четверг, 23 апреля 2015 г.

Кофейные войны

Кофейные войны

Как Nestle совершила переворот на рынке кофе и не удержала новую монополию

В 1975 году, молодой швейцарский инженер, сотрудник компании Nestle Эрик Фавр и его жена прогуливались по улицам Рима и набрели на небольшое кафе. Заказав по чашечке эспрессо и попробовав напиток, молодые люди обомлели: кофе, который им подали, был вкуснее и насыщеннее, чем во всех других итальянских заведениях, в которые они успели заглянуть.

Тщательно расспросив бариста, Фавр узнал главный секрет: он не сразу пропускал воду через перемолотые зерна, а несколько раз подвергал кофе воздействию горячего пара. Вернувшись в Швейцарию, Фавр применил свои инженерные навыки и разработал полусферу, в основание которой встроил фильтр и мембрану. Так появилась кофейная капсула - изобретение, совершившее революцию в кофейной индустрии.

Лора Вандеркам. Книга о потерянном времени. У вас больше возможностей, чем вы думаете

Лора Вандеркам. Книга о потерянном времени. У вас больше возможностей, чем вы думаете
Вам не хватает времени ни на что? Поздравляем, вы не одиноки. У каждого из нас 24 часа в сутках, но только некоторым удается добиться многого, а остальные тратят время по пустякам и никогда ничего не успевают. Эта книга рассказывает о том, куда на самом деле уходит время и как можно использовать его лучше. О том, как распределить свои часы так, чтобы добиться прорыва в карьере, и как поменять приоритеты, чтобы сделать личную жизнь интересней. Следуйте рекомендациям автора и вы поймете, что у вас больше времени и возможностей, чем кажется.

Главы из книги:

Введение

Вторник, 14 июля 2009 года, был хорошим днем. Я открыла дверь квартиры где-то в семь утра и обнаружила, что пришел The Wall Street Journal с моим материалом. Наш двухлетний сын Джаспер проснулся примерно в это же время. Мы поиграли в пазлы и позавтракали, а в восемь я посадила его в коляску и по нежаркому солнцу повезла в садик в двух кварталах от нашего дома. Следующие четыре часа я писала. Потом 45 минут крутила педали на велотренажере и одновременно читала книгу, на которую мне надо было написать рецензию, — чтобы использовать время максимально эффективно. После этого я писала еще три часа. Закончив, я собрала перекус для Джаспера, которого забрала в начале пятого. Я хотела взять его с собой в Музей современного искусства посмотреть экспонат, о котором прочла. К сожалению, музей был закрыт, как всегда по вторникам, поэтому пришлось поменять планы, купить крендель у уличного торговца и насладиться более реалистичным «искусством» оживленной Пятой авеню. По крайней мере, во время экспедиции мы нашли необходимые сыну кроссовки. Мы пришли домой в полшестого и поиграли час до прихода няни. После этого я понеслась в Бруклин, чтобы провести собрание Хора молодых ньюйоркцев, президентом которого я являюсь. На встрече мы занимались долгосрочным планированием — обсудили, как заказать новую музыку, повысить наше мастерство и помочь людям почувствовать себя как дома в огромном городе. Примчавшись домой, я 45 минут обсуждала с мужем Майклом наши проекты и возможные имена для второго сына, который должен был появиться на свет через два месяца. К моменту отхода ко сну прошло примерно 17 часов, из которых восемь я работала (и 0,75 — одновременно занималась физическими упражнениями), четыре — общалась с семьей, а три потратила на волонтерскую деятельность. Остальное ушло на перемещения и разные мелочи.

Это был насыщенный день, без особых неприятностей, но и без грандиозных побед. Так почему я называю его «хорошим»?

Сэм Харрис. Свобода воли, которой не существует

Сэм Харрис. Свобода воли, которой не существует
Обладает ли человек свободой воли? Действительно ли человек несет полную ответственность за свои действия? Предопределены ли наши действия генами, внешней средой и воспитанием? Эти вопросы - не праздные. Вопрос свободы воли касается практически всех значимых для нас понятий. Моральные ценности, закон, общественные устои, политическая жизнь, религия, государственное управление, взаимоотношения, чувство вины и личные достижения - все главное в жизни человека обусловлено тем, что мы считаем себя и других людей личностями, обладающими свободой выбора. 

Известный американский ученый и философ Сэм Харрис ставит под сомнение, казалось бы, незыблемый постулат о свободе воли. Аргументированно и с помощью ярких примеров Харрис доказывает, что на самом деле свободы воли нет, но эта истина нисколько не разрушает нашу мораль и не преуменьшает важности политической и социальной свобод.

Главы из книги:

Вопрос свободы воли связан практически со всеми значимыми для нас понятиями. Моральные ценности, законы, политическая жизнь, религия, государственное управление, взаимоотношения, чувство вины и личные достижения — все главное в нашей жизни обусловлено тем, что мы воспринимаем другого как личность, способную на свободный выбор. Если бы научное сообщество объявило свободу воли фикцией, мир захлестнула бы идеологическая война куда более яростная, чем битва между противниками и сторонниками эволюции. Раз свободы воли не существует, грешники и преступники — это плохо отлаженные часовые механизмы, и любое требование покарать их по справедливости (а не остановить, перевоспитать или просто изолировать) кажется неуместным. Те же из нас, кто трудится не покладая рук и соблюдают законы, по сути не «заслуживают» приобретенных благ. Подобные умозаключения не случайно претят большинству: слишком высоки ставки.

Норб Воннегут. Боги Гринвича

Норб Воннегут. Боги Гринвича

ОПУБЛИКОВАННЫЙ В 2011 ГОДУ РОМАН МАСТЕРА ФИНАНСОВЫХ ДЕТЕКТИВОВ НАКОНЕЦ ВЫХОДИТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ «ЭКСМО»

11 декабря 2007 года

- Мне нужны мои деньги.

Джимми Кьюсак уставился в окно своего офиса в Эмпайр-стейт-билдинг. В обычные дни он любовался видом на южную часть центра Манхэттена. На востоке виднелся «Голдман Сакс», центральный офис на Брод-стрит, неприступная крепость мира финансов. На западе - статуя Свободы и скопление небоскребов, вырастающих из моря. Нью-Йорк привлекал огромные состояния и грандиозные сражения за управление ими.

Тату под хвост

Тату под хвост

ПОМНИТЕ ВРЕМЕНА, КОГДА ТАТУИРОВКА БЫЛА ПРИЗНАКОМ МУЖЕСТВЕННОСТИ? ТЕПЕРЬ ВСЕ РОВНО НАОБОРОТ

Если честно, татуировок у меня нет оттого, что я боюсь. Боюсь не только боли или последующих сожалений, но и того, что мне придется признаваться незнакомым людям в разных странных вещах. Например, что я не слышал песню группы Molly Hatchet и нахожу обложку их альбома клевой, потому что переиграл в компьютерные ролевухи. Но, как и в случае со многими другими решениями в моей жизни - такими, как решение стать журналистом, - этот мой трусливый выбор оказался в итоге весьма мужественным. Ибо я полагаю, что татуировки скоро станут исключительно уделом женщин.