четверг, 30 октября 2014 г.

Илья Крымов. Драконов бастард

Илья Крымов. Драконов бастард
Гордыня виной всем бедам, и кому, как не волшебникам и магам, знать об этом? Ведь это они себялюбивые, жестокие, эгоистичные, жадные и испорченные собственным могуществом гордецы, отчаянно цепляющиеся за власть! Да, они действительно мудры, на многое способны, порой по-настоящему отважны и верны древним заветам, но все это становится столь незначительным, когда волшебники вновь начинают бороться за превосходство внутри своей древней касты. А если еще один из них, истинный безумец, одурманенный амбициозными мечтами, решает, что пора менять мировой порядок?.. Но эта книга не о нем. Она о Тобиусе, совсем юном по меркам магов, но таком талантливом носителе Дара, который дерзнул претендовать на титул магистра Академии Ривена, когда ему не минуло и пятидесяти лет. Да, в конце концов юноша получил заветный посох и право на второе имя, но очень скоро он понял, какие беды навлекла на него его гордыня!

Отрывок из книги:

Дни летели незаметно — ведь волшебник был занят. Он без устали носился по безразмерным залам, выискивая те или иные документы, чтобы сорвать их с полок и перетащить в свое импровизированное гнездо. Гнездом являлась куча уже позаимствованных документов, которыми волшебник обложился и которые штудировал со счастливым блеском в глазах, заполняя страницу за страницей своей собственной книги заклинаний. Все, что казалось ему интересным, немедленно попадало в нее, все, начиная с простейших словоформул и кончая длиннейшими описаниями самых сложных ритуалов. Полузабытые заклинания, такие как Равноправные Братья или способы призыва зверей Понгемониуса, он жадно впитывал все. Одна иллюстрация за другой отправлялись на страницы его книги, подписываемые убористым почерком в сопровождении сложных формул и схем магического черчения. Со временем участились случаи головокружений и обмороков. Тобиусу казалось, что он тонет в море, которое пытается выпить. Шангрун таил столько знаний, что не хватило бы и десяти жизней для полного их постижения — даже десяти мажеских жизней.

Sex, drugs and Rock 'n Roll

Павел Врублевский

Как игры со спецслужбами погубили бизнес-империю Павла Врублевского.

В мае 2014 года из ворот рязанской колонии-поселения выехал белый Cadillac Escalade — владелец процессинговой компании Chronopay Павел Врублевский возвращался в Москву. Разуваться и выкидывать из окна ботинки согласно тюремной традиции Врублевский не стал: этот ритуал не сработал в декабре 2011 года, когда бизнесмена ненадолго выпустили из СИЗО, а потом суд все же отправил его в колонию. За решеткой Врублевский оказался за организацию DDoS-атаки на конкурента — питерскую компанию Assist. Ее крупнейший клиент «Аэрофлот» больше недели не мог принимать платежи через интернет. В лагере Врублевский освоил специальность пожарного, но ничего не горело. Вспоминает, как поил коров из брандспойта. «Натворили. Пострадали. Наказаны. Ну, бывает», — философски замечает Врублевский, давая первое после своего освобождения интервью.

Деньги, время, знания

арт-рынок

На арт-рынке, как и на финансовом, есть свои венчурные игроки и долгосрочные стратегии.

Инвестирование в искусство — искусственно созданное явление. Все крупные коллекции, вошедшие в историю, не имели своей целью быть перепроданными. Их составляли увлеченные люди, полностью отдавшиеся своему выбору. Как предмет капиталовложения искусство начали рассматривать в самом конце 1980-х годов, когда молодые инвестбанкиры с Уолл-стрит стали активно вкладываться в работы современных художников, а банки — создавать активы из предметов искусства и предоставлять арт-консультации.Они оказывали огромное влияние на цены, были очень активными покупателями, но в 1991 году этот пузырь громко лопнул.

Федерико Андахази. Книга запретных наслаждений

Федерико Андахази. Книга запретных наслаждений
Немецкий город Майнц, 1455 год. Маньяк жестоко убивает проституток из престижного борделя. В это же время первопечатника Иоганна Гутенберга судят по обвинению в мошенничестве и колдовстве.

Аргентинец Федерико Андахази прославился историческими романами с изрядной примесью откровенной эротики и насилия - вокруг его дебюта «Анатом» в родной стране даже разгорелся скандал, после чего молодой писатель в одночасье стал звездой. И остаётся ею по сей день, регулярно выдавая эффектные и изящные произведения на грани фола.

Однако всё «остренькое» - почти порнографические сцены, интригующие сюжетные зацепки и элементы магического реализма — сосредоточено только в одной из двух сюжетных линий. Это история Монастыря Священной корзины: так называют публичный дом, который на самом деле представляет собой древнюю секту женщин, владеющих сексуальной магией. Все магические секреты якобы изложены в той самой книге, вынесенной в заголовок.

Вторая сюжетная линия - суд над Гутенбергом и его партнёрами по печатному делу. Это любопытная реконструкция биографии первопечатника, в которой до сих пор полно белых пятен: толком неясно, когда он родился, где учился, кем был его отец и так далее. В версии Андахази изобретатель книгопечатания получился неоднозначным персонажем, ради своей мечты - сделать книги доступными всем и каждому - готовым на всё, даже на подлости и преступления.

Матей Вишнек. Господин К. на воле

Матей Вишнек. Господин К. на воле
Заключённый Козеф Й. в один прекрасный день оказыбается на свободе - и не понимает, что ему с этой свободой делать.

Румынский драматург Матей Вишнек написал эту книгу на основе своего реального опыта. Когда в 1987 году он сумел выехать из социалистической Румынии во Францию, то испытал чувство растерянности, не понимая, что ему делать дальше с этой пугающей свободой. Во Франции он стал театральной знаменитостью, продолжателем традиций «театра абсурда» Эжена Ионеско. В абсурдистском духе написан и этот роман.

Его название и имя главного героя - отсылка к «Процессу» Франца Кафки: в романе австрийского писателя Йозефа К. пытаются отдать под суд, а у Вишнека Козефа Й. выпускают из тюрьмы. Но на этом сходство практически заканчивается. «Процесс» с его сюрреалистической логикой и многоэтажным нагромождением пугающей бессмысленности можно прочитать как аллегорию бюрократического государства - но он может быть и метафорой мира в целом, логики которого человек никогда не постигнет. А в «Господине К. на воле» аллегория прочитывается однозначно: огромная тюрьма - это тоталитарное государство, которое разрушает личности своих граждан до такой степени, что они оказываются не в состоянии быть свободными, делать выбор и строить жизнь по своему желанию. Ведь свобода подразумевает ответственность, а откуда она возьмётся в обществе где всё решают за тебя?

Кэт Адамс. Песнь крови

Кэт Адамс. Песнь крови
Профессиональный телохранитель Селия Грейвз подвергается нападению вампиров и превращается в «недоделка» - получеловека-полукровососа...

Кэт Адамс — коллективный псевдоним К.Т. Адамс и Кэти Кламп, двух подружек-писательниц, одна из которых живёт в Техасе, а другая в Колорадо. Местом действия своего цикла «Песнь крови», в котором вышло уже шесть книг (и это ещё не конец), они почему-то выбрали Калифорнию. Впрочем, мир богатых и знаменитых украшает любой «лавбургер». Особенно мистический.

Мир, созданный фантазией писательского тандема, как это часто бывает в книгах подобного жанра, собран из осколков мифологии и массовой культуры, но при этом вышел достаточно интересным (сказать «оригинальным», к сожалению, нельзя). Здесь есть вампиры и оборотни, демоны и противостоящие им боевые священники, ясновидящие и телепаты, медиумы, призраки и даже сирены. И есть магия, связывающая этот альтернативный мир воедино, причём здесь она выглядит органично - без затруднений соседствует с современными технологиями, даже изучается в университетах. Мечта ведущего настольной RPG! Именно захватывающую «настолку» и напоминает эта книга со своими «медиумами девятого уровня» и «я использовала дар сирены».

Однако ведущему проще держать в голове кучу подробностей пёстрого мозаичного мира, чем читателю. Многочисленных персонажей «Песни крови» сложно запомнить, главная героиня способна одновременно скорбеть по погибшей подруге и заглядываться на окружающих мужчин (они тут, разумеется, один другого краше, и местами книга заслуживает рейтинга «18+»), в суете боевых эпизодов порой теряются узловые моменты сюжета. Переводчик своими постоянными «ретировалась», «воззрилась» и «разглагольствовать» тоже не добавляет удовольствия при чтении. Но при этом проглатывается текст довольно лихо, а финальный крючочек заставляет ждать продолжения.

Джейми Макгвайр. Красный холм

Джейми Макгвайр. Красный холм
Зомби-апокалипсис наступает очень быстро: стоит диктору в утренних новостях рассказать о загадочной эпидемии, к обеду ожившие мертвецы уже наводят панику в городе. А дальше, если ты положительный герой, тебе придётся быстро бегать, применять навыки экстремального вождения, не поддаваться страху и трогательно заботиться о близких. Будешь совершать этот нехитрый список действий — доживёшь до финала книги. Может быть.

Казалось бы, тема зомби-апокалипсиса уже настолько заезжена, что о ней невозможно говорить всерьёз. Толпы кровожадных ходячих трупов, паника среди гражданского населения, бездействие властей и душевные страдания в стиле «моего друга укусили» - подобные штампы давно вызывают зевоту у искушённого читателя, и, к сожалению, все они присутствуют в «Красном холме». Единственное, что хоть как-то выделяет это произведение среди десятков других, - явная ориентация на аудиторию определённого пола. Проще говоря, перед нами зомби-апокалипсис с отчётливо женским лидом.

В промежутках между погонями и сражениями читатель будто попадает на форум, где доморощенные психологи рассуждают о материнской любви и муках выбора между давним бойфрендом и новым поклонником с накачанными бицепсами. Номинально повествование ведётся с трёх точек зрения: двух женских и одной мужской, однако мужчина-рассказчик здесь похож не на живого человека, а на идеального «картонного» героя любовных романов. Юношеские образы в этой книге вообще вышли шаблонными, в то время как девушки получили довольно точные психологические характеристики Автор словно бы так и не определилась, что пишет: реалистичную зомби-мелодраму или женский роман Однако, если смириться с этими недостатками и не слишком требовательно относиться к стилю, то от повествования вполне можно получить удовольствие Смена точек зрения не даёт заскучать, сюжет нигде не провисает, мелкие детали и атмосфера хороши, а зомби - разнообразны. К тому же автор пропагандирует не бездуховное убийство прожорливых трупов, а их истребление с правильным настроем - во имя любви к детям.

Дмитрий Силлов. Пикник на обочине. Никто не уйдёт

Дмитрий Силлов. Пикник на обочине. Никто не уйдёт
Рэдрик Шухарт наконец-то возвращается домой, мечтая лишь об одном - увидеть семью. Но в его родном Хармонте многое изменилось: город теперь считается частью Зоны, у обычных людей всё чаще начинают появляться физические отклонения, а на близких героя правительство ставит эксперименты. Однако не в природе сталкера сдаваться, и Рэд отправляется в очередное путешествие, полное опасностей и новых аномалий.

Книга «Никто не уйдёт» стала второй в серии о новых приключениях Шухарта после событий первоисточника. В этой части своё развитие получают многие персонажи, так или иначе упоминавшиеся в оригинальном романе. Рэду приходится столкнуться с новичком-сталкером Креоном, хитрецом Ричардом Нунаном и другими героями. Силлов рассказывает и о новых свойствах различных аномалий, давая поклонникам серии массу поводов для обсуждения. По мере развития сюжета героям удаётся получить в своё распоряжение новые артефакты, такие как «смерть-лампа», по описанию напоминающая оружие пришельцев из романа Герберта Уэллса «Война миров». Но, пожалуй, главным достоинством «Никто не уйдёт» стало объяснение того, откуда на Земле появились Зоны, в пользу которого автор приводит довольно убедительные аргументы.

Однако недостатков в книге тоже хватает. Текст пестрит невероятным количеством повторов - складывается ощущение, что автор банально забывает, о чём говорил на предыдущих страницах. Подобная манера повествования способна быстро наскучить даже самому нетребовательному читателю.

Никита Аверин. Метро 2033. Крым 2

Никита Аверин. Метро 2033. Крым 2
Глава крымского клана листонош-мутантов узнаёт, где находятся бункеры с техникой и сведениями, с помощью которых можно не только вернуть человечеству былое величие, но и развязать новую бойню — почище той, что ранее привела к Катастрофе. Поэтому самому надёжному бойцу клана Поште придётся отправиться в путь, чтобы первым добраться до спрятанных сокровищ и предотвратить войну, что уже на пороге.

Автор «Крыма 2» не из тех, кто долго запрягает. Уже в первой главе становится понятно, куда покатит сюжет, главного героя пытаются убить, а мир срочно требует спасения. Быстрый темп повествования сохраняется и дальше. В каждой главе исправно появляются новые мутанты, перестрелки сменяются погонями, а погони — мордобоем. Те читатели, которым не претят квестовые схемы «пойди туда, не знаю куда» и нравятся шутки про ктулху, Сталина и няш-мяш, получат от текста искреннее удовольствие.

Среди плюсов романа можно упомянуть антивоенный пафос: автор подробно расписывает, как единичные провокации могут стать причиной глобальной войны, как вожди кладут тысячи чужих жизней в угоду своим прихотям, как легко можно поднять руку на ближнего своего, если тебя против него настроили. Идея о необходимости оставаться человеком перед лицом любой опасности — это лучшее, что перекочевало в книгу из первой части цикла. И эта идея проиллюстрирована наглядными примерами: автор раз за разом описывает, как продвинутые мутанты пытаются подчинить себе людской разум. Позволишь врагу влезть к себе в голову, перестанешь думать сам - пойдёшь на корм.

Игорь Мерцалов. За несколько стаканов крови

Игорь Мерцалов. За несколько стаканов крови
Молодой вампир Персефоний, испытывая зверский голод, за толику крови нанимается в помощники к бывшему командиру повстанцев Хмурию Тучко, за которым гоняются его подчинённые. Однако небольшое предприятие с надеждой легально подкормиться оборачивается для вампира головоломными приключениями и невероятными опасностями...

Роман «За несколько стаканов крови» переносит читателя в пору юности вампира Персефония, главного героя симпатичного фэнтезийного детектива «Новейшая оптография и призрак Ухокусай». В приквеле автор пытается показать, «как закалялась сталь» - то есть каким образом формировался характер протагониста. И, честно говоря, получается это не слишком убедительно. Вполне серьёзные вопросы вроде того, по Закону ли жить или по Совести, перемежаются массой легковесных шуточек и довольно примитивных аллюзий на современность. Увы, Игорь Мерцалов далеко не Терри Пратчетт: уложить глубокий смысл в шутливую форму ему толком не удаётся.

Пожалуй, главная причина неудачи - попытка автора усидеть даже не на двух, а как минимум на четырёх стульях. Тут вам и вечные вопросы вроде «быть или не быть», «кто виноват» и «что делать». И стилизация под классическую русскую литературу XIX века — особенно «повезло» Гоголю. И многочисленные приметы фэнтезийной авантюры: погони, драки, интриги. И весьма условно замаскированные реалии современной политики. Но цельного произведения так и не получилось: роман попросту распадается на фрагменты - удачные и не очень.

Дмитрий Тихонов. Эпоха последних слов

Дмитрий Тихонов. Эпоха последних слов
Некогда в недрах гор был заточён безумный бог Кайракс, который перед смертью произнёс могучие проклятия. Сотни лет спустя гномы наткнулись на запечатанный магией саркофаг. Соблазнившись возможными богатствами, они открыли его, выпустив на свободу последние слова Кайракса. В ту же ночь мир охватило безумие войны. Оставшимся в живых людям, оркам, гномам и эльфам предстоит объединиться против надвигающейся угрозы.

Книги, написанные по игровым вселенным, редко оказываются удачными. Принято считать, что подобные романы отличают бедный язык и невысокий литературный уровень. Однако основанная на игре Panzar «Эпоха последних слов» оказалась на удивление интересным чтивом с закрученным сюжетом и приятным слогом.

Главный герой романа - Вольфганг, служитель Ордена Паладинов. Компанию Паладину составляет отборная команда: гном, орк и эльфийка (очевидный поклон в сторону RPG-традиций). Стоит отдать автору должное - все элементы, так или иначе имеющие отношение к игровому процессу, введены в сюжет настолько ненавязчиво, что не вызывают и капли раздражения.

Заметная особенность книги - смешение жанров. Безусловно, главенствующую позицию в романе занимает фэнтези, однако по мере повествования к нему примешиваются элементы хоррора и постапокалиптики — а как ещё можно назвать приключения героев, столкнувшихся с ордами безумных зомби?

Разочаровывает в книге лишь обилие ничем не мотивированных смертей и лишённый логики финал. Если, например, у Джорджа Мартина убийства героев часто обоснованны и необходимы для сюжета, то нелепая гибель многих соратников Вольфганга кажется неуместной, введённой чисто «для галочки».

Михаил Костин. Хроники Этории. Тени прошлого

Михаил Костин. Хроники Этории. Тени прошлого
Юному Дарольду и его друзьям снятся ужасающе реальные сны. И когда однажды ночью мальчик видит во сне похищение отца и брата, а потом узнаёт, что их караван действительно пропал, то мчится спасать родных. Пo дороге он обретает врагов и теряет друзей, учится владеть мечом и магией, узнаёт о существовании великого Зла и в конце концов отправляется на поиски Избранного, который должен спасти этот мир.

К миру Этории Михаил Костин обращался несколько раз. К слову, мир этот - довольно необычный и очень хорошо продуманный, хотя на первый взгляд выглядит как типичное место действия любого среднестатистического фэнтези. Первый роман, Shadows of the Past («Тени прошлого»), изначально вышел в США, потом появилась его русская версия, «Охота на Избранного», и её продолжение. И вот теперь «Тени прошлого» вышли на русском, причём это уже во многом новая книга с использованием некоторых старых идей и сюжетных ходов.

По тексту очень заметно, что автор долго жил в Америке, и вообще этот русскоязычный роман в каком-то смысле перевод. Конечно, в нём нет ошибок, ляпов и других явных преступлений против русской речи, однако язык книги временами кажется неуклюжим. Но, справедливости ради, от детской сказки никто и не ожидает стилистических изысков.

Объём у романа немаленький, хотя значимых событий в нём происходит сравнительно немного. Правда, полно незначимых - герои всё время куда-то идут, что-то делают, автор сообщает нам, что они съели и сколько за это заплатили. Полноценного финала роман не имеет, - однако стоит иметь в виду, что это всего лишь первая часть цикла.