суббота, 20 февраля 2016 г.

Ричард Матесон. Дети Ноя



Все мы — дети Ноя, так как пошли от детей Ноя, спасшихся с отцом во время Потопа, и мы расселились по всей Земле, во всех её уголках, даже труднодоступных.

В конце распрекрасного дня мистера Кетчума, пойманного за превышение скорости 15 МИЛЬ В ЧАС в Захрии, штат Мэн, привезли в захудалое поселение. Почему он не остался проводить отпуск в Ньюарке: спал бы все утро, ходил на концерты, ел, смотрел телевизор? Ибо ждет его наказание за нарушение Закона.


Психологически очень тонкий и верный рассказ. Вся история передана таким словом, что, несмотря на всю свою парадоксальность, абсурдность и нелепость, веришь в описанные события  безраздельно. Эмоции показаны точно, выверено, уместно: их перемены от раздражения через непонимание и неприятие ситуации, мимоходом с тупой злостью и агрессией, до широкоглазого ужаса весьма осязательны. Трясущиеся руки, выступивший пот на лбу, холодок в животе, покалывание в позвонках, игнорирующее молчание полицейских, их глаза, одежда, беззвездное небо – всё это крупицами создаёт неповторимую гнетущую атмосферу надвигающейся беды. Тревожное напряжение нарастает в прогрессии, тугая тетива нерва натягивается до предела ближе к финалу, чтобы с резким звуком «хыыыщщщ» выпрямится, освободится, спустить, наконец, стрелу-смерть – смерть нелепую до безумия, горькую до отвращения, из-за такого незначительного проступка. И хотя особой приязни Матесон к своему герою почему-то не испытывает, называя его толстяком, тушей и прочими нелицеприятными словами, однако же даёт читателю использовать своё право на жалость и сострадание к нему. Впрочем, эти чувства в данном случае бессмысленны и тщетны, ибо всё уже для бедолаги решено…