пятница, 5 февраля 2016 г.

Правдивая история дистрибьюции видеоигр

Правдивая история дистрибьюции видеоигр

Не нужно особо заморачиваться, чтобы взять и начать играть панк-рок. Смотрите: компания друзей-раздолбаев, старенький усилитель и дикое желание написать что-то свое. Нет лучше сцены, чем отцовский гараж; нет лучше драйва, чем драйв от музыки, льющейся из городского клуба. Одним днем ты в угаре играешь перед местными, на следующее утро становишься звездой.

Герои нашей сегодняшней истории - школьники и студенты, предприниматели и изобретатели - в конце 1980-х были самыми настоящими панками от игровой индустрии. Они жили увлечением и мечтали возродить отрасль, в битве за которую уже оставили последнюю вставную челюсть лучшие умы Atari и Mattel. Любительская дистрибьюция, как ее видели братья Оливер (Codemasters) из Великобритании, - это пыльный чердак, пара «Спектрумов» и мужик из Шервудского леса. Чем вам не панк-рок?

Джеймс Роллинс. Костяной лабиринт

Джеймс Роллинс. Костяной лабиринт
Над программой изучения генома человека, проводимой в США под эгидой УППОНИР, нависла внезапная угроза. Сначала неизвестные боевики напали на экспедицию, исследующую останки древних людей в хорватских горах, и генетик Лена Крэндолл лишь чудом осталась в живых. Затем прямо из лаборатории в Штатах похитили ее сестру Марию, занимавшуюся генетическими опытами на обезьянах. Решение проблемы возложено на группу «Сигма», боевое подразделение УППОНИР. Ее руководителю Пейнтеру Кроу ясно: сестры Крэндолл сделали какое-то открытие, остро заинтересовавшее влиятельные силы за рубежом. Но он пока не догадывается, что открытие это связано с такой древней и страшной тайной, что, возможно, лучше было бы не знать о ней вовсе…

Отрывок из книги:

Осень 38000 года до н. э.
Южные Альпы

— Беги, малышка!

Лес позади был озарен заревом пожаров. Вот уже целый день огонь гнал К’рука и его дочь Онку все выше в заснеженные горы. Однако больше всего К’рук боялся не удушливого дыма и не обжигающего жара. Оглянувшись, он всмотрелся вдаль, стараясь хоть мельком увидеть охотников — тех, кто запалил лес, преследуя двух беглецов. Однако врагов не было видно.

И все же вдалеке слышался вой волков — огромных хищников, повинующихся воле этих охотников. Судя по звукам, теперь стая была ближе, в соседней долине.

Беглец тревожно взглянул на солнце, склонившееся к самому горизонту. Оранжевое сияние в небе напоминало о тепле, которое ждало в той стороне, о родных пещерах, спрятанных под зелеными горами и черными скалами, где вода еще текла, не став твердой, где в лесах у подножия гор в изобилии бродили олени и зубры...

Роман Матроскин. Бой-КОТ. Дело доверчивого ветеринара

Роман Матроскин. Бой-КОТ. Дело доверчивого ветеринара
Ричард, взрослый черный кот. Вес избыточный. Линяет умеренно. Правое ухо чуть надорвано. Когти острые. Зрение превосходное. Убежденный холостяк, но периодически женится. Злоупотребляет валерьянкой. Несколько раз пытался завязать, но безуспешно. Занимается частным сыском.

Хвостатый котектив Ричард втянут в новую криминальную интригу: на главврача ветеринарной клиники Григория Вощинского совершено покушение - его пытались отравить, подкинув в чашку пакетик с ядом. Ветеринар чудом избежал смерти, но ведь преступник не найден, он по-прежнему на свободе! Сначала котектив заподозрил молодую жену Вощинского Лину, но у нее оказалось железное алиби. Ричард случайно обнаруживает на месте преступления клок ярко-рыжей кошачьей вибриссы и приходит к выводу, которого он боялся более всего. Неужели это бессердечное преступление - дело лап представителя кошачьих? С тяжелым сердцем Ричи очерчивает круг подозреваемых: кошка Франсуаза, помогавшая Вощинскому в клинике; преисполненный благородства кот Атос; пассия Атоса Жуля; кот-мистик Левиафан; перекормленный котяра Прапор… Но зачем благородным животным понадобилась покушаться на жизнь Вощинского? Где мог перейти несчастный ветеринар дорогу коту?

Отрывок из книги:

Предисловие

Иногда кажется, что между взлетом и падением расстояние длиною в жизнь, тысячу морских миль или даже световых лет. Между любовью и ненавистью лежат тысячи дрянных поступков, пощечин, поцелуев, проведенных вместе ночей в дешевых отелях, на пляжах, на двуспальных кроватях с роскошными балдахинами. Между жизнью и смертью детство, отрочество, юность, пятерки, полученные в школе. Сданные или несданные экзамены в институт, провалы на работе, увольнения, повышения, переходы в другие отделы, пенсия, больница и самоличная покупка чистенького недорогого костюма. Между надеждой и отчаянием — тысячи рукописей и изданных книг, отвергнутых синопсисов и автографсессий в детских библиотеках.

Ванделоо Йос. Кротон



По одну сторону окна начальственного кабинета течёт неспешная река жизни, по другую - стоит директор предприятия. Такой порядок вещей вполне устраивает господина начальника. А потому так бы всё и оставалось до тех пор пока есть куда смотреть, и есть кому смотреть. Но перемены грядут, их росток приносит бывший работник предприятия, пенсионер. И условия для них самые благоприятные.