воскресенье, 5 мая 2013 г.

Лабрадор, вынюхивающий трюфеля


«Мое полное имя Айке Фуркен Батишта. Я — второй ребенок в семье из семи братьев и сестер. Я родился в Гуверандор Валадареш 3 ноября 1956 года. Мою личность сформировали упорство и пример моих родителей — Ютты Фуркен и Элиэзера Батишты. Я жил в Витории, Женеве, Дюссельдорфе и Брюсселе. В конце концов я поселился в Рио-де-Жанейро. Изучал горную инженерию в Университете Аахена в Германии. Путешествовал по свету. Я говорю на пяти языках. По образованию я — инженер, но завершить обучение и получить диплом не удалось. Я продавал страховые полисы. Увлекся экономикой. Мой счастливый номер 63. В 1991 году я женился, в 2004 развелся. У меня два сына, Тор и Олин, они — самое большое сокровище моей жизни...» Так начинается недавно изданная автобиография бразильского миллиардера Айке Батишта.


Книга «О X da questao» маленькая — всего 80 страниц — и в целом производит впечатление незаконченного произведения. Эдакий промежуточный отчет о достижениях, набросанный на скорую руку в паузах между вехами воплощения тех самых мечтаний, которыми великий португальский поэт Фернанду Песоа измерял масштаб личности. Однако и этой маленькой открытой книги достаточно, чтобы осознать: масштаб личности Айке Батишты абсолютно головокружителен!

Правоохранители в облаках


Обыск в офисе, изъятие серверов и жестких дисков... А как будут действовать правоохранительные органы, когда компании в массовом порядке станут держать свою корпоративную информацию в облаках, а удаленный сервер хранящий данные обыскиваемой фирмы, и вовсе окажется неизвестно где, а то и за рубежом?


Облачные сервисы развиваются намного стремительнее, чем это могут «переварить» законодатели и клиенты, которые еще не успели поверить в то, что их данные будут намного целее при удаленном хранении. Российские провайдеры облачных услуг сейчас как раз находятся на «просветительской» стадии, демонстрируя рынку технические возможности и удобства сервиса. «Преимущества очевидны, — говорит Илья Трунин, руководитель отдела информационных технологий City Express. — Провайдеры обеспечивают многократное резервирование информации, что гарантирует защиту от ее потери. Центры хранения и обработки данных многих публичных облачных провайдеров сегодня имеют даже более высокую степень защиты, чем серверы средних российских компаний. Однако пока переход к облачным услугам сдерживается рядом факторов. В компании уже есть своя сложившаяся система, она достаточно эффективна, есть необходимое оборудование, программное обеспечение и так далее. Для перехода на облака потребуется многое менять и перестраивать с учетом новой специфики. А если система работает эффективно, зачем ее менять?»

Свободные кадры


До недавнего времени методы HR-менеджмента ориентировались на долгосрочные периоды и предсказуемые условия. Но «война за таланты» нередко вынуждает компании нарушать правила и экспериментировать с методами управления персоналом.


В последнее время эксперты в области управления персоналом все чаще говорят о необходимости быстрого реагирования на происходящие изменения. Условия, в которых приходится действовать современной корпорации, западные топ-менеджеры все больше склонны описывать короткой аббревиатурой VUCA, пришедшей в бизнес-лексикон из военного: volatility («изменчивость»), uncertainty («неопределенность»), complexity («сложность») и ambiguity («неясность»). «Не стоит надеяться на то, что хаос — явление кратковременное; надо, наоборот, привыкать к мысли, что это перманентное состояние и мы должны учиться управлять им», — предупреждает Джон Салливан, профессор менеджмента из Университета штата в Сан-Франциско.

Сама концепция работы в условиях неопределенности и изменчивости не нова: впервые о ней стали говорить в конце 1990-х. Но, как считают Салливан и круг его единомышленников, подавляющее большинство сегодняшних лидеров напоминают компаниям о том, что среда, которую характеризует VUCA, уже стала постоянной. С учетом нынешних реалий эксперты дают ряд советов: не искать долговременных решений в области управления персоналом, не пытаться подбивать для всех единые правила и не ориентироваться на принцип «адекватности» при подборе кадров. Все меняется, в том числе корпоративная культура и принципы командной работы.

Мобильные уроки третьего мира


Это не соответствует привычным понятиям, но Африка становится эпицентром технологической революции. Кению называют не иначе как африканской кремниевой долиной, Ботсвана хвастается высочайшим уровнем инвестиционной привлекательности, а Эфиопия умудряется расти на 8-10% ежегодно, вообще не располагая никакими запасами нефти. Чему Россия может научиться у черного континента?


Жизнь в небольшой угандийской деревушке Касансеро, печально известной как место, где впервые был зафиксирован случай ВИЧ-заболевания, почти не меняется. Мужчины зарабатывают на пропитание ловлей рыбы — благо поселение расположено прямо на побережье озера Виктория, женщины сидят с детьми, занимаются рукоделием или проституцией. Однако пару лет назад кое-что новое все-таки произошло. Среди обветшалых фасадов домов на главной улице появилась ярко-желтая вывеска MobileMoney: оператор мобильных переводов и платежей открыл свой первый в Касансеро офис. Вскоре выяснилось, что на пять тысяч жителей деревни его не хватает: по пятницам, в день получки, здесь выстраивается слишком длинная очередь. Пришлось открывать вторую точку.

Новая промышленная революция


Мир меняется. Мы живем на заре новой промышленной революции, которая приведет к тому, что производство реальных вещей станет почти таким же доступным занятием, как разработка программного обеспечения. Последствия этого будут не менее значительными, чем появление персонального компьютера или распространение интернета.


К этому сводится главная идея книги «Makers: The New Industrial Revolution», которую в конце прошлого года опубликовал главный редактор американского журнала «Wired» Крис Андерсон. Отмахнуться от чересчур смелых, на первый взгляд, прогнозов не позволяют две вещи. Во-первых, репутация Андерсона. Обе книги, которые он написал до «Makers», попали точно в цель. Одна ввела в обиход термин «длинный хвост» (long tail), который обозначает суммарный спрос на непопулярные товары, удовлетворяемый электронной коммерцией. Он, вопреки ожиданиям, может значительно превышать спрос на «хиты». Другая книга Андерсона популяризовала «фримиум» — бизнес-модель, при которой товар, услуга или доступ к сервису предоставляется бесплатно. Это привлекает множество потенциальных покупателей, определенная доля которых затем приобретет дополнительные услуги или товары и с лихвой окупит всю затею.

Секс, ложь и чувство юмора


Как плодовита была Франция XVIII века авантюристами всех мастей! Их тянуло сюда как магнитом. Кроме всеми любимого Калиостро, блистательного Сен-Жермена, были еще шулер и бретер маркиз Даррагон, вечный должник барон Сент-Элен, учитель танцев Кампиони... Да всех и не вспомнить! Но самым знаменитым, без спора, был Казанова. В чем же секрет его успеха? И вообще, как образовалась эта каста прожигателей жизни? Наверное, эти люди поняли главную слабость эпохи. В чем она заключалась? В желании сделать всех счастливыми, опираясь на силу разума при страстной любви ко всему иррациональному.

ЗАПУТАННАЯ ИСТОРИЯ

Философы и политики блистательного века желали исправить общество, сделать людей счастливыми — пусть даже насильно! Что за этим следует, нам хорошо известно — пучина террора. И дыхание кровавой революции уже ощущалось всеми. На этом фоне все больше появлялось магов, алхимиков, астрологов, прорицателей, чародеев, целителей... Огромной популярностью пользовался великий Франц Месмер, открыватель «животного магнетизма», у которого появились целые секты последователей. И наш красавец Казанова не отставал от него, он приобрел славу потрясающего лекаря: как же! Ведь ему удалось избавить от ломоты господина Латур д'Оверня, а еще убрать прыщи с прекрасного чела герцогини Шартрской, уж не говоря о том, что он умудрился продать принцу Курляндскому рецепт изготовления... золота! Говорят, Казанова устраивал сеансы ясновидения для принцессы Ангальт-Цербстской — блистательной маменьки нашей Екатерины II. Венецианец предсказывал ей будущее и вроде бы составлял шифрованные послания к духу ее бабушки, а также и ответы. Впрочем, шутки шутками, но существует много свидетельств того, что некоторые предсказания сбывались. К примеру, юной красавице мадемуазель Роман Казанова поведал, что она станет фавориткой короля, а ее сыну суждено осчастливить Францию, и все случилось именно так! Что ж, как говаривал сам чародей, «если предсказание не сбывается, то грош ему цена». Так можно ли считать, что все эти авантюристы были обыкновенными плутами и обманщиками? Очевидно, нет. Хотя, разумеется, каждый из них был плутом и искателем приключений, но каждый давал обществу то, чего оно требовало. А именно? Заряд энергии, если хотите — прививку пасси-онарности. А в эпоху надвигающихся социальных катаклизмов это было важно.

Знаменитые мистификации


Японский археолог Шиничи Фуджимура за поразительную удачливость получил от коллег прозвище Рука Бога. Ему удалось найти множество доказательств того, что цивилизация в Стране восходящего солнца возникла в незапамятные времена. Его слава и научная карьера закончились после опубликования фотоснимков неуемного папарацци, на которых было показано, как Фуджимура закапывает артефакты в ведущийся раскоп, а затем под звуки литавр и свет юпитеров находит их.


ОБМАНУТЬ МЕНЯ НЕ ТРУДНО

Количество информации, ежедневно обрушивающейся на голову среднестатистического гражданина Земли, не поддается даже приблизительному подсчету. Зачастую слух или новость, вырвавшиеся на свободу, начинают жить собственной жизнью, развиваясь и обрастая все новыми подробностями. Порой этот процесс трансформации необратим, и новость закрепляется в голове человека в виде заблуждения, которое он будет упорно отстаивать, оперируя столь же сомнительными фактами. К тому же не секрет, что слухи, сплетни и скандалы воспринимаются и запоминаются гораздо легче, и именно поэтому большинство людей предпочитают их скучным цифрам и научно доказанным фактам.

Железная леди


Весь март 1889 года Виктор Гюго прочил гневные письма в мэрию с требованием немедленно убрать с улиц Парижа башню, сконструированную Гюставом Эйфелем. Правда, это не мешало господину Гюго регулярно обедать в ресторане на самом верху уродливой громадины. На вопрос, зачем он это делает, если башня ему так не нравится, писатель отвечал: «Это единственное место во всем Париже, откуда ее не видно».


Все началось до банального просто. К столетнему юбилею Французской революции правительство Третьей республики решило организовать на Марсовом поле всемирную выставку. Историческое, но ничем не примечательное место решено было украсить сооружением, равного которому не видел мир. Известный инженер Гюстав Эйфель, основательно порывшись в своих архивах, внес на рассмотрение высокой комиссии чертеж 300-метровой железной башни.

Дорога для пробы


Исполнилось 175 лет со дня открытия первой в России железной дороги, соединившей Петербург с Павловском, Царскосельской, как её называли. С её вводом в строй Россия стала пятой железнодорожной страной в Европе и шестой в мире.


«Заморские затеи»

Первой в мире железной дорогой общего пользования стала линия длиной 56 км между двумя английскими городами Стоктоном и Дарлингтоном. Создателем этой дороги был замечательный инженер Джордж Стефенсон. Открытие её состоялось 27 сентября 1825 г. Поезд, управляемый самим Стефенсоном, ехал со скоростью всего около восьми километров в час. Под звуки марша он благополучно достиг Стоктона. Первая железная дорога «для всех» была открыта.

Пять лет спустя Стефенсоном была построена более длинная трасса между Ливерпулем и Манчестером, протяжённостью в полсотни километров. Но даже, после появления этих первых железных дорог продолжали распускаться нелепые слухи о вреде железнодорожного транспорта. «Общеизвестен факт, — писал один английский журнал, — что многие деловые люди от быстрого переезда из Манчестера в Ливерпуль нередко забывали цель своей поездки». А какой-то пожилой господин, говорилось в том же журнале, «настолько насытился скоростью, что в помутнении рассудка бросился на чугунный столб и размозжил себе голову».

Heterocephalus glaber


Благо общее или благо личное?

Генный инженер Иван Русый чувствовал себя героем мультфильма, с одного плеча которого шептал ангел, а с другого — бес. Несмотря на позднюю ночь, учёный о сне даже не думал. Он сидел в маленькой спаленке, за грубым письменным столом — призраком советских времён. Убогая лампа, не уступавшая в возрасте столу, бросала яркий свет на аккуратно разложенные стопки бумаг. Синие чернила, чёрная печать, рисунки молекулярных цепей — на всё это Русый смотрел озадаченно. Результаты многолетней мозгосокрушительной работы. Что теперь с ними делать?

Расшифровка генома голого землекопа, описание сотни экспериментов. Каждый приближал на шаг к заветной цели — продлению жизни. Судьба любит напористых. Бессонные ночи разродились плодом. Не бессмертием, но дожить до ста — может стать обыденностью. Изобретённое лекарство в силах продлить жизнь и до ста пятидесяти лет. Чем раньше вколоть, тем крупнее подарок. Препарат способен излечить раковые опухоли. Казалось бы, чего думать? Надо ликовать!

Возможно, Русый и забыл бы привычную сдержанность в эмоциях, если бы не вечерний визит.

После ужина в квартиру позвонили. На пороге стоял незнакомый мужчина, явно не русского происхождения. В одежде, внешности, осанке было что-то английское. Мужчина подходил к концу жизненного пути. Глаза светились гордостью, но светились тускло. Худое тело, хоть и держалось струной, дышало тленом.

Астральная генетинка


1

Однажды в одной из московских газет появилось следующее рекламное объявление: «Опытный экстрасенс установит все ваши предыдущие воплощения. Звонить по телефону ... в любое время дня и ночи. Пенсионерам скидка».

Профессор Иван Павлович Африкантов, работающий пенсионер, физик-теоретик и пламенный борец со всевозможной лженаукой и всяческой мистикой, прочитав данное рекламное объявление, немедленно принял решение дать беспощадный бой очередному шарлатану, предлагающему людям свои лжеуслуги. Решено — сделано. Почтенный профессор снял телефонную трубку, набрал нужный номер и внутренне собрался. Уж он-то, физик-теоретик Африкантов, здорово проучит этого очередного мошенника.

После третьего длинного гудка телефонную трубку на другом конце провода сняли, и приятный мужской голос сказал:

— Слушаю Вас, профессор! Здравствуйте!

Уж чего-чего, а такого начала Иван Павлович никак не ожидал. Этот шарлатан, получается, знал, что звонящий ему человек имеет учёное звание профессора. Да, тут было от чего онеметь на несколько секунд. Впрочем, почтенный учёный муж и не с такими коллизиями сталкивался за свою жизнь. Поэтому он немедленно взял себя в руки и загудел в телефонную трубку: