно быстро. Обоим чутье подсказывало, что с этой стороны завода путь чист – по местным меркам конечно. Старая, большая, ленивая «комариная плешь», обросшая по краям отходами собственной жизнедеятельности, что лежала на пути к заводу, не в счет. Такую аномалию и новичок обойдет без промеров. Малый «электрод», задиристо потрескивающий слева, тоже не опасен, если, конечно, ты не пьян вдрабадан и ничего вокруг не видишь. В общем, быстрым, но осторожным шагом минут за десять добрались до полуобвалившегося бетонного забора, что некогда неодолимой преградой окружал секретный объект.

Прошли через ближайший пролом, свободно, словно через ворота без створок, – и замерли, пораженные невиданным зрелищем.

Лиссабонское землетрясение

Лиссабонское землетрясение

Празднование дней рождения катастроф уже вошло у нас в привычку. Конечно, мы не могли не поздравить Лиссабонское землетрясение с 259-летием. Как это часто бывает, перед тем как узнать подробности крупнейшей трагедии Нового времени, тебе придется ознакомиться с особенностями исторического контекста, в котором она приключилась.

В наши дни Португалия не считается наиболее очевидным европейским туристическим маршрутом. «Романтический уикенд в Париже» по-прежнему, несмотря на затасканность, звучит убедительнее, чем «романтический уикенд в Лиссабоне». Да даже если оставить в стороне туристические симпатии, Португалия явно не любимица Европы. Не зря несколько лет назад она возглавила список экономически отсталых стран PIGS (три другие «свиньи», если что Ирландия, Греция и Испания).

А ведь всего лишь два с половиной века назад ситуация была кардинально иной. Португалии принадлежала вся Бразилия, колонии в Парагвае, Мозамбике, Анголе, на Азорах, в Гоа, Макао и Малакке. А также грандиозный флот, позволяющий вести межконтинентальную торговлю. С мнением Португалии не просто считались -эту страну боялись. И, хотя к середине XVIII века Португалия слегка сдала свои лидерские позиции, она по-прежнему была процветающей империей Европы.

Трейси Хогг, Мелинда Блау. Чего хочет ваш малыш?

Трейси Хогг, Мелинда Блау. Чего хочет ваш малыш?
Можно ли с первых дней жизни младенца научиться понимать его «язык» и начать полноценно общаться с ним? Как разобраться в характере новорожденного, чтобы ухаживать за ним с учетом его личных особенностей и темперамента? Есть ли простые и надежные способы решения таких типичных проблем младенческого возраста, как «беспричинный» плач или нежелание спать по ночам? 

Об этом и многом другом рассказывает Трейси Хогг, специалист по уходу за новорожденными. Ее многолетний опыт и рекомендации помогли очень многим семьям, в том числе и звездным, справиться с трудностями первого года родительства и вырастить счастливых и здоровых малышей. Все советы Трейси предельно практичны и доступны каждому, а предлагаемые ею приемы исключительно действенны — возможно, потому, что ее подход основан на уважительном отношении к новорожденным детям, пусть маленьким, но личностям. 

- Трейси Хогг — одна из самых известных авторов детско-родительской литературы, она признана наравне с именитыми Адель Фабер, Элейн Мазлиш, Уильямом и Мартой Сирс;
- must-have для всех родителей, у кого есть новорожденные: вы поймете, чего вам ждать, и научитесь справляться даже с тем, чего не ожидали;
- автор компетентно и по-доброму объяснит каждой маме и каждому папе как в любви, уважении и заботе вырастить счастливого ребенка;
- родители по всему миру называют Трейси современной Мэри Поппинс за ее действенные советы;
- современные педиатры рекомендуют книги автора родителям во всем мире.

Тюремный Гудини

Альфи Хиндс

В середине XX века похождения Альфи Хиндса, которого прозвали «тюремным Гудини», не сходили с первых полос британских газет. Он поклялся, что его никто не удержит за решеткой, и методично убегал из тюрьмы, пока ему не удалось доказать свою невиновность.

Роковой ковер

Однажды теплым сентябрьским вечером 1953 года 36-летний Альфи Хиндс, интеллигентного вида офисный клерк в очках с толстыми стеклами, решил прогуляться по Тотенхэм-Корт-Роуд. Рабочий день был закончен, более того, была завершена рабочая неделя, и все располагало к тому, чтобы прогуляться. К тому же у него была назначена встреча в одном из пабов. Ребята то ли с таможни, то ли работники какого-то склада,хорошие знакомые клиента его фирмы... В общем, предлагали отличный ковер совсем дешево. Жена давно мечтала о таком, чтобы лежал в центре гостиной, как в лучших домах. Она сейчас ждет с ужином в их новеньком уютном коттедже в Рэйсбери: 30 километров от Лондона, тихо и зелено, далековато от работы, но каждый день ездить в офис на большом и солидном «лендровере», тоже недавно купленном, - даже в удовольствие. Ничего, чуть-чуть подождет, зато как он ее порадует!

Алексей Сухаренко. Вырванное сердце

Алексей Сухаренко. Вырванное сердце
Олимпийская чемпионка Царькова Зинаида Федоровна подводит итог своей жизни, встречая старость среди чужих и алчных людей, которые, словно стая стервятников, ждут ее ухода из жизни, чтобы захватить имущество. Неожиданно в борьбу за наследство вступает молодая женщина, объявившая себя дочерью Зинаиды Федоровны. Но у той никогда не было детей! Взявшийся распутать это дело офицер полиции неожиданно признает в самозванке свою жену, пропавшую два года назад. Череда мистических событий еще больше запутывает человеческие отношения. Уже никто ни в чем не уверен. А если предположить, что эта таинственная дама – не преступница, не дочь и не жена? То тогда кто она?..

Отрывок из книги:

Мария возвращалась к маме, купив её любимые глазированные сырки, когда её на улице окликнул незнакомый мужчина. Он сидел в красивом дорогом автомобиле, припаркованном в десяти метрах от подъезда. Альберт ещё при подъезде к дому получил звонок от Власова, который предупредил его о чудесах, которые начали твориться на их поле деятельности.

– Мария, есть серьёзный разговор. – Он потянулся к дверце и открыл её. – Садись!

– Простите, но вы ошиблись, – улыбнулась молодая женщина, приостановившись на мгновение, давая понять незнакомому человеку, что он обознался.

Однако эти слова нисколько не смутили мужчину, напротив, неизвестный стремительно выскочил из машины и быстро приблизился к Марии.

– Хватит шифроваться, присядь на пять минут, – он взял её под локоть и подвёл к машине, – успеешь еще к своей «мамочке».

Несумрачный немецкий гений

Конрад Цузе

В следующем году компьютерный мир отметит 105-летие со дня рождения одного из тех, благодаря кому этот мир, собственно, и возник: немецкого инженера Конрада Цузе.

Он прожил долгую жизнь, главным событием которой стало изобретение первого в мире полностью программируемого компьютера. С этим согласны даже специалисты в странах, также не без оснований считающих себя родинами компьютеров, - в США и Англии. При этом они постоянно добавляют одну «компрометирующую» Цузе деталь: в отличие от создателей ENIAC и Manchester Mark I (английской ЭВМ - не путать с американской Harvard Mark I) немецкий изобретатель строил и запускал свои вычислительные машины в Третьем рейхе...

Лора Мориарти. Компаньонка

Лора Мориарти. Компаньонка
Кора Карлайл, в младенчестве брошенная, в детстве удочеренная, в юности обманутая, отправляется в Нью-Йорк, чтобы отыскать свои корни, одновременно присматривая за юной девушкой. Подопечная Коры – не кто иная, как Луиза Брукс, будущая звезда немого кино и идол 1920-х. Луиза, сбежав из постылого провинциального городка, поступила в прогрессивную танцевальную школу, и ее блистательный, хоть и короткий взлет, еще впереди. Впрочем, самоуверенности этой не по годам развитой, начитанной и проницательной особе не занимать. Коре Карлайл предстоит нелегкая жизнь.

Пьянящие перемены, которые принес с собой обольстительный «Век джаза», благопристойной матроне из Канзаса видятся полной потерей нравственных ориентиров и сумасбродством. Однако в Нью-Йорке ее мировоззрение трещит по швам. Какова цена напускным приличиям, какова ценность подлинной доброты, что лучше выбрать – раскованную искренность или удобную маску? Сравнивая себя с юной Луизой, Кора постепенно научается важным вещам – и возвращается домой иной – способной безоглядно любить, быть доброй, быть терпимой и вставать на защиту тех, кому не повезло.

«Компаньонка» – увлекательная история, разворачивающаяся на фоне одного из самых ярких периодов XX века. Юная бунтарка и респектабельная матрона – две стороны одной медали, две женщины, которым удалось помочь друг другу и тем, кому требовалась помощь. В переплетении двух жизней складывается история о том, как человек меняется и меняет других, как он учится, как делает выбор и на какую доброту способен.

Феромон-Амур

Феромон
Прямо сейчас, используя научные термины, объясним явление, которое в романах обозначают как «во время поцелуя у них подкосились ноги, закружилась голова и выступила томная испарина».

Даже если ты удивлен, никогда нельзя спрашивать у влюбленного друга: «Скажи честно, что ты в ней нашел?» Во-первых, это его оскорбит и он пожалеет, что вообще пригласил тебя на свадьбу. Во-вторых, объяснить он все равно не сможет. То же бывает и с девушками: не каждая сумеет объяснить подругам и родителям, зачем уже восемь лет встречается с этим, мягко говоря, не самым красивым, не самым приличным, не самым богатым и даже не самым неженатым в мире парнем, хотя вокруг так и вьются кандидаты, куда более симпатичные по всем статьям (включая ту, по которой парень отсидел). В общем, иногда кажется, что выбор делает не мозг, а какой-нибудь другой орган, неспособный на объяснения. Какой же?

Всю историю живого мира планеты этим занималось самое древнее чувство - обоняние. Именно оно руководило подбором спутника жизни у всех - от пауков и рыб до высших приматов. С чего мы решили, будто у человека обоняние не работает? Какая реклама дезодорантов убедила нас, что в мире существуют только два запаха - приятный и неприятный?

И пока ученые молчат, а психологи обсуждают спортивную фигуру, социальный капитал, эротическое белье и приемы успешного сексуального поведения, на интернет-форумах, посвященных жалобам на личные проблемы, простые люди разного возраста и образования иногда делают для себя маленькие открытия.