суббота, 23 ноября 2013 г.

В. Майер-Шенбергер, К. Кукьер. Большие данные. Революция, которая изменит то, как мы живем, работаем и мыслим

Это первая большая книга о грядущем революционном явлении, равнозначном интернету или, может, даже печатному станку. Эта книга о новой науке, способной предсказывать будущее на основе быстрой обработки огромных массивов информации и мгновенного их анализа. Она может преобразовывать множество явлений - от стоимости авиабилетов до текста миллионов книг - в форму, доступную для поиска, и с помощью растущей вычислительной мощности совершать невиданные прежде открытия и прогнозы.

Два ведущих специалиста в этой области в доступной форме объясняют, что такое большие данные, как они изменят нашу жизнь, и что мы можем сделать, чтобы защитить себя от возникающих опасностей с их стороны: начиная от неизбежной утери конфиденциальности и заканчивая перспективой наказания за проступки, которые еще не совершены. 

Эта книга как для тех, кто интересуется или работает в области ИТ, так и для более широкого круга читателей, потому что затрагивает изменения жизни общества в целом. 

Отрывок из книги:

Глава 1. Наше время

В 2009 году был обнаружен новый штамм вируса гриппа — H1N1. Он включал в себя элементы вирусов, которые вызывают птичий и свиной грипп. Новый вирус быстро распространился и в считаные недели вызвал в государственных учреждениях здравоохранения по всему миру опасения, что надвигается страшная пандемия. Некоторые источники предупреждали о возможности масштабной вспышки эпидемии, подобной «испанке» 1918 года. Тогда от нее пострадало полмиллиарда человек, десятки миллионов погибли. Что хуже всего, против нового вируса не было вакцины. Единственная надежда органов здравоохранения состояла в том, чтобы замедлить распространение вируса. Но для этого требовалось знать его очаги.

Главная фишка Монако


Ровно 150 лет назад в Монако открылось казино, ставшее первым кирпичиком Societe des Bains de Мег, которой сегодня принадлежат морские термы, Theatre du Casino, лучшие отели и рестораны.

Азарт - вот главная причина того, что Монако 150 лет назад не стало еще одним департаментом Франции, а осталось независимым государством. В 1848 году города Ментона и Рокебрюн перешли под протекторат Франции, отрезав от и без того небольшого скалистого княжества львиную долю цитрусовых и оливковых рощ, на которых держался весь бюджет, - и государство, зажатое между Францией и Сардинским княжеством, оказалось на грани банкротства. Тогда-то практичная вдовствующая княгиня Каролина и предложила венценосному сыну Карлу открыть в городе игорное заведение. В соседних государствах азартные игры были практически запрещены, и княгиня справедливо полагала, что заядлые игроки с удовольствием поедут просаживать деньги в Монако. Однако поначалу дело не задалось. И только когда за дело взялся французский предприниматель Франсуа Блан, захиревшее было княжество стало стремительно превращаться в самый дорогой и модный курорт в мире.

Кто в доме хозяин


Почему ни один гранд-отель не может обойтись без консьержа? Как становятся консьержами? что гость вправе просить у консьержа и на какое вознаграждение тот рассчитывает?

Биографии консьержей сходны до смешения: в шестнадцать они начинают работать мальчиками на посылках в отелях по соседству с домом, в восемнадцать, переехав с семьей в райцентр, с рекомендательным письмом из деревенской гостиницы идут устраиваться на позицию подносчика багажа, в двадцать работают швейцарами, в двадцать четыре, уже в столице, командуют носильщиками в одном из Гранд-отелей. К тридцати оказываются за стойкой консьержа, в сорок находятся все за той же стойкой, но уже в начальственной визитке и со штатом мальчиков, портье и других консьержей. С должности главного консьержа против воли - своей и клиентов - с почетом в глубоком пенсионном возрасте они удаляются обратно в провинцию, поближе к приносящему неплохой доход ресторану или небольшой гостинице, скорее всего, той самой, где начиналась карьера. Их дети и внуки давно уже к тому времени работают в отелях. Конечно, консьержами.

Плюс-минус вечность

Стыдно сказать, но Гэри Тук терпеть не мог динозавров - ни жареных, ни вареных, ни сырых, то бишь - живых.

Однако утром линия автоматической доставки, содрогнувшись в последний раз, задымила и скончалась - отнюдь не безвременно, потому как давно следовало произвести капитальный ремонт, да все не хотелось делать серьезное кровопускание и без того дистрофическому банковскому счету.

Гэри выругался, потом взял себя в руки и спокойно раскинул мозгами - не помогло, тогда он снова выругался. Страсть как не хотелось заталкивать себя в старенький, времен холостяцких пикников, хроноскафандр и лично тащить четырехпудовый алюминиевый куб с консервированной кормежкой для динозавров в глухую доисторическую дыру!

Но что делать? Глупые твари, не дай им вовремя питательного концентрата, начнут трескать друг друга, или и того хуже - разбегутся по всему континенту. Вот тогда прости-прощай семейный бизнес и надежды перебиться кое-как до лучших времен, когда диплодок в собственном соку опять войдет в моду.

Морщась, Гэри сделал себе универсальную прививку, натянул изрядно жмущий под мышками хроноскафандр, крякнул, прижал к груди груз и отбыл.

Но день явно был неудачный.

Химеры ''машиного'' времени


Любите ли вы сказки? Могу поспорить: многие взрослые и солидные читатели до сих пор, хотя бы втайне, умиляются похождениям Колобка, приключениям Буратино и подвигам Ивана-царевича. И в самом деле, «что за прелесть эти сказки!».

Самое поразительное: сказочные чудеса и логически, и физически обоснованы. Никакой мистики или эзотерики в них нет (кроме, быть может, скатерти-самобранки). Ковер-самолет, Емелина печка, яйцо Кощея, разбитое корыто рыбаковой старухи и прочая-прочая-прочая - всему этому вы можете найти современные аналоги. Недаром Артур Кларк когда-то подметил: «Техника будущего покажется нам волшебством».

Однако, если с пространством сказочные персонажи управляются довольно лихо, то время - категория неприкосновенная, неподвластная самому могущественному чародею. Единственное, что в человеческих силах, - вспоминать то, что было, наслаждаться тем, что есть, и воображать то, что будет.

Всему свое время


Еще Кант говорил, что время и пространство - всеобщий знаменатель, неотъемлемые условия нашего опыта, вне которых мы не можем познавать мир. Однако время все равно исхитряется для каждого течь по-своему. Чем обусловлены эти различия, и можем ли мы пренебречь ими?

В индустриальном обществе течение времени представляют как движение в одну сторону по бесконечной прямой, Принято считать, что прошлое - позади, будущее -впереди, и нам кажется это логичным, Мы даже верим, что впереди нас ждет что-то хорошее, а все самое плохое обязательно осталось в прошлом. Однако в одном из индейских языков - аймара - все наоборот. Его носители, говоря о том, что будущее для них находится позади, подчеркивают непредсказуемость грядущих событий.