воскресенье, 26 октября 2014 г.

Кира Касс. Единственная

Кира Касс. Единственная
Настало время провозгласить победительницу! Ту единственную, которой достанется сердце принца Максона и корона в придачу.Сначала их было тридцать пять. Тридцать пять девушек, борющихся за то, чтобы стать избранницей принца Максона. Очутившись по воле случая в числе девушек, утвержденных для участия в Отборе, Америка и мечтать не могла, что в один прекрасный день окажется в одном шаге от победы. Но чем ближе конец состязания и чем сильнее обостряется обстановка за стенами королевского дворца, тем отчетливей Америка понимает, как много стоит на кону и как ожесточенно придется бороться за будущее, к которому она стремится...

Глава из книги:

Не знаю, сколько времени мы ехали, но малейшее движение огромной фуры я чувствовала на собственной шкуре. Максон в попытке хоть как-то спасти нас от болтанки уперся спиной в стеллаж, а ногой в стену, так что я оказалась зажатой между ним и стеной. Однако, несмотря на все его ухищрения, мы все равно на каждом повороте съезжали на пол.

– Мне не по себе оттого, что я не знаю, где мы едем, – сказал Максон, вновь пытаясь обезопасить нас.

– Ты хоть раз выезжал в Анджелес?

– Только в лимузине, – признался он.

– Ты будешь очень смеяться, если я скажу, что сейчас, направляясь в логово повстанцев, я чувствую себя лучше, чем когда мне нужно было развлекать дам из итальянского королевского семейства?

– Ты просто уникум какой-то! – расхохотался Максон.

Марио Пьюзо: в сетях мафии

Марио Пьюзо

Лас-Вегас. Роскошный мраморный туалет в игорном доме «Фламинго» с подсветкой, фонтанчиками и узорами, выложенными из полудрагоценных камней, мог бы стать украшением особняка какого-нибудь восточного паши. Впрочем, в середине 60-х, как и по сей день, сюда мог войти любой простой смертный и спокойно наслаждаться невиданными удобствами...

Марио Пьюзо именно так и делал, прикидывая, что, пожалуй, его нью-йоркская квартира, где они ютятся всемером, трижды уместилась бы в зале с золотыми умывальниками. Что делать, если жизнь не задалась. Остается ловить птицу счастья голыми руками, мотаясь по подобным заведениям. Из соседней кабинки до слуха Пьюзо донесся глуховатый голос:

— Не хочешь ли ты сказать, что этот человек работает на семью Орано?

Мэтт Хейг. Люди и я

Мэтт Хейг. Люди и я
Дождливым пятничным вечером профессор Кембриджского университета Эндрю Мартин находит решение самой сложной в мире математической задачи. Оно способно изменить весь ход человеческой истории. Но профессор Мартин внезапно и бесследно исчезает.

Когда спустя некоторое время его обнаруживают… шагающим по шоссе без какого-либо предмета одежды на теле, профессор Мартин ведет себя немного странно. Жене и сыну он кажется каким-то другим. Самому ему абсолютно все вокруг представляется нелепым, люди — достойными жалости, человеческая жизнь — лишенной смысла. Все окружающие вызывают у него отвращение. Все, кроме Ньютона. Старого полуслепого пса.

Смогут ли Дебюсси, Дэвид Боуи, Уолт Уитмен и Эмили Дикинсон удержать Эндрю Мартина от убийства, к которому его принуждают? Есть ли что-либо, сочетающееся с бокалом белого вина лучше, чем бутерброд с арахисовой пастой? И что за странное чувство охватывает его, когда он смотрит в глаза своей жене?

Эта остроумная, смешная и грустная одновременно книга — о том, как трудно быть человеком. И как это потрясающе здорово!

Отрывок из книги:

Две недели в Дордони и коробка домино

На следующий день мы сидели в гостиной. Мы с Изабель. Ньютон был наверху с Гулливером, который теперь уснул. Мы заглядывали на чердак время от времени, но пес не покидал сторожевого поста ни на минуту.

— Как ты? — спросила Изабель.

— Не умер, — ответил я. — Встал же.

— Ты спас ему жизнь, — сказала Изабель.

— Не думаю. Даже массаж сердца и искусственное дыхание не пришлось делать. Врач сказал, что у него лишь незначительные повреждения.

— Мне все равно, что говорит врач. Гулливер прыгнул с крыши. Это могло его убить. Почему ты не позвал меня?

— Я звал. — Разумеется, это была ложь, но ведь и вся канва ложна. Вера в то, что я муж Изабель. Все это вымысел. — Кричал тебе.

— Ты мог погибнуть.

Франсуа Олланд: хроника супружеской измены


«Мы познакомились в 1988 году, — начинает свою историю Валери. — Получается, были знакомы целых 26 лет! И мне в год знакомства исполнилось ровно 26». В воображении читателя предстает Валери Триервейлер, молодая журналистка отдела политики Paris Match, красивая и острая па язык, всегда оказывающаяся в центре значимых событий. Недавно она вышла замуж второй раз, растила троих сыновей, обустраивала дом в пригороде Парижа, обожала свой сад с грядками и цветами. 37-летний Франсуа Олланд в то время занимал высокий пост в правительстве, служил первым секретарем от Социалистической партии и тоже был несвободен. С Сеголен Руаяль, гражданской женой и соратником, Олланд растил четверых малышей.


Валери признается, что любила свою работу. Ей нравилось писать провокационные, резкие статьи — она ничего и никого не боялась. Брала интервью и у молодого политика Олланда — блистательного интеллектуала и тонкого собеседника. Со своими коллегами по партии он выпускал смелый журнал La Revue des clubs Temoin, в котором с изящной иронией критиковал действующее правительство. А еще постоянно смеялся, был душой компании и вообще казался Валери очень ярким, веселым и интересным парнем. Франсуа строил грандиозные планы в политике, мечтал изменить мир. Случайно столкнувшись где-то па митинге, форуме, в походной столовой или коридоре Национальной ассамблеи, они могли говорить часами. Об их дружбе ходили разные слухи, хотя па тот момент ни о каком романе они и не думали — это было просто приятное знакомство, не более того. Дружба продолжалась девять долгих лет, пока однажды все не пошло наперекосяк.

Лапша в квадрате

фастфуд Воккер

Алексей Гисак, бывший рекламщик, ставший сооснователем сети заведений фастфуда «Воккер», утверждает, что выбрал отрасль под влиянием моды: дескать, сейчас все помешаны на интернет-стартапах, а тогда, в 2007 году, было круто владеть рестораном или баром. Бар у Гисака ассоциировался со спокойным делом, которым можно лениво заниматься в почтенном возрасте, а для реализации бурлящих предпринимательских амбиций куда больше подходил сетевой проект.

Предпринимательством Алексей Гисак решил заняться, когда его разочаровали перспективы корпоративной карьеры в рекламном бизнесе. «Капризные клиенты, много субъективных моментов, плоская структура, поэтому в потолок упираешься довольно скоро» — так отзывается он о своей бывшей работе. Но прежде, чем радикально поменять сферу деятельности, Алексей вместе с партнером создал собственное рекламное агентство. За два года они скопили достаточно денег для запуска бизнеса своей мечты. Еще в 2005 году, бывая за границей, Гисак обратил внимание на популярность китайской лапши в коробочках. В Москве такая лапша тоже встречалась, но редко: в уличных палатках «Хуанхэ», которые потом переименовались в «Рикша и Ван», и в небольшом ресторанчике в ТЦ «Мега» в Химках. Однако оба проекта по каким-то причинам прекратили существование, и Гисак со своим «Воккером» решил попытать счастья в той же нише.

Джереми Рифкин. Третья промышленная революция

Джереми Рифкин. Третья промышленная революция
Неважно, сколько вам лет — всю жизнь вы слышите разговоры, что нефть (ну или газ) вот сейчас закончится, уже вот-вот, из-за этого мировая экономика рухнет, начнутся войны за дефицитный ресурс, которые неизбежно приведут к краху известной нам цивилизации, средневековью и прочим ужасам-ужасам. В очередной визионерской книге известного американского экономиста, философа и общественного деятеля Джереми Рифкина обнаружились те же самые мрачные прогнозы, но уже со знаком плюс. Он и в самом деле полагает, что закат «углеводородной цивилизации» не за горами (чему свидетельством всеобщий экономический кризис, который мы переживаем последние шесть лет), однако уверен: негативные явления способствуют возникновению нового прекрасного мира, в котором будут в полной мере реализованы исконные права человека.

Рифкин выстраивает свою футурологическую концепцию на довольно оригинальной гипотезе, которая гласит, что подлинные промышленные революции происходят исключительно в том случае, если смена базового технологического уклада в энергетике совпадает с аналогичной сменой в области информационного обмена. Немного поговорив о прошлых похожих событиях, Рифкин приходит к выводу, что человечество приближается к третьей революции, в ходе которой «зеленая» энергетика на возобновляемых источниках (ветер, вода, волны, свет, биотопливо и пр.) будет подкреплена прорывом в области горизонтального структурирования социальных связей, обусловленного дальнейшим развитием информационных технологий.

Александр Прокопович. Крымский Ковчег

Александр Прокопович. Крымский Ковчег
Москва никому не верит. Москва ничего не прощает. Так было раньше, когда здесь жили люди. Только не стоило привозить сюда Крымский Ковчег. И точно не надо было открывать. Теперь хозяевами Москвы стали Падшие. Не то демоны, не то – пришельцы. Но московские правила остались прежними. Москва, как и прежде, пожирает людей, только теперь она за это исправно платит. Вокруг столичной Зоны – Периметр с минными полями, который охраняют танки Таманской дивизии. От людей? От Падших?

Антон Стрельцов – ходок. Есть теперь и такая профессия – люди, которые ходят в Москву, чтобы вернуться. Антон – очень хороший ходок. Но свою цену придется заплатить и ему…

Глава из книги:

Обычно к ходке готовились в три этапа. Сначала Антон продумывал план и излагал на бумаге. Потом его сутки держал у себя Влад, вероятно считая, что хороший план должен настояться, потому как что-либо исправлял Влад редко. Потом план получала Лена, вполглаза просматривала, сверяя по своей, ей одной понятной методе, и, несмотря на скорость, непременно находила две-три проблемные точки. Наконец план завершал круг, возвращаясь к Антону – на окончательный анализ.

На этот раз без Лены. Да и плана как такового не было. Точнее, был, но только до момента встречи с падшим. Дальше – сплошная импровизация. То, в чем Антон никогда не был силен.

Влад сделал все, что мог. Упаковал сумку Стрельцова всем полезным, что только нашел в своих закромах. Фонарик американский неубиваемый, радиостанция японская всепогодная, спиртовка отечественная, простая как молоток, сухое горючее, аптечка спецназовская, фляга с ягодной настойкой какой-то особой бронебойной крепости.

Борьба со смогом

смог

Растущее загрязнение воздуха в городах подвергает риску миллионы жизней. Какие есть современные решения этой проблемы?

Компания PANASONIC выплачивает отправленным в Пекин сотрудникам компенсацию, потому что им приходится дышать отравленным городским воздухом. Не только столица, но и другие крупные города Китая задыхаются от смога. Государство обещает выделить 277 млрд долларов на решение этой проблемы. Для китайских горожан маски стали необходимой частью повседневной одежды. Полицейским выдают затычки для носа, чтобы уберечь от вредных выбросов. Но всё это что мертвому припарки. Как мир справится с растущей угрозой? К счастью, ученые уже ищут способы очищения воздуха.

Грядет эпоха телепортации

станция телепортации в городе

Одна из ярчайших выдумок научной фантастики — телепортация — оборачивается реальностью в современных лабораториях. Впрочем, она оказалась иной, чем мы ее себе представляли.

Слово «телепортация» неразрывно связано с сюжетами научной фантастики вроде транспортеров «Звездного пути», трансматов из «Доктора Кто», сумасшедших изобретателей из таких фильмов, как «Муха», или сети нуль-транспортировки в книгах Стругацких и Кира Булычёва. Эта идея кажется столь же невероятной, как и сверхсветовые путешествия и машина времени, но постепенно становится реальностью, правда в крошечных масштабах. И квантовые компьютеры, главная надежда на прорыв в вычислительных технологиях, опираются на нее в своей работе.

Вечный праздник

Фестиваль в Алькое

Во многих странах Европы есть вековые традиции празднования исторических, политических и религиозных дат. Но ни в одной не происходит ничего подобного испанским фиестам.

Один испанский классик подметил, что Испании как таковой не существует. Она — смесь разных «стран» (автономных сообществ): Кастилии и Каталонии, Арагона и Галисии, Астурии и Басконии, Валенсии и Аликанте, Андалусии и Эстремадуры.

У каждой свои особенности, исторические пути развития, традиции, фольклор. У каждой свои, существующие столетиями, восхитительные празднования исторических дат. Одни отмечаются скромно, другие — по-настоящему широко и грандиозно.

Праздников в Испании много. К примеру, только в одной Галисии их около 400 в году! Однажды я провел там лето. И каждое утро слышал взрывы фейерверков, зовущих на очередное торжественное мероприятие.