суббота, 5 апреля 2014 г.

Игорь Градов. Хороший немец – мертвый немец. Чужая война

Игорь Градов. Хороший немец – мертвый немец. Чужая война
«Убей немца!» — казалось, этот клич Ильи Эренбурга должен быть девизом любого «попаданца» на Великую Отечественную. Но что, если тебя угораздило перенестись не в сознание нашего бойца, а в тело гитлеровского офицера? Каково оказаться в шкуре лейтенанта Вермахта в разгар Ржевской мясорубки? Что делать, если на тебе немецкое «фельдграу», а твои окопы атакует советская пехота? Поднять руки? Но здесь не берут в плен. Отказаться воевать? Поставят к стенке. Стрелять над головами красноармейцев? Но они-то тебя не пощадят — ты для них та самая «гнилая фашистская нечисть», которой нужно «загнать пулю в лоб». Хватит ли у тебя мужества, чтобы признаться самому себе: «Я убит подо Ржевом»? Готов ты пожертвовать собственной жизнью не ради того, чтобы переиграть историю, а наоборот — чтобы прошлое осталось неизменным?!

Глава из книги:

Четыре панцера с крестами тяжело перевалились через немецкие окопы и начали ответное наступление. Прибежал с командного пункта обер-лейтенант Нейман, приказал — в атаку! Макс вздохнул, вытащил из кобуры «вальтер» и крикнул: «За мной!»

Первые сто метров он бежал пригнувшись, а потом распрямился — танки отогнали красноармейцев далеко назад, можно было не опасаться случайной пули. Но вот скоро опять вступит в бой русская артиллерия… Макс прибавил ходу: лучше не отрываться от своих танков, держаться прямо за ним. Все-таки прикрытие, так безопаснее…

Андрей Овсянников. Наблюдатель. Сказка про деньги

Андрей Овсянников. Наблюдатель. Сказка про деньги
Андрей Овсянников – заместитель директора Всероссийского государственного научно-исследовательского центра, последние 10 лет руководит работами по анализу и управлению рисками природного и техногенного происхождения. Отдельные результаты этих исследований положены в основу сюжета комикса-антиутопии «Наблюдатель».

Отрывок из книги:

Как только деньги вошли в жизнь ашэсов по-настоящему прочно, среди них (как, впрочем, и среди других обитавших на планете видов) появились отдельные представители-паразиты. Эти хитроумные твари придумали оригинальную схему обогащения. Наблюдатель назвал их ростовщиками, потому что, подобно землепашцам, растившим урожай из семян, они «растили» деньги, сначала раздавая их нуждавшимся и позже собирая богатую жатву. Получалось, что деньги, рожденные как эквивалент товара и исключительно для обмена, начали таким хитроумным способом размножаться сами по себе. На самом деле это было обычным воровством.

Понятие выгоды все больше влияло на поведение вирусов в повседневной жизни. Пользуясь нехваткой продовольствия в неурожайные времена, ростовщики, скупив предварительно почти все запасы, взвинчивали цены и объясняли это экономической выгодой. Но голодные толпы вешали их и брали продукты бесплатно, совершенно логично объясняя, что брать бесплатно несомненно экономически выгоднее, чем платить хоть какие-то деньги. Подсчитав убытки и похоронив собратьев по цеху, выжившие ростовщики методично отыгрывали потери.

История рекламного ролика, рассказанная гендиректором SodaStream

Даниэль Бирнбаум, SodaStream

Когда в 2007 году Бирнбаум пришел в SodaStream, компания еле сводила концы с концами. Но он верил, что индустрия газировки созрела для подрыва — и посягнул на Соке и Pepsi. А дальше случилось неожиданное.

Из-за перелета я пропустил Суперкубок 2013. Зато, когда вернулся с деловой встречи в израильский головной офис, мы с руководителями SodaStream отправились в бар, чтобы вместе смотреть американский футбол. По израильскому времени Суперкубок шел с полуночи до четырех утра, но никто не хотел пропустить матч. Дело в том, что SodaStream купила рекламное время, чего до нас ни одна израильская компания не делала. Крупный расход для фирмы нашего масштаба, но идеальный способ повысить узнаваемость бренда — ведь мы взялись активизировать сбыт в США.

Марк Даниэль Лахлан. Темный лорд. Заклятье волка

Марк Даниэль Лахлан. Темный лорд. Заклятье волка
Древние силы бросят вызов богам!
Тьма спустилась на Константинополь. Ходят слухи, что сам император пал жертвой проклятья. Ночью к нему прокрался оборотень, чтобы предупредить о страшной опасности...
Лишь одному человеку под силу спасти правителя. Это Луис, но он еще не знает, что должен не только освободить императора от чар, но и защитить свою любимую...

Отрывок из книги:

Може убил двух из толпы и теперь бежал по лабиринту тесных переулков со всех ног. Притворяться больше нет смысла, надо уйти от погони, от тех, кто схватил Аземара.

Народу на улицах почти не было, только нищие жались к дверям и порогам. На бегущего монаха они смотрели со страхом — обнаженный меч привлекал слишком много внимания. Все эти люди потенциальные осведомители, решил он. Необходимо спрятаться раньше, чем его заметят те, кто пытался схватить, или же городские стражники. Стремительно темнело, тусклый день проигрывал битву с наползающими черными тучами. Все, что можно сделать, — бежать, пока совсем не стемнеет.

Он завернул за угол и оказался в узком переулке, где дома едва не касались друг друга. Здесь было пустынно, он воспользовался моментом и спрятал меч обратно в свернутую походную постель, чтобы не привлекать внимание солдат и стражников, которые время от времени проходили мимо.

Чеви Стивенс. Беги, если сможешь

Чеви Стивенс. Беги, если сможешь
Психиатр Надин Лавуа оказывает поддержку жертвам насилия. Пытаясь узнать причины, подтолкнувшие молодую девушку к самоубийству, Надин попадает в место, которое кажется ей очень знакомым. Тяжелые события из детства начинают всплывать в памяти, и внезапно происходит то, чего она совсем не ожидала. Надин понимает, что страхи и ужасы прошлого намного ближе, чем кажется…

Отрывок из книги:

Вечером того дня, когда к нам поступила Франсин, я вернулась домой совершенно измотанная, не переставая мысленно прокручивать разговор с Хизер. Мне требовалось с кем-то поболтать, и я позвонила Конни — моей ближайшей подруге и коллеге. Мы дружили с университетских времен и, даже выйдя замуж, старались хотя бы раз в год проводить отпуск вместе. Иногда нам удавалось выбраться только на какую-нибудь конференцию, но и там мы веселились от души — запирались в номере, поедали фастфуд и смотрели дурацкие фильмы.

Конни только вернулась из двухмесячного путешествия по Новой Зеландии, так что нам было о чем поговорить. Мы с ней переписывались, но теперь я подробнее рассказала о переезде и новой работе. Потом я перешла к Хизер и, не вдаваясь в подробности ее положения, упомянула, что наши беседы всколыхнули во мне некоторые воспоминания. Мне раньше не приходилось обсуждать с Конни свою жизнь в коммуне или причины моей клаустрофобии, так что разговор вышел долгий. В конце я рассказала ей про внезапно нахлынувшие воспоминания об Иве.

Марат Буланов. Гримасы подсознания, или Проклятие ведьмы

Марат Буланов. Гримасы подсознания, или Проклятие ведьмы
Захватывающее повествование, наполненное приключениями в загадочных местах. Читателя ждет исторический экскурс через загадки и тайны времени, эзотерику и… подсознание. Книга о современности с элементами фэнтези, но с погружением в Средневековье. И как тут обойтись без любви молодых людей, свершающих благородные поступки и борющихся с ужасающе порочными злодеями…
Книга «Гримасы подсознания, или Проклятие ведьмы» автора М. Буланова — своего рода возрождение романтических традиций в современной литературе.

Отрывок из книги:

Гуцульский мольфар

Оставшись одна-одинешенька в лесу, Нина поддалась еще большей панике и страху. После нападения дикой свиньи она и так страшно перепугалась, впала в состояние ступора. А тут в наступившей тишине, в чащобе и вовсе потеряла над собою контроль. Тело девушки дрожало, как от сильного озноба, руки не слушались и ноги почти не держали. И горемыка где стояла — там и села, пытаясь крикнуть о помощи. Но вместо крика только и удалось, что раскрыть как рыбе рот в беззвучном ужасе охвативших животных эмоций.

Евгения, опоры и защитника, рядом не было и дама оказалась совсем не готова к нежданному повороту событий. Нет-нет, она даже не думала о том, что могло с ним случиться, жив ли бедный парень вообще. По жизни самовлюбленная, лапочка думала только о себе, о своем незавидном, безвыходно-мрачном положении. Мысли наскакивали одна на другую, казалось, что самка кабана вот-вот покажется из-за кустов и нападет, и изувечит такое нежное, ухоженное девичье тело, которым мадемуазель в тайне не без основания гордилась…

Лариса Соболева. Седьмое небо в рассрочку

Лариса Соболева. Седьмое небо в рассрочку
История двадцатилетней давности безжалостно вторгается в относительно благополучную жизнь героев. Ксения и Шатунов знакомы с давних пор, и их связывает не одна тайна. Встретившись когда-то, они оказались друг для друга судьбой. И вот теперь Ксении грозит опасность – она слишком близко подобралась к раскрытию давнишнего преступления. Но кому-то это очень не нравится. Шатунов пытается спасти ее, но опаздывает, сам едва не попадает в западню и понимает, что их… заказали. Он пытается выяснить, кто за этим стоит, чтобы отомстить за смерть Ксении. Но… там, где настоящее переплетается с прошлым, возможны неожиданные повороты судьбы…

Отрывок из книги:

Ранним утром Маша понеслась домой, ведь без нее земля под домом провалится, дочки помрут с голоду, а муж с горя повесится на первом суку. Неожиданно к ней в машину забралась Сабрина:

– Теть Маша, я – к вам. Мне нужна помощь дяди Володи.

Для пущей убедительности она потрясла перед ее носом заготовкой – агрегатом, напоминающим моторчик. Маша с техникой не дружила, самое большое ее достижение в данной области – умение управлять автомобилем и бытовыми приборами. Другое дело муж, у него самолет полетит без крыльев, автомобиль поедет без колес, так что желание Сабрины встретиться с ним по части моторчиков вполне естественное и подозрений не должно вызывать. Все бы ничего, если б не ночной диалог, к тому же Сабрина не частая гостья в их доме, выходит, ей что-то нужно? С другой стороны, муж в дом Таты не придет даже под страхом смертной казни, Сабрина это знает. Кстати, дочь подруги вовсе не походила на потерянную девочку, какой Маша застала ее ночью, а с мужем они когда-то заключили договор: историю Леньки и Таты – никому и никогда! Тем более дочери! Да ни за что!

Король на века

Ричард Львиное Сердце
В то время когда другие, гораздо больше сделавшие для Англии короли спят в забвении, Ричард Львиное Сердце увековечен в памятниках, книгах и фильмах.

Бессмертие имени Ричарда обеспечили два обстоятельства. Во-первых, в его эпоху жил Робин Гуд, и ни одна книга или киноповествование о зеленых лесных братьях не обходились без упоминания о Львином Сердце. Во-вторых, пока король был в походах и сидел в плену, страной управлял его младший брат, Иоанн Безземельный, настроивший против себя всех, включая собственных баронов. На фоне такого правителя, мозолившего всем глаза, его брат, находившийся где-то далеко казался особенно привлекательным.

Парадокс заключается в том, что Ричарду, не говорившему по-английски, выросшему во Франции и проведшему в Англии в общей сложности меньше года из десяти лет правления, историей было уготовано стать символом английской идентичности. Точнее, время от времени становиться таким символом — в те моменты, когда страна задумывалась о своем месте в мире, о роли рыцарства в британской истории и британском характере, о религиозной терпимости и борьбе за веру.

Джон К. Богл. Инвесторы против спекулянтов

Джон К. Богл. Инвесторы против спекулянтов
О том, как спекуляции стали доминировать над инвестициями. К такому нелицеприятному заключению приходит Джон Богл, создатель первого индексного фонда.

За последние 60 лет на финансовом рынке произошли бурные изменения. Культуру долгосрочного инвестирования вытесняют краткосрочные спекуляции, а расходы на биржевые операции лишают инвесторов значительной части дохода. Будучи одним из активных участников финансового сектора, Богл на примере знаменитого Wellington Fund демонстрирует превосходство благоразумной традиции долгосрочных инвестиций над агрессивными спекуляциями. Анализируя столкновение таких разных финансовых культур, автор призывает вернуться к общим принципам долгосрочного инвестирования и предупреждает о последствиях, пагубных для государства, общества и инвесторов.

Книга рекомендована Уоренном Баффетом в письме акционерам фонда Berkshire Hathaway; получила прекрасные отзывы ведущих финансовых изданий и игроков фондового рынка.

Для тех, кто уже инвестирует, только собирается это делать или хочет разобраться в том, как устроен фондовый рынок. И, конечно, для тех, кто знаком с предыдущими книгами Богла.

Глава 2. Общество двойных агентов и «счастливый тайный сговор»

Как мне кажется, большинство читателей никогда раньше не встречали выражение «общество двойных агентов» в этом контексте. Но данное явление стало решающим фактором в корпоративной (финансовой) структуре страны. Первое общество агентов появилось в нашей деловой культуре два века назад. Со времен промышленной революции права собственности на компании перешли от семей и предпринимателей к широкому кругу акционеров. Но руководители компаний — агенты, которым доверено соблюдать в первую очередь интересы акционеров, — слишком часто пользовались преимуществом своего статуса агента и ставили собственные интересы выше интересов своих принципалов.

Джон К. Богл. Инвесторы против спекулянтов

Джон К. Богл. Инвесторы против спекулянтов
О том, как спекуляции стали доминировать над инвестициями. К такому нелицеприятному заключению приходит Джон Богл, создатель первого индексного фонда.

За последние 60 лет на финансовом рынке произошли бурные изменения. Культуру долгосрочного инвестирования вытесняют краткосрочные спекуляции, а расходы на биржевые операции лишают инвесторов значительной части дохода. Будучи одним из активных участников финансового сектора, Богл на примере знаменитого Wellington Fund демонстрирует превосходство благоразумной традиции долгосрочных инвестиций над агрессивными спекуляциями. Анализируя столкновение таких разных финансовых культур, автор призывает вернуться к общим принципам долгосрочного инвестирования и предупреждает о последствиях, пагубных для государства, общества и инвесторов.

Книга рекомендована Уоренном Баффетом в письме акционерам фонда Berkshire Hathaway; получила прекрасные отзывы ведущих финансовых изданий и игроков фондового рынка.

Для тех, кто уже инвестирует, только собирается это делать или хочет разобраться в том, как устроен фондовый рынок. И, конечно, для тех, кто знаком с предыдущими книгами Богла.

Глава 1. Столкновение культур

На протяжении всей своей долгой карьеры я наблюдал, как традиционная разумная культура долгосрочного инвестирования вытесняется новой агрессивной культурой краткосрочных спекуляций.