вторник, 9 февраля 2016 г.

Ричард Флэнаган. Узкая дорога на дальний север

Ричард Флэнаган. Узкая дорога на дальний север
В этом удивительном романе, который Э.С. Грейлинг, член жюри Букеровской премии 2014 года, назвал шедевром, Флэнаган расскажет о судьбе австралийских военнопленных, брошенных на строительство печально известной Дороги смерти. Дороги, забравшей жизни десятков тысяч людей, погибших в нечеловеческих условиях вдали от дома. Но это не просто рассказ о трагических временах – это история любви, смирения и отваги. Это книга о том, что может сделать человек, поверивший, что шанс на будущее все еще есть.

Отрывок из книги:

Вот почему начало чего угодно всегда — свет? Самое раннее воспоминание Дорриго Эванса — солнце, затопившее своим светом церковный зал, где он сидит с матерью и бабушкой. Деревянный церковный зал. Слепящий свет, и он, топающий вперевалку туда-сюда, то предаваясь непостижимому радушию света, то выходя из него и попадая на руки к женщинам. Женщинам, любившим его. Было похоже, как будто заходишь в море и возвращаешься на пляжный песок. С волны на волну.

«Храни тебя Бог, — произносит мама, держа его на руках и опуская на пол походить. — Храни тебя Бог, мальчик мой».

Год, должно быть, 1915-й или 1916-й. Ему год или два. Позже подступила тень от поднятой руки, ее черный контур внезапно возник в сальном свете керосиновой лампы. Джеки Магвайр сидит на тесной кухоньке Эвансов, плачет. Тогда никто не плакал, кроме маленьких детей. Джеки Магвайр был стариком лет сорока, наверное, а то и больше, и все старался смахнуть тыльной стороной ладони слезы со своего изъеденного оспинами лица. Или он это пальцами проделывал?

В памяти Дорриго Эванса застряло только то, что старик плакал. Звук был такой, будто что-то ломалось. Замедляющийся ритм рыданий напомнил ему, как бил задними ногами о землю кролик, попавший в силки, единственный из всех слышанных в жизни звуков, что был похож. Да и выбор-то, с чем сравнивать, невелик: ему девять лет, зашел домой показать матери кровавый волдырь на большом пальце. До этого он всего раз видел, как плачет взрослый мужчина, зрелище поразительное. Случилось это, когда его брат, Том, вернулся с Большой войны во Франции и сошел с поезда. Швырнул вещмешок в горячую пыль запасного пути и вдруг разразился слезами.

Роман Злотников, Алексей Махров. Дорога к Вождю

Роман Злотников, Алексей Махров. Дорога к Вождю
В научную фантастику Иосиф Виссарионович не верил. Все эти мечтатели-идеалисты Жюль Верны, Уэллсы, Беляевы только отвлекали трудящихся от насущных задач социалистического строительства. И все-таки самая что ни на есть фантастика, какой являются путешествия во времени, оказалась реальностью. Да еще – полезной для СССР! Лишь благодаря путешественнику во времени удалось сорвать немецко-фашистский блицкриг 1941 года. Иосиф Виссарионович с глубоким уважением относился к Виталию Дубинину – человеку из будущего, который ценой собственного благополучия спасал Родину, - и готов был встретиться с ним лично, но дорога к Вождю оказалась нелегкой…

Отрывок из книги:

— Так что это за Российская Федерация? — спросил Батоныч, удивленно разглядывая мой паспорт.

В этот раз я оказался готов к странностям — хватило опыта двух предыдущих возвращений из прошлого. Когда «вдруг» пропадали две станции метро на моей ветке и менялся государственный герб. Словом, изменений хватало и кроме общей истории. Но чтобы настолько глобально, вплоть до исчезновения целого государства?

— А у ВАС это как называется? — вопросом на вопрос ответил я.

— В смысле: у вас? — сразу поймал меня на оговорке Батоныч. — У НАС государство называется «Конфедерация народов России ». Ты словно с Луны свалился. Хотя... Форма эта советская, паспорт несуществующей страны... Реально под дурачка косишь? Так не поможет тебе симуляция, дурилка. Все равно я с тебя должок в полной мере стребую.

— Я прибыл к вам из альтернативной реальности, — пожал плечами я. — Вернее, из того варианта реальности, который так и не осуществился благодаря моим действиям. Там существовала Российская Федерация, и Советский Союз распался в 1991 году.

Александр Мазин. Викинг. Земля предков

Александр Мазин. Викинг. Земля предков
Девятый век. Ладожское княжество. 
До Древней Руси еще сотня лет, однако она уже начинается. И начинается именно здесь, в Ладожском княжестве, куда, после трех с лишним лет странствий и битв, возвращается родившийся в двадцатом веке и нашедший себя в девятом Ульф Свити, Белый Волк, пришелец из будущего. Он воевал во Франции и в Англии вместе с легендарным Рагнаром Лотброком и его сыновьями. Он побеждал, проигрывал, терял. И вновь возвращал утраченное. У него новое прозвище и старые друзья, готовые умереть за него так же, как и он – за них. Вместе с ними Ульф пришел сюда, в Ладогу, чтобы отыскать своего пропавшего конунга, в гибель которого так и не поверил. 
Пришел, и тотчас оказался в самом центре схватки за право владеть землей своих предков.

Отрывок из книги:

— Ох, сомневаюсь я в этой истории, — пробормотал я, приложившись к ковшу.

Пивко уступало тому, что варила моя прекрасная женушка, но всяко лучше того, что когда-то называлось «Балтикой». Хотя, если по-честному, вкус «того» пива я уже не помнил. Слишком долго я здесь, в Средневековье, чтобы помнить, как оно там — в мире компьютеров, чиновников и телевизионных шоу. В мире, где меня звали Николай Григорьевич Переляк и где был я — уважаемый человек, оружейник и фехтовальщик, достигший своего естественного социального потолка.

Здесь, в Средневековье, я тоже стал уважаемым человеком и успел испробовать многое. От раба до хёвдинга, то есть вождя боевой дружины. Собственно, я и сейчас оставался вождем, вот только дружина у меня была — едва хватит, чтобы заполнить румы моего маленького драккара. Звали меня здесь до недавнего времени — Ульфом Черноголовым. Ульфа я придумал сам, а Черноголовым окрестили братья по палубе. Но в прошлом году один из моих хольдов, берсерк и великий воин Хавгрим Палица, «перекрестил» меня в Ульфа Хвити. Белого Волка. Никто не возражал. Я — тоже. Белый Волк — мой давешний зверь-хранитель, или как это там называется. Не важно. Важно, что, когда он приходит, мы танцуем. И танец этот — лучшее, что я испытывал в жизни. Зато для моих врагов он весьма неприятен.

Даниэла Стил. Блудный сын

Даниэла Стил. Блудный сын
Питер и Майкл – близнецы. Кардинально разные, они становятся заклятыми врагами еще детьми. И даже спустя годы примирение братьев не приводит к покою. Что на самом деле скрывает Майкл? Отбрасывая всякую осторожность, Питер спешит узнать правду. Но то, что он обнаруживает, навсегда меняет не только их жизни, но и жизнь всего города…

Отрывок из книги:

Питер Макдауэл сидел в своем кабинете, окруженный банковскими картонными коробками. Худшая неделя в его жизни наконец-то подошла к концу. Прошедший месяц стал сушим кошмаром не только для него, но и для всех «белых воротничков» с Уолл-стрит. Питер сидел за своим рабочим столом, уставившись в экран монитора. Он занимался этим все последние пять дней. Сегодня была пятница, 10 октября 2008 года, а иены на акции падали с понедельника. Это был худший обвал фондового рынка со времен Великой депрессии.

За последние несколько недель произошли катастрофические события, в результате которых карточный домик рухнул. Двадцать шесть дней тому назад «Леман Бразерз», один из старейших и наиболее уважаемых инвестиционных банков, объявил о своем банкротстве, оглушив своим заявлением весь финансовый мир. Еще более потрясающе прозвучал отказ правительства спасти банк, несмотря на то что прошло всего шесть месяцев, как поддержка была оказана другому банку, «Беар Стернз», купленному «Джей Пи Морган Чейз». Перед историческим заявлением «Леман Бразерз» Национальный Банк Америки официально подтвердил сведения, что государство выкупило акции не менее почтенной и уважаемой компании «Мерил Линч». Инвестиционные банки и финансовые институты по всей Уолл-стрит шатались, словно пьяные, а несколько более мелких банков уже закрылись. На следующий день после того как «Леман Бразерз» заявил о своем банкротстве, крупнейшая страховая компания страны потеряла 95 процентов своей стоимости, а шесть дней спустя пропала из индекса Доу-Джонса.

Эй. Джи. Рич. Рука, кормящая тебя

Эй. Джи. Рич. Рука, кормящая тебя
Результат блестящего сотрудничества двух талантливых писателей – Эми Хемпл и Джилл Симент!
Морган Прагер счастлива – ведь она встречается с лучшим мужчиной на свете. Все идет к свадьбе, пока однажды она не находит Беннета мертвым. Напуганная и опустошенная, девушка отправляется к родителям жениха, чтобы рассказать о его смерти. И – о ужас! – она узнает, что Беннет не тот, за кого себя выдавал. Вся его жизнь была ложью! А тут еще женщины, связанные с ним, начинают погибать. Значит, и Морган грозит смертельная опасность? Выход один – чтобы остаться в живых, надо узнать всю правду о женихе.

Отрывок из книги:

«Да» или «нет»:
Я хочу, чтобы все были счастливы.
Я всегда помогаю людям, не дожидаясь, когда меня попросят о помощи.
Я хотя бы однажды был донором крови.
Я мог бы отдать почку, чтобы спасти жизнь близкого друга.
Я мог бы отдать почку, чтобы спасти жизнь незнакомого человека.
Обычно я искренен.
Я отдаю больше, чем получаю.
Люди пользуются моей добротой.
В большинстве случаев людей можно и нужно прощать.

Сегодня я бы ответила на каждый из этих вопросов совсем не так, как еще год назад. При том что тест составила я сама. Я хотела дать новое определение хищника через выявление причин, по которым люди становятся жертвами. Тест этот был частью моей дипломной работы но судебной психологии в колледже уголовного права. Как сказал Гете, «на пороге всегда следует задержаться». Я как раз и была на пороге — в шаге от того, чтобы получить все, что хочу.

Вот тот вопрос, которым я задалась бы сегодня: Смогу ли я простить себя?

Стиг Ларссон. Девушка, которая застряла в паутине



Последний недописанный роман Стига Ларссона стал доступен читателям. Еще в 2011 году гражданская жена Стига заявила, что готова закончить роман мужа. Однако понадобилось 4 года, чтобы продолжение трилогии наконец вышло в свет. Честь завершить труд Ларссона выпала известному шведскому писателю и журналисту Давиду Лагеркранцу.

Новые времена настали в жизни Лисбет Саландер и Микаэля Блумквиста. Каждый из героев занят своими проблемами. Лисбет объявила войну криминальной империи своего отца, стремясь изничтожить даже самые малые ее остатки. У Микаэля трудный период – критики и коллеги устроили ему травлю, упрекая в утрате профессионализма, а его журналу «Миллениум» грозит «недружественное поглощение» крупным медиаконцерном. И все же хакерше и журналисту суждено встретиться снова. Блумквист ввязался в новое крупное расследование – убит знаменитый шведский ученый в области искусственного интеллекта. А Саландер вычислила, что за этим преступлением стоит ее самый злейший враг после Залы. И этот враг уже сплел свою смертельную паутину…