среда, 6 августа 2014 г.

Алексей Пехов. Проклятый горн

Алексей Пехов. Проклятый горн
Простая и понятная жизнь рядового Стража закончилась для Людвига ван Нормайенна, когда он узнал о существовании тёмного кузнеца. Теперь Людвиг упорно идёт по следу этой таинственной личности, само существование которой угрожает всему сущему, и пытается выяснить, кто же его враг на самом деле и ради чего он собирается отворить адские врата. Впрочем, даже когда мир стоит на краю гибели, судьба-злодейка регулярно подкидывает Стражу работу по основному профилю.

В 2009 году Алексей Пехов, Елена Бычкова и Наталья Турчанинова заканчивали работу над сборником повестей и рассказов «Шанс». Недоставало единственного текста, и тогда буквально из одного образа -старой соломенной шляпы, увиденной в магазине, — у Алексея родилась повесть «Ведьмин Яр». Одним из её главных героев стало странное одушевлённое Пугало, носившее как раз такой головной убор.

Поначалу Пехов не собирался возвращаться к миру повести, но, когда работа над другим текстом застопорилась, он по совету Елены вновь обратился к Стражу Людвигу и его неразлучным спутникам - Пугалу и Проповеднику. Так появился роман в повестях «Страж». Его герои и мир оказались настолько яркими и интересными, что возвращение к ним напрашивалось. И действительно - продолжения последовали. Из разрозненных историй, как из кусочков мозаики, начала складываться масштабная история. На страницах «Проклятого горна» она достигает кульминации и развязки, но при этом четвёртая книга цикла не сводится к одной только погоне Людвига за тёмным кузнецом.

Вера Перминова. Фармрынок. Российские предприниматели на международной арене

Вера Перминова. Фармрынок. Российские предприниматели на международной арене
Хотите ли вы узнать реальную историю о российских предпринимателях и о том, как практически с нуля создавались сегменты современной российской экономики?

Данное издание — третье из серии, описывающей особенности ведения бизнеса в России за последние двадцать лет. Приведя в пример одну из лучших российских дистрибьюторских компаний на фармацевтическом рынке, автор рассказывает о ее работе в составе грандиозной всемирно известной корпорации и превращении в российское подразделение огромного монстра. Вы узнаете, как российский бизнес адаптировался к мировым правилам игры и как мировой бизнес адаптировался к России. Может быть, многих это удивит, но далеко не всегда оказывалось, что «отсталой» России надо догонять «передовую» Европу. Очень часто получалось наоборот!

Книга адресована всем желающим стать профессиональными управленцами или начать свой бизнес, а также будет полезна тем, кто интересуется историей и особенностями развития бизнеса в России.

Отрывок из книги:

Короткое предисловие к третьей книге серии о фармбизнесе

Эта книга — третья из небольшой серии, описывающей наш опыт работы в российском бизнесе за последние 20 с лишним лет. Первая книга называется «Фармбизнес. Правдивая история о российских предпринимателях» и посвящена тому, как мы начинали работать в 90-х годах прошлого века, когда практически с нуля создавался этот сегмент современной российской экономики. К сожалению, созданная нами тогда компания (в книге она названа «Фармапомощь», а в жизни имела другое название) долго не прожила. Она обанкротилась в разгар кризиса 1998 года, когда мы ее уже покинули из-за часто встречающейся ситуации — конфликта основных акционеров. Что поделаешь, не она первая, не она последняя.

Антон Вольский. Англия. Билет в одну сторону

Антон Вольский. Англия. Билет в одну сторону
Автор книги Антон Вольский – собственный корреспондент НТВ в Великобритании. По работе объездил весь остров вдоль и поперек, встречая совершенно разных людей и поражаясь их национальным особенностям.

Чем хваленое английское образование отличается от школ в России? Кто и как воспитывает детей в Британии? Почему русские олигархи рвутся в Лондон и чем королевский суд снискал себе славу самого гуманного в мире? Как устроить ребенка в английскую школу и что нужно знать, отправляясь на собеседование при устройстве на работу? Как поддержать разговор с англичанином, но о чем нельзя говорить с соседями?
Эта книга для тех, кто хочет знать об Англии больше, чем турист.

Решили обосноваться в Англии – вооружитесь этой остроумной книгой, насыщенной ценными сведениями.

Отрывок из книги:

Аристократия

Британское общество до сих пор считается разделенным на классы. И хоть это нигде официально не прописано, тем не менее, как и при королеве Виктории, высшие классы сохранили за собой деньги, влияние, уважение и определенную заносчивость, которая не позволяет им опускаться до общения с людьми не своего круга. По данным британских журналистов, до сих пор половина всех английских земель принадлежит людям, которых можно по пальцам перечесть, они составляют менее одного процента от населения страны. Самым крупным землевладельцем является сын королевы, принц Уэльский Чарльз. В современном мире, правда, эти земли существуют не для того, чтобы скакать по их бескрайним просторам на лошадях во время лисьей охоты. Эти гектары приносят ежегодную прибыль в миллионы фунтов. На земле стоят гостиницы, магазины, склады – и все платят аренду хозяину земель. Такое правило было заведено еще в Средние века, чтобы сделать представителей королевской семьи и их родственников независимыми от государственной казны и переменчивой политической ситуации.

Сокровища нации

картина куба

- А вот это - Пикассо, - пожилой поэт-кубинец указывает на картину, неторопливо поднимаясь но лестнице своего дома в Гаване. - Вообще-то здесь есть два Пикассо. Сможете найти второго?» И смотрит на меня с улыбкой. Сделать это в доме, увешанном полотнами от пола до потолка, - задача не из легких. Миниатюрные рисунки и гравюры соседствуют с большими полотнами, написанными маслом, даже лестничный пролет в два этажа завешан картинами снизу доверху. Пробежав глазами по стенам, я указываю на крошечный эскиз. На нем изображено всего несколько черных изогнутых линий: «голубой период», хоть и без голубого цвета. Хозяин дома кивает. В одном доме два Пикассо! Откуда? «Он сам их мне подарил», - говорит поэт. Я не удивляюсь. Мы ведь на Кубе - здесь возможно все. За все время экскурсии по дому-музею поэт так и не назвал своего имени. К нему меня привел мой кубинский друг; тем, кто захочет найти владельца сразу двух Пикассо, тоже стоит воспользоваться гаванским сарафанным радио.