суббота, 28 сентября 2013 г.

Ельцин

Новая биография первого президента России выходит в свет в издательстве "Колибри" - восхождение Бориса Николаевича к власти глазами американского историка.


С 16 августа Ельцин находился на переговорах с Назарбаевым в Алма-Ате. 18 августа, в воскресенье, он по какому-то наитию на четыре часа отложил свое возвращение в Москву, решив искупаться в горной речке и сходить на концерт. Пилотам Ельцин велел приземлиться на военном аэродроме в Кубинке, в 60 км к западу от центра Москвы. Впоследствии в интервью со мной он говорил, что если бы они сели, как планировалось, во Внукове, то его арестовали бы и расстреляли по приказу Крючкова, чтобы затем использовать это событие в качестве прикрытия широкой волны репрессий. В мемуарах Ельцин не пишет о возможности расстрела, и утверждение выглядит маловероятным. Расследование, проведенное после подавления переворота, показывает, что начальство КГБ хотело направить его самолет на другую посадочную площадку, в Чкаловск, где Ельцина предполагалось удерживать до разговора с министром обороны. Маршалом Советского Союза Дмитрием Язовым, а затем организовать ему «переговоры с советским руководством». По поручению Крючкова его первый зам Виктор Грушко провел обсуждение этого вопроса на совещании, состоявшемся в 13 часов 17 августа; в ходе совещания заместитель министра обороны Владислав Ачалов ясно дал понять, что придется использовать силу, но из-за неуверенности в том, какова будет реакция Ельцина, не смог убедить в этом остальных. «После приземления [в Чкаловске] начальник аэропорта под предлогом опоздания встречающих пригласит Ельцина Б. Н. в отдельную комнату, где с ним побеседует Язов. При этом Ачалов в ходе разговора поставил перед подразделениями ВДВ и группой «А» задачу - нейтрализовать охрану президента РСФСР, чем исключить нежелательные эксцессы: сопротивление, применение оружия. Поскольку участники совещания не смогли определиться в том, как Ельцин Б. Н. отреагирует на это и какие предпримет ответные действия, то окончательное решение принято не было». Решение так и не удалось принять. Олег Бакланов, один из главных фигурантов переворота,

Адриан Де Виарт. Одной правой

Мало кто из военных мог похвастать таким послужным списком: англо-бурская и две мировые войны, восемь ранений, пустой рукав и черная пиратская повязка на пустой глазнице, пять побегов из лагеря военнопленных, ордена Британской империи, Бани, Михаила и Св. Георгия, польский «Виртути Милитари», бельгийский Военный крест и высшая британская военная награда - Крест Виктории. Больше всего на свете генерал де Виарт любил войну. Война тоже любила его, но очень странною любовью.

Бельгийский король Леопольд II был безжалостным колонизатором и большим бабником. Молва приписывает ему, например, бурный роман с танцовщицей Клео де Мерод, одной из прекраснейших куртизанок «Прекрасной эпохи». На смертном одре король умудрился сочетаться браком с франко-румынской шлюшкой Каролин Лакруа, любовницей, которая родила ему двух сыновей.

Но то было на склоне лет, а в семидесятые годы позапрошлого века монарх был хоть куда. Рассказывают, что как-то приглянулась ему одна аристократка ирландских кровей. Слово за слово, и 5 мая 1880 года в семействе брюссельского судьи Леона Констана Картона де Виарта явился первенец. Мальчугана назвали Адрианом.

Может, и зря треплют языками сплетники, зря клевещут на честную судейскую жену, зря выдумывают. Судить их сложно: ведь сэр Адриан Картон де Виарт и сам кажется выдумкой. Причем выдумкой если не жестоких шутников из «Монти Пайтон», то уж всяко Квентина Тарантино.