пятница, 27 марта 2015 г.

Скорость денег. За что в США посадили программиста из России Сергея Алейникова

Сергей Алейников

Известный экономический журналист Майкл Льюис в своей последней работе Flash Boys (русское издание вышло в издательстве «Альпина Паблишер») рассказывает о технологической революции на финансовом рынке США, которую вызвало появление высокочастотного трейдинга (HFT). Несколько миллионных долей секунды достаточно для новейших торговых роботов, чтобы принять решение о покупке акций. Традиционные игроки Уолл-стрит не сразу поняли, какие возможности для арбитража открывает HFT, а когда поняли, то начали настоящую охоту на высококлассных программистов, ведь именно они должны были вооружить финансистов нужными инструментами. Неудивительно, что перед многими компьютерщиками — выходцами из бывшего СССР открылась неплохая перспектива карьеры в ведущих банках и инвесткомпаниях США. Но жесткие правила конкурентной борьбы подходили не всем, что хорошо показывает пример российского программиста Сергея Алейникова.

Грешный путь. Как Голливуд расправлялся с классикой XX века

Врожденный порок

Голливуд с самого своего начала усвоил нехитрую истину: новые истории сочиняет только тот, у кого старых нет. А старых, слава богу, человечество к началу XX века накопило предостаточно - и кинематографисты (и не только голливудские на самом деле) рьяно взялись за экранизации всего на свете, от Толстого до бульварных романов о сыщиках и от Библии до стихов модных поэтов (благо формат немого кино и малая длительность тогдашней «фильмы» вполне располагали к такому ходу). Впрочем, почти до конца 1930-х экранизации считались «низким классом, грязной работой», как сказал бы Остап Бендер. Истинный творец должен был придумать и воплотить идею с начала и до конца, в идеале в чаплинской манере - будучи и сценаристом, и режиссером, и звездой. Удавалось это, конечно, немногим - да не все и стремились. Перенос на экран уже известного зрителю произведения практически гарантировал успех и приличную кассу без особых усилий на предмет творческого переосмысления литературного первоисточника. К тому же действовавший тогда в киноиндустрии кодекс Хейса предписывал весьма щепетильное отношение к языку и поведению киногероев - герои классики, хоть русской, хоть английской, изъяснялись благопристойно; персонажи бульварных романов, как ни парадоксально, тоже с трудом позволяли себе в то время жалкое Goddamn! Авторы треш-чтива в отличие от буйных модернистов заботились прежде всего о продажах, а читатель (как, впрочем, и зритель) тогда был едва ли не более консервативен, нежели цензура.

Самюэль Бьорк. Я путешествую одна

Самюэль Бьорк. Я путешествую одна

Этого норвежца называют главным конкурентом Ю Несбё. Его новый детектив, уже признанный в скандинавии бестселлером №1, выходит в апреле в издательстве «АСТ».

Габриэль Мерк немного волновался, пока стоял на тротуаре на Марибуэсгате и ждал, когда его заберут. Он думал, что отделение полиции находится в Гренланде, но это, видимо, не так. Он получил короткую эсэмэску: «Встреча на Марибуэсгате. Заберем тебя в 11». Ни отправителя. Ничего. Странно на самом деле. Прошлая неделя вообще была очень странной - забавно, но Габриэль Мерк еще не понял всего разнообразия того, на что он подписался.

Работа. У него раньше не было работы. Быть в подчинении шефа. Работать в команде. И все такое. Реальность. Вставать по утрам. Быть частью общества. Это не совсем то, что делают в двадцать четыре года.