суббота, 25 января 2014 г.

Анатолий Кольцов. Под созвездием Большого Пса. Полукровка

Это реальная, захватывающая история о необычном щенке, который стал уникальным дворовым псом. И, конечно, принимал самое активное участие в самых разных событиях, происходивших вокруг него. Захватывающий детективный сюжет раскрывает, как важна и необходима настоящая дружба, своевременная поддержка, взаимовыручка.

Замечательная природа Среднего предгорья стала ареной действий жестокой банды, которой, казалось, никто не мог противостоять. Но ложь, предательство, коварство и хитрость не помешали настоящим мужикам проявить свои самые лучшие человеческие, а собакам — самые лучшие собачьи качества.

Там, под созвездием Большого Пса, и не такое случалось!

Отрывок из книги:

Вернулся Палкан домой под утро невыспавшийся, сильно уставший, и грустная тема ещё больше бередила мозг. Едва он успел прикрыть глаза, но ещё не успев вкусить сладостей сновидения, как услышал голос нового хозяина:

— Палкан, ко мне!

«Хочешь не хочешь, а идти надо, Николай зовёт. Что это ещё за новости спозаранку?»

А дело было в том, что Николай на это утро сговорился с молодым приятелем и тёзкой Колькой Коваленко, балагуром и весельчаком, сходить на охоту.

Олимпиада на авось

В царской России развитие национального спорта было делом десятым. Впервые сборная приняла официальное участие только в V олимпийских играх, проводившихся в Стокгольме. И это был «полный, небывалый разгром».

УПУЩЕННОЕ ВРЕМЯ: РАЗЛАД И ИНТРИГИ

Вечером 25 июня 1912 года (все даты по н. ст.) на набережной Петербурга было необычайно оживленно: толпа народа, национальные флаги, музыка, крики «ура!»... Так провожали наших спортсменов на Олимпийские игры в столицу Швеции. Это была первая Олимпиада, в которой они принимали участие официально, то есть при посредничестве Национального олимпийского комитета и поддержке правительства. Вез российскую сборную огромный четырехпалубный океанский пароход «Бирма». «Редкое зрелище представляла «Бирма», — вспоминал атлет Людвиг Чаплинский, — здесь собрался весь цвет русской молодежи, надежда нации. Повсюду сухие мускулистые тела, искрящиеся силой и здоровьем...»

Сейчас вылетит кошка


Что с человеком ни делай, а он все норовит в лежачий камень превратиться. Нашел удобное положение, и все. Фотографы хорошо это знают: у них главная задача при съемке человека — вывести его из привычного состояния.

Штатный фотограф журнала Life Филипп Халсман тоже считал, что главное в его деле не композиция кадра и не свет. Важно обнажить в портретном снимке суть человека, добиться того, чтобы в момент съемки герой расслабился и повел себя естественно. Лучше всего, по мнению Халсмана, этого можно достичь во время прыжка. Тогда человек перестает контролировать выражение своего лица и сосредоточивается на действии.

Прекрасные мутанты

Прятать свои недостатки — естественное стремление. Но часто в изъянах и кроется истинная красота. Идеальная древесина, например, должна быть ровной, без огрехов. Однако одна из самых ценных пород — карельская береза, абсолютно не вписывается в каноны.

Пизанская башня всего через пару лет после начала строительства стала наклоняться — архитектор ошибся в расчетах. Но здание достроили, а благодаря недостатку оно стало знаменитым.

У Венеры Милосской нет рук. Какой была скульптура в оригинальном варианте, неизвестно. Но в том виде, в каком дошла до наших дней, она — эталон красоты.

Необычная морда одного из самых популярных животных у пользователей соцсетей — Grumpy Cat (сердитая кошка) — результат генетической мутации и неправильного прикуса.

Карельская береза — еще один «мутант» в коллекции человеческого пристрастия к несовершенству.

ЯЙЦО ДЛЯ ИМПЕРАТОРА

В середине XVIII века в Санкт-Петербург был приглашен немецкий лесничий Фокель. При изучении местной флоры он наткнулся на необычное дерево. С виду простая береза, была «внутренностью похожа на мрамор».

Древесина карельской березы (такое название получило растение) обладала невероятным узором. Причем рисунок среза каждого ствола был уникален. «Карелку» начали использовать для изготовления мебели и сувениров. И к середине XIX века карельская береза стала символом русского ампира в декоративном искусстве. Царские палаты были заставлены предметами интерьера из уникальной древесины. А к Пасхе 1917 года Николай II даже заказал Фаберже яйцо из карельской березы, инкрустированное золотом. Сегодня оно хранится в Музее Фаберже в Баден-Бадене (Германия).

Превосходство формы


Есть без него пасту отказался бы любой уважающий себя итальянец. Вот уже девять веков пармиджано-реджано варят в эмилия-романье по древнему рецепту монахов. И как ни пытались повторить этот сыр в других местах мира, почему-то никому не удается.

Итальянцы обожают пармиджано не меньше, чем пасту и пиццу. В холодильнике может не быть горгонзолы или моцареллы, но когда кончается пармезан, за ним срочно бегут в магазин.

— Это король сыров, — восклицает Фабио Палумбо, продавец из сырной лавочки в центре Болоньи, — попробуйте его с бальзамическим уксусом — объедение!

Итальянцы по-свойски и с уважением называют пармезан просто forma — сокращенно от слова formaggio (формаджо), что означает «сыр», или, буквально, «то, чему придают форму».

Улыбка первых христиан

КОРМИТЬ ДРУГ ДРУГА

Христианство пришло в Эфиопию в начале IV века. Тогда в горных районах центральной части страны в скалах были высечены первые храмы. Сюда я и отправился в надежде увидеть сохранившиеся по сей день раннехристианские ритуалы и, таким образом, перенестись на несколько веков назад.

Путешествие в центр страны я начал с территории на стыке границ Кении, Южного Судана и Эфиопии. Нанял проводников на джипе, и мы отправились в путь. Спустя шесть часов, когда вдалеке показались первые склоны гор, машина издала странный звук и заглохла. На нашу удачу, недалеко от места аварии располагалось небольшое поселение.

Навстречу нам вышли люди в ярких одеждах и с татуировками в виде крестов на шее, щеках и даже на лбу.

Это были члены племени оромо — одного из самых многочисленных в Эфиопии. Их поселения разбросаны по всей центральной части страны. То, в которое попали мы, было небольшим, около 20 маленьких каменных строений. Одно из них оказалось местным кафе. Там за деревянным столиком сидела девушка лет 25 с маленьким мальчиком. Увидев нас, она предложила присоединиться к трапезе. Полная пожилая эфиопка с желтым пластмассовым крестом на груди, видимо, хозяйка заведения, как раз принесла чашу с медом и тарелку с большой круглой лепешкой.

Я потянулся за едой, но моя соседка по столу, улыбнувшись, отодвинула руку, отломила кусочек «блина», макнула его в мед и протянула мне. Я попытался взять угощение рукой, но она не позволила.

— У нас такая традиция, — сказала девушка. — Нужно кормить друг друга. Так же, как Бог накормил всех голодных.

Тень сурка


Название городка в американской глубинке многие никогда бы не узнали, если бы не зверек Фил и не голливудская комедия с Биллом Мюрреем, застрявшим в одном и том же дне — 2 февраля. День Сурка прославил Панксатони на весь мир.

— Не хочешь ждать автобуса, плати за такси в два конца — 80 миль туда и обратно. Потому что пассажира на обратный путь таксист в Панксатони никогда не найдет, — объясняет мне охранник на автостанции Питтсбурга. — В сезон приезжают туристы, автобусы ходят чаще, а так — два раза в сутки. Зачем больше?

В вечернем автобусе, движущемся по извилистой дороге, кроме меня и водителя, никого. Часа через три выхожу в центре Панксатони. Тут темно и тихо. Из трех отелей, которые были найдены предварительно в Интернете, два закрыты, еще один, как выяснилось, сгорел. Я на шоссе, у здания с заколоченными окнами, проклинаю День сурка и свое любопытство.

Рэй Брэдбери. Беспредел

Никогда не публиковавшийся на русском языке рассказ великого американского фантаста, написанный в конце прошлого века: как мечта голливудского продюсера оборачивается его же кошмаром...


Трезвонили телефоны, и выстраивались очереди. Из своего окна на третьем этаже киностудии Билли Боб Риццо смотрел на толпу статистов внизу. Он громко смеялся, хлопал в ладоши, изворачивался, чтобы удержать по телефонной трубке у каждого уха, одновременно общаясь со своей секретаршей, чей голос был столь же бесцветен, как и ее волосы.

«Мисс Грин, свяжите меня с гримерами. Алло, Арни? Давай быстро сюда со своими костюмами. Пока. Вилли? Что там с декорациями? Пулей! У тебя три часа! Мисс Грин, что это у вас в руке?»

«Радиотелефон».

«Кидайте сюда!»

«Господи, хотела бы я», - она передала ему трубку и была уже почти за дверью, когда он завопил:

«И пиарщиков ко мне!»

Дверь захлопнулась.

Наоми Вульф. Вагина. Новая история женской сексуальности

Американская журналистка и писательница Наоми Вульф, автор культового «Мифа о красоте», посвятила свою новую книгу... вагине. Предпринятое Вульф исследование превратилось в увлекательное и полное неожиданных открытий путешествие во внутренний мир женщины. То, как относятся к вагине в разных культурах — с уважением или презрением, внимательно или пренебрежительно, — демонстрирует отношение к женщине как таковой. Для адептов тантры вагина — это путь к просветлению, для средневековых отцов церкви она была вратами ада, а для современной массовой культуры, пронизанной порнографией, это просто одно из многих средств развлечения. Но понять, что же такое вагина на самом деле, можно, только если знать, что между нею и мозгом существует тесная связь. Это доказывают научные исследования, посвященные биохимическим процессам, которые вагина запускает в мозге. Именно вагина определяет творческий потенциал женщины, степень ее уверенности в себе и даже характер. По сути, она является неотъемлемой частью женской души.

Зная об этой связи, можно, наконец, лучше понять женскую сексуальность и индивидуальность, а для женщин это значит — понять и оценить себя.