понедельник, 21 октября 2013 г.

Дэн Уэллс. Мистер Монстр

После того как Джон Кливер расправился с Клейтонским убийцей, прошло всего несколько месяцев, а в городе объявился новый маньяк. На этот раз его жертвы — женщины. Мистер Монстр — темная сторона Джона, которую он с трудом пытается в себе подавить, — выпущен на свободу. Пятнадцатилетний истребитель маньяков выходит на след убийцы, но тот оказывается хитрее. След приводит Джона в ловушку…

Впервые на русском языке вторая книга трилогии Дэна Уэллса, сравнимой по популярности со знаменитым сериалом о Декстере.

Отрывок из книги:

Я в подземелье прибивал кого-то гвоздями к толстой доске, когда зазвонил телефон. Я открыл глаза и сел на кровати, слыша шаги мамы, которая шла к сотовому. Было пять утра. Я проспал почти два часа.

— Слушаю, — сказала она.

Голос ее звучал приглушенно, но столь ранний звонок означал только одно: коронер вез труп, которым срочно нужно было заняться. Возможно, днем его собирались отправить родственникам. Я поднялся и надел рубашку.

— Пока.

Я услышал щелчок — это мама захлопнула раскладной телефон, потом заскрипел пол. По шагам я понял, что она вышла в коридор. Мгновение спустя она открыла мою дверь:

— Просыпайся, Джон, нужно… ой. Ты вообще спишь когда-нибудь?

— Рон звонил? — спросил я, натягивая носки.

— Да, они везут… откуда ты знаешь?

— Я гений, — ответил я. — Наверное, нужно сообщить Маргарет, раз такая спешка.

Нюша: Я попала в ловушку собственных чувств

Я должна была доверяться Максиму безоговорочно, не думая. У меня же это получилось далеко не сразу...

Одно неловкое движение — и он едва успевает меня подхватить, чтобы не расшиблась о лед. В  фигурном катании все как в любви: необходимо чувствовать партнера, следовать за ним, совпадать характерами... А любая ошибка или болезненный удар идут тебе «в копилку». Всегда с замиранием сердца наблюдала, как фигуристы кружат по арене, взявшись за руки: она — такая невесомая, в порхающей юбке, того и гляди взлетит... А он — в обтягивающем костюме, который подчеркивает его мужественность: как легко он подхватывает ее на руки и увлекает в страстном танце! В общем, на льду я в первый момент почувствовала себя той самой коровой... И благодаря партнеру Максиму Шабалину во время подготовки к «Ледовому шоу» постепенно начала превращаться в бабочку. Говорю же: здесь как в любви — когда с тобой правильный человек, он окрыляет! А если герой не твоего романа — не избежать падений и синяков.

Не знаю, увы или ура, но и ярких эмоций, и разочарований к своим 23 годам я пережила немало. Уже не «впервые на арене». Где та безбашенная Нюша, что когда-то бросалась в любовный омут с головой? Теперь я стала осторожнее — как бы вновь не поскользнуться...

Учитывая график работы, сейчас я почти никогда не хожу по городу одна. А раньше, когда еще не была популярной певицей, со мной легко могли познакомиться обычные парни с улицы. Но, как выяснилось, это большая лотерея: на планете Земля случайно сталкиваются два незнакомых человека, которые могут жить совсем разной жизнью... Чисто математически вероятность «любви до гроба» тут ничтожно мала. У меня вот пока не получалось: даже первой любовью ту встречу я могла бы назвать с натяжкой...

Генри Кавилл: проклятие Супермена

Все шло своим чередом. Он уже расправился с ордой тупых орков, добрался до подземелья и хотел было сразить мечом словно из-под земли появившегося свирепого дракона, когда раздался тот самый телефонный звонок...

На экране телефона высветилось имя «Зак Снайдер». Ну вот, так он и думал: сейчас Зак вежливо поблагодарит его за участие в пробах, скажет, что Генри был очень, очень крут, но на роль Супермена, конечно, утвердили другого актера... Придется нажать на паузу и на время выключиться из компьютерной игры. Что ж, Генри не привыкать выслушивать отказы. Хуже всего было, когда Дэниел Крейг прямо из-под носа увел у него роль Джеймса Бонда: тогда Генри всерьез подумывал уйти из кино и поступить на военную службу вслед за старшими братьями. Каково же было его изумление, когда мистер Снайдер довольно будничным тоном заметил, что Супермен у него в кармане и вообще та проба, когда его заставили натянуть пропахший нафталином костюм легендарного супергероя, принадлежащий Кристоферу Риву, была единственной. В смысле — Зак больше никого не пробовал. Нет, конечно, студия подсовывала ему то Арми Хаммера, то Джо Манганьелло, и оба просто отличные ребята, но Зак точно знал: Суперменом в фильме «Человек из стали» будет только Генри Кавилл.

Пирс Пол Рид. Дочь профессора

Роман «Дочь профессора» — рассказ о попытке начать революцию в США во второй половине 60-х годов. О том, как трое студентов отделения политической теории Гарвардского университета «на полном серьезе» задумали поднять революцию, и о том, к какому нелепому и плачевному результату привела эта попытка.

Отрывок из книги:

1

Семеро студентов занимались в семинаре по политической теории, руководимом профессором Ратлиджем. Все они были третьекурсниками, за исключением Дэнни Глинкмана, который учился на втором курсе, и католического священника Элана Грея, члена иезуитского ордена, который работал над диссертацией.

Эти семеро были выбраны из ста гарвардских и рэдклиффских студентов, подававших заявление о приеме в семинар, как наиболее одаренные и эрудированные в этой области знаний. Ни по способностям, ни по возрасту их, разумеется, никак нельзя было поставить на одну доску. Пожалуй, самым одаренным из них был Дэнни, только его мозг был подобен мотору, работающему с большой нагрузкой, но вхолостую. Элан, священник, имел за плечами лишние десять лет жизненного опыта, научившие его соизмерять взлеты интеллекта с реальностью, а Джулиус Тейт, американец мексиканского происхождения, несмотря на неполных двадцать два года, в подходе к решению проблем проявлял здравый смысл, ничуть не уступая в этом священнику.

Внешний облик Джулиуса Тейта лишь усиливал впечатление, производимое его интеллектом. Он был высок, строен, у него были сильные, красивые руки и правильные черты лица, несколько романтического склада. Всего этого в сочетании с темными волосами, смуглой кожей, меланхолической улыбкой и ярким блеском глаз было достаточно, чтобы вывести из равновесия двух студенток семинара — Дэбби Купер и Кейт Уильяме, — и хотя после первых трех-четырех занятий семинара им удалось кое-как совладать с собой, они с куда большим вниманием прислушивались к его редким скупым словам, нежели к сверкающему потоку темпераментного красноречия Дэнни.

Остров доброго тепла


Из всего обилия современных бытовых приборов кухонная плита - самый, пожалуй, необходимый. Телевизор, холодильник, стиральная машина появились в домах сравнительно недавно, в то время как плита и ее родственница-печь были там всегда, спасая наших предков от голода и холода.

Предок плиты - костер, зажженный людьми в незапамятной древности, чтобы готовить пищу, греться холодными ночами и отгонять хищников. Позже появились первые печи - вырытые в земле ямы, на дне которых разводили огонь, а сверху помещали мясные туши на вертеле или котлы с похлебкой на специальном треножнике. На сильном пламени кушанья жарились и варились, на угасающем - подогревались, долго оставаясь теплыми.

Жажда ангела

Один из самых читаемых японских писателей Юкио Мисима придумал, поставил и сыграл финал своей жизни как спектакль, в котором были статисты, зрители и он, Мисима, в главной роли.

В 1908 году губернатором японской колонии на острове Сахалин был назначен Садаатаро Хираоко. Эта должность стала венцом карьеры амбициозного выпускника юридического факультета Императорского университета, который он окончил в 1892 году. Через год Садаатаро женился на высокообразованной, утонченной Натсуко Нагаи - девушке из старинной самурайской семьи, меж тем как Садаатаро не мог похвастаться знатным происхождением. Этот брак по всем статьям должен был считаться мезальянсом, если бы не одно обстоятельство: Натсуко с детства отличалась неуравновешенностью, и семья была только рада поскорее избавиться от истерички, тем более что Натсуко была старшей из 12 детей, и младшие не могли вступить в брак раньше ее.

В 1914 году за должностной проступок Садаатаро - он пытался спекулировать сахалинским лесом - отправили в отставку. Звезда его закатилась. Он пытался заняться бизнесом, но, не имея к этому способностей, быстро обанкротился.

В браке Садаатаро и Натсуко родился единственный ребенок - сын Адзуса. По характеру он был полной противоположностью и взбалмошной матери, и жизнерадостному отцу. Адзуса вырос сдержанным прагматиком, трудно сходившимся с людьми. Получив образование на том же, что и отец, юридическом факультете Императорского университета, он занимал невысокую должность в одном из департаментов Министерства сельского, лесного и рыбного хозяйства. В 1924 году Адзуса женился на Сидзуэ Хаси.

Джерсейская лилия

Картина «Джерсейская лилия» художника-прерафаэлита Джона Эверетта Милле имела феноменальный успех - редко когда портрет, а не жанровое полотно, привлекал к себе столько внимания. И уж совсем невероятным было то, что эта картина разом изменила скучную жизнь изображенной на ней Лили Лэнгтри.

В 1878 году в Лондоне, в Королевской академии художеств была выставлена работа Джона Эверетта Милле «Джерсейская лилия». Желающие полюбоваться полотном выстраивались в очередь, а саму картину пришлось защитить ограждением, чтобы зрители не подходили слишком близко, - красота изображенной на нем женщины завораживала. Критики пытались объяснить успех полотна тем, что его автор, самый востребованный и высокооплачиваемый художник Англии, воплотил в нем не викторианский стиль с его уже набившим оскомину прагматизмом, а чувственный романтизм. Но сам Джон Милле считал, что, например, выставленное им в 1853 году жанровое полотно «Приказ об освобождении» куда эмоциональнее, и признавался, что успех «Лилии» для него загадка.

Таких неожиданных успехов, как, впрочем, и неудач, в творчестве «Братства прерафаэлитов», одним из основателей которого был Джон Милле, случалось немало. В 1848 году, после выставки в Королевской академии художеств, Милле вместе с двумя другими молодыми художниками - Данте Габриелом Россетти и Холманом Хантом - объединились, чтобы выработать принципы новой живописи, опирающейся на традиции художников Раннего Возрождения, работавших еще до того, как Рафаэль и Микеланджело поставили человеческую фигуру в центр полотна и стали уделять меньше внимания окружающим деталям. «Дьявол - в деталях», - считали молодые художники. А Милле в своей убежденности, что на картине нет второстепенных деталей, выделялся даже среди «братьев». Недаром его картина «Христос в родительском доме», написанная в 1850 году, вызвала в Лондоне настоящий скандал: никто еще не изображал семью плотника Иосифа и мальчика Иисуса настолько живыми и обыкновенными.

Путешествие пилигрима

Ричард Тиффани Гир, возможно, гордится своей родословной, однако никогда о ней не распространяется. Это дотошные поклонники вызнали, что он и по матери, домохозяйке Дорис Тиффани, и по отцу, скромному страховому агенту Гомеру Гиру, - прямой потомок пилигримов, прибывших в Новый Свет в 1620 году на легендарном галеоне «Мэйфлауэр». На его борту, согласно корабельному журналу, находились сто два переселенца: «сорок один взрослый мужчина, девятнадцать женщин, дети, а также, как минимум, две собаки». Они основали Плимутскую колонию - старейшее в США поселение англичан, и они же, согласно американской мифологии, составляют соль американской земли, ее аристократию.

А еще поклонники Ричарда Гира из числа специалистов по генеалогии установили, что актер находится в родстве с покойной принцессой Дианой. Но эту информацию Ричард Гир не подтверждает, но и не опровергает: он вообще по поводу своей семьи, детства и даже поздних этапов существования говорить не любит. Однако в одном из интервью, которые он время от времени все-таки вынужден давать, поведал, что его семья большим достатком не отличалась: «Родители по-прежнему живут в том же доме, в той же деревне Северные Сиракузы в штате Нью-Йорк, где и прожили всю жизнь и где я и мои три сестры и брат ходили в школу. Большими доходами страховой агент похвастать не может, однако родители жертвовали всем, чтобы дать нам хорошее образование. Мы все занимались музыкой, и я за это им очень благодарен».

Леа Сейду - новая Марианна


Кинематографическая карьера Леа Сейду пока еще не слишком длинная, но настолько впечатляющая, что во Франции молодую актрису уже называют наследницей «богинь» французского экрана и воплощением национального духа. Ходят слухи, что именно ей предложат позировать для символа Франции - Марианны, изображения которой украшают все государственные учреждения страны.

Итогов Каннского фестиваля 2013 года с нетерпением ждали кинокритики и любители кино во всем мире. Такой интриги в Канне не было давно. Всех волновало, как оценит жюри основного конкурса фестиваля самую яркую из представленных работ, очаровавшую и прессу, и зрителей картину режиссера Абделатифа Кешиша «Жизнь Адель». Ведь в фильме рассказывается история любовных отношений юной француженки Адель и ее старшей подруги, художницы Эммы. Сильная, драматичная история любви, но - совсем не то, к чему привыкли зрители. К тому же председателем жюри основного конкурса фестиваля был выдающийся американский режиссер Стивен Спилберг, имеющий репутацию если не консерватора, то, во всяком случае, человека вполне традиционных взглядов. И все же «Жизнь Адель» получила главный приз фестиваля, «Золотую пальмовую ветвь». Более того, жюри пошло на беспрецедентный шаг: актрисам Леа Сейду и Адель Экзарко-пулос, исполнительницам главных ролей, вручили еще одну «пальму», в качестве специального приза.

Илья Подольский. Огненная печать

Ни жива ни мертва от изумления и страха вглядывается Ева в таинственный отпечаток на своей руке. Неужели это пламенеющее изображение фантастической птицы оставил древний серебряный браслет, нежданный-негаданный подарок от пожилого чудака-профессора? «Если так, то мне достался амулет, обладающий магической силой!» – с трудом веря самой себе, заключает Ева и… обретает дар ясновидения. «Что же это: благо или зло? Кто он – тот загадочный старик, подаривший мне браслет? И главное, что мне теперь делать?!» – растерянно спрашивает себя Ева и получает странное письмо от человека без имени…

Отрывок из книги:

И снова ночь. Вот оно – древнее сарматское украшение. Я сижу за письменным столом, где, как в океане, раскиданы всевозможные острова из книг, из тетрадей и остального хлама, без которого моя жизнь – не жизнь, а болото. Браслет лежал на белом альбомном листе. Я подумала, что на чистом фоне орнамент будет отчетливей и ничто не отвлечет моего внимания.

Если украшение имеет такое сильное магическое влияние на мой рассудок, то я в какой-то степени имею право говорить с ним. Будто перед глазами не серебряное украшение, а хрустальный шар, в котором я должна увидеть… Но что? Что могут сказать эти примитивные начертания, эти простые символы?

Из того, как расшифровала их Рита, ничего странного не обнаружить. Понятно, что по одному краю браслета рисунок символизирует воду, по другому – воздух. Между этими границами – солнце и земля. Но почему?