понедельник, 26 января 2015 г.

Павел Мамонтов. Общий враг

Павел Мамонтов. Общий враг
Необъяснимый катаклизм – Прорыв, забросил несколько российских поселений в другой Мир, смертельно опасный для человека. Двадцать пять лет колонисты сражались за право просто жить на этой земле. В том числе – сражались и между собой. Но теперь найден истинный враг, решивший поработить всех людей. И колонисты объединились в борьбе с ним. Виктор Ахромеев, командир разведгруппы Зелёного Города, верный своему долгу, готов идти на острие атаки, защищая своих. Так, как его учили наставники. Но опасность всегда подстерегает там, где её не ждут. А в Мире Колоний живут и побеждают только те, кто сражается насмерть.

Глава из книги:

На следующий день я взялся за дело, которое давно откладывал, – отнёс в починку свою броню. Панцирь – моя личная собственность, как и берцы, как и «стечкин». Холю и лелею их, как могу. За панцирем слежу, смазываю (хотя титан и алюминий, конечно, не ржавеют, но на всякий случай, чтобы лишнего звяканья не было), при необходимости отношу не переборку. За свои деньги, конечно. Мои берцы – это вообще предмет зависти. Другие такие в Зелёном Городе непросто найти. Стоят они как броня средней работы, причём заслуженно. Лёгкие и удобные, непромокаемые, с вставками из искусственной кожи и усиленным носком – для ломания костей и прочих преград. А «стечкин» – это тоже отдельная история. Я считаю, что АПС – это лучший пистолет в обоих мирах. Но мой «стечкин» не простой. Это подарок отца. А он его получил тоже то ли в подарок, то ли как награду неофициально, от одного очень важного человека. Это пистолет ручной сборки, а значит, отличается особой надёжностью и отлаженностью. Даже на Внешней Земле он стоил бешеных денег, а тут тем более. Правда, патроны для него, калибра 9 × 18 мм, трудно достать: ну не жалуют у нас пээмовский патрон, ничего здесь не поделаешь.

Зато защитный амулет «Силуэт-М» выдан Колонией, но подзаряжаю его я за свой счёт. Кстати, неплохо было бы амулет проверить.

Кен Маклауд. Ночные проповеди

Кен Маклауд. Ночные проповеди
Шотландия, недалекое будущее. После войн на Ближнем Востоке, битвы при Армагеддоне и Потопа, атомной бомбардировки Иерусалима и Лос-Анджелеса пришла пора Великого Отчуждения. Первое Просвещение отделило церковь от государства. Второе Просвещение отделило религию от политики. В этом мире функционируют два космических лифта, на орбите добывают энергию, а боевые роботы с высокоразвитым искусственным интеллектом после конверсии пытаются приспособиться к мирной жизни. В этом мире верующие – маргинальное и вызывающее недоверие меньшинство, и теперь кто-то начал за ними охоту. Поначалу детектив-инспектор Адам Фергюсон решает, что виновников надо искать среди групп воинствующих атеистов, оставшихся после Войн за Веру, но когда круг подозреваемых и жертв начинает расширяться, становится ясно, что убийства священников – лишь верхушка айсберга, и, возможно, на кону стоит судьба всего мира.

Глава из книги:

17:30. Самый час пик. Все устремились домой. Наверху Лейф Уок – бампер к бамперу, на тротуарах – локоть к локтю. Гудели движущиеся машины, скрежетали и визжали останавливающиеся, взревывали трогающиеся. Машинный шум мешался с топотом множества ног. Полански нервно дымила сигаретой. Хатчинс сидела на дорожной тумбе и, кривясь, глядела на россыпь окурков. Лодырь же наблюдал за дирижаблем, плывущим к причальной мачте Турнхауса.

– Я все же считаю, что нам следовало его задержать, – сказала Полански. – Он же принес бомбу. В этом-то он признался.

– Он признался в том, что доставил пакет, который был использован для размещения бомбы, – заметил Фергюсон. – Чувствуешь разницу?

Полански хмыкнула.