суббота, 14 июня 2014 г.

Эдуард Геворкян. Деревянные облака

Эдуард Геворкян. Деревянные облака
Герои Эдуарда Геворкяна живут в трёх временных измерениях одновременно. Прошлое, окутанное тенями легенд; настоящее со всеми его вызовами; будущее, которое ждёт наших потомков — а может быть, и не ждёт. Эти векторы сходятся на страницах повестей и рассказов из сборника «Деревянные облака».

Эдуард Геворкян, одна из звёзд московского семинара молодых фантастов 1970-1980-х, пишет мало и публикуется редко. А жаль: его проза заметно оживляет наш однообразный фантастический ландшафт. Нетривиальные идеи, сочный образный язык, яркие соцветья древних мифов, прорастающие сквозь ткань современности в вероятностное будущее... В общем, всё. чем славилась «четвёртая волна советской фантастики» в эпоху своего наивысшего триумфа, можно без труда найти и в лучших вещах Геворкяна.

В новый сборник Эдуарда Вачагановича вошли произведения, самое раннее из которых создано в середине 1980-х годов, а самое позднее - в 2009-м. За четверть века многое изменилось и в стране, и в мире, и во взглядах писателя. Но кое в чём автор сохранил удивительную верность себе. Главные векторы, заданные ещё на страницах самой ранней повести («Деревянные облака»), остались неизменными по сию пору. Автора по-прежнему интересуют в первую очередь три темы: футурология, нестандартные педагогические системы и опыт человечества (практический, этический, метафизический), который передаётся от поколения к поколению в форме мифа. Геворкян-футуролог прозревал разные картины грядущего. В «Деревянных облаках» будущее, куда удивительным образом переместилось трое советских партизан времён Великой Отечественной, на первый взгляд кажется бесконечным Полднем братьев Стругацких.

Джон МакТирнан - крепкий орешек

Джон МакТирнан

От ведущего постановщика боевиков до осужденного и заключенного.

Однажды вечером в воскресенье в прошлом году заключенный в федеральном тюремном лагере Янктон в Южной Дакоте голливудский режиссер Джон МакТирнан попал в передрягу.

Постановщик таких легендарных лент, как «Крепкий орешек», «Хищник» и «Охота за “Красным Октябрем”», чьи фильмы заработали более 1,25 миллиарда долларов и породили три блокбастерных цикла, в тот день бродил по древесному питомнику Янктона - самому живописному уголку заведения, которое гордится более чем столетними деревьями. Одетый в тюремную форму цвета хаки с нашитым номером 43029-112 режиссер размышлял о незавидном стечении обстоятельств, которое отправило его на год в тюрьму минимального уровня безопасности. Вдруг он услышал крики.

Макс Фрай. Ветры, ангелы и люди

Макс Фрай. Ветры, ангелы и люди
Сборник рассказов и эссе о путешествиях, ветрах, кофе, ангелах, а главное — о больших и маленьких ежедневных чудесах.

Поклонники Макса Фрая, он же Светлана Мартынчик, знают, что его/её книги - не литература или, но крайней мере, не просто литература. Это такой способ восприятия и освоения мира, а в конечном итоге - способ жить. Этот мир устроен так, что на особом трамвае, приехавшем за тобой в специальное время, можно на самом деле сбежать в волшебный город Ехо. А там тебя ждёт самая интересная и весёлая жизнь, которой ты. такой прекрасный, конечно же, совершенно достоин. И в этой концепции скрыта главная загадка Фрая: к книгам и героям этого автора возникает либо нежная любовь, либо непреодолимое отвращение - всё зависит от того, впишется его философия в читательскую картину мира или решительно с ней разойдётся.

Сборник «Ветры, ангелы и люди» напоминает цикл о Ехо. Описан здесь вроде как и наш мир, но лишённый самых жестоких и неприятных сторон. Эдакий мир уютных пряничных городов, милых кафешек и самых настоящих чудес, как будто время действия - сплошное Рождество. По большому счёту это мир детской игры. Той самой магии «понарошку», неотличимой от «взаправду».

Герои «Ветров, ангелов и людей» - это опять один и тот же сэр Макс в разных отражениях, вечный могущественный ребёнок. Все герои разговаривают абсолютно одинаковым языком, слишком гладким, чтобы быть живым. Они бесконечно и спонтанно путешествуют, пьют кофе литрами, берут деньги из тумбочки и всегда находятся, как принято говорить, «на позитиве», даже когда им плохо. Редко влюбляются, зато всегда отчаянно и беззаветно дружат. Конечно, у них бывают проблемы. У некоторых - даже непоправимые беды, как у героев рассказов «Из лоскутков, из тряпочек» (смертельная болезнь) или «Самый красивый в мире консул» (трагическая гибель лучшего друга). Но мы-то помним, что находимся в мире детской магии, где смерти нет, а все поломанное можно починить взмахом волшебной палочки.

Мария Семенова. Волкодав. Мир по дороге

Мария Семенова. Волкодав. Мир по дороге
Юный Волкодав выбрался из забоев Семицветных гор, и теперь у него один путь — к замку Людоеда, где венн наконец сможет отомстить за гибель своего рода. Но сначала герою надо выполнить долг перед умершим другом — посмертно выкупить его мать и отца из рабства, чтобы их души смогли встретиться за гранью жизни. Вот только прямо идти к цели не получается - на горных тропах, в больших и малых селеньях, в местах паломничества всегда найдутся те, кого надо защитить и спасти.

«Мир по дороге» - последняя деталь пазла, которая закрывает цикл о Волкодаве, избавляет его от сюжетных прорех и ставит точку в вопросах о характере героя и законах мира, который его окружает. Перед автором стояла непростая задача. Во-первых, между выходом прошлой книги цикла и появлением этой прошло целых одиннадцать лет, и возник логичный вопрос — сможет ли Мария Семёнова войти в одну и ту же реку дважды, сохранить единство стиля и настроения, сберечь характер персонажа, сделать так, чтобы роман не выглядел инородным в ряду своих собратьев. Во-вторых, это «срединная» часть истории: нам привычно читать либо продолжения, либо приквелы, а тут перед нами сюжет, обрамлённый уже известными событиями. Поэтому необходимо было безупречно соблюсти логику повествования. По ходу чтения становится понятно, что с обеими задачами автор справляется на ура: деталь пазла идеально точно ложится на своё место.

Правда, если книгу откроет читатель, совсем не знакомый с миром «Волкодава», его может ждать разочарование. Действие начинается с места в карьер, и первую половину книги то и дело задаёшься вопросами: чьё это имя? почему герой идёт именно сюда? зачем персонажи говорят о вещах, которые очевидны им, но совершенно непонятны читателю? Чтобы прояснить картину, автор использует многочисленные флешбэки - воспоминания Волкодава о рабстве в забое, однако они отвечают далеко не на все вопросы и к тому же тормозят темп повествования. Поэтому есть опасение, что нетерпеливый читатель, не желающий разбираться в причинно-следственных связях незнакомого мира, может не выдержать «испытания дорогой» и отложит книгу в сторону.

Новинки книжного рынка

Роман Джеймса Кори Cibola Burn («Горение Циболы») — четвёртый том цикла «Экспансия». После того как земляне получили, наконец, ключи к дальнему космосу, началась галактическая экспансия человечества. Капитан Холден и команда звездолёта «Росинант» в очередной раз оказываются в центре конфликта между колонистами и боссами корпораций... Если романы «Пробуждение Левиафана» и «Война Калибана» были очень благосклонно встречены читателями и критиками, которые поспешили окрестить Кори новой «звездой» космической оперы, то третий том цикла, «Врата Аббадона», вызвал немало упрёков. Интересно, удалось ли Кори исправиться...

* * *

Завершив приключения Артемиса Фаула, ирландец Ион Колфер принялся за новую подростковую серию под загадочным названием W.A.R.P. В июне выходит второй роман цикла The Hangman's Revolution («Революция палача»). Название серии - аббревиатура секретной правительственной программы, связанной с путешествиями во времени. А если изобретена машина времени, значит, существует опасность хроно-клазма. И когда молодой агент ФБР Чеви Савано возвращается в современность из викторианского Лондона, он понимает, что мир изменился. У власти находятся опасные радикалы, установившие царство террора. Только Чеви вместе со своим давним приятелем, подростком из Англии XIX века Рили, может отыскать машину полковника Клейтона, которая повернёт поток времени в прежнее русло.

Жеральдин Бегбедер. Спонсоры. Нет проблем, или Небольшие трансбалканские хроники из страны спонсоров

Жеральдин Бегбедер. Спонсоры. Нет проблем, или Небольшие трансбалканские хроники из страны спонсоров
Парижане Нина и Ален приезжают в Сербию, чтобы закончить здесь монтаж документальной ленты для одного из французских телеканалов. Поиски профессионального монтажера приводят их к Большому Боссу. Прежде Большой Босс работал над пропагандистскими картинами, а теперь стал капиталистом и предлагает Francuzi снять фильм о легендарной кинозвезде, боровшейся с нацизмом в 30-е годы, Хеди Ламарр. Вот только одна подробность: Нина и Ален должны найти и других спонсоров, иначе на фильм со звездами не хватит денег. «Nema рroblemа», как говорят в Белграде, то есть «никаких проблем». Начинается охота за спонсорами — «новыми сербами», разбогатевшими путем сомнительных политических операций, контрабандистами и спекулянтами разного рода, в том числе и военными преступниками, которые все как один разъезжают в лимузинах с дымчатыми стеклами, живут с любовницами и охраной на роскошных виллах в Белграде и загорают на частных пляжах в Черногории.

Бурлескное и не знающее ни в чем удержу road-movie — вот что представляет собой этот роман. Читая его, открываешь, как просто стать кинозвездой за три недели и как в совершенно изменившейся Югославии на самом деле не изменилось ничего. Здесь по-прежнему царят безумие, излишества во всем и хаос.

Глава из книги:

Киностудия «Авала-фильм» расположена на горе в парке «Кошутняк», в шести километрах от центра Белграда. Этот тонущий в зелени и состоящий из десятка строений неороманского стиля киногородок был создан в 1946 году и, кажется, так и застыл во времени. После славной эпохи пропагандистских фильмов при Тито студию не то чтобы совсем забросили, а в порядок не приводили. Тут все заросло сорняками, трава пробивается даже сквозь трещины в цементе, ну и когда сюда приходишь, на тебя, хочешь не хочешь, накатывает что-то типа ностальгии и становится немножко грустно.

Артем Каменистый. Весна войны

Артем Каменистый. Весна войны
После страшной войны Земля стала почти безлюдной. Но, кроме остатков одичавшего человечества и более-менее цивилизованных церковников, тут оказались развязавшие войну, но отсидевшиеся в хроноубежищах радикалы. И теперь они намерены уничтожить всех остальных. Наш современник Влад, который не по своей воле окунулся в эту кровавую эпоху, вынужден бороться за свою жизнь. И шансы на победу у него есть. Если только радикалы не обнаружат того, кто стал контролером Красной Сети…

Глава из книги:

Далеко слева сверкнул отблеск молнии, но, сколько Влад ни вслушивался, раскатов грома так и не дождался. Гроза бушевала где-то далеко. А Либерий почему-то поменял курс. Похоже, хотел пройти через местность, где только что прогулялся ливень. Или по одним ему заметным приметам решил, что именно там они попадут под дождь.

Церковник остановился, обернулся, вглядываясь в склон холма, по которому они прошли с полчаса назад. Мерик, пользуясь возможностью, тут же присел, с наслаждением вытянул ноги, пожаловался:

– За всю жизнь столько не ходил, коленки болеть начали.

Спрашивать, сколько еще придется двигаться быстрым шагом, он не стал. Хватило одного раза и последовавшего после этого очень грубого ответа Либерия. Тот в десяток слов ухитрился вложить бездну интригующей информации: недовольство никчемностью курсанта, недовольство уровнем подготовки абсолютно всех курсантов Дальфлота, выражение сомнения в добродетели матери Мерика и подозрение в том, что его настоящим отцом являлся ленивый боров. Парень до сих пор переваривал все эти сведения и вел себя очень тихо.