среда, 12 февраля 2014 г.

Денис Бурмистров. Религер. Последний довод

Альтернативная Россия, наши дни. В этом мире правят многочисленные религии и секты. И за прихожан, за их умы и души здесь сражаются насмерть. Для этого необходимы бойцы, способные отстоять интересы своей веры. Специально обученные воины - религеры, владеющие магией, оружием и техникой шпионажа. Они хладнокровны, расчетливы и циничны. Для них божественная сила превратилась в инструмент победы, в пулю в стволе, в отточенный клинок.  Они плетут интриги, предают во благо, выбирают любые средства для достижения своих целей.

Это мир, в котором обитает религер Егор Волков. Один из лучших в своем деле. Но все начинает рушиться, когда кто-то открывает охоту на самих религеров, а на поле битвы выходят новые игроки.

Глава из книги:

Музыка, прекрасная, нежная, зовущая, разливалась вокруг, окутывала, обволакивала. С музыкой переплетался, следовал ей, женский голос, чистый, красивый, заставляющий все внутри дрожать, задыхаться от восторга. Глаза сами собой поднимались вверх, туда, где располагалось центральное мозаичное панно храма мистириан – символ Бога и человек, жаждущий познания. Взгляд недолго останавливался на черной кляксе человеческой фигуры, он притягивался, стремился выше, по тянущимся из груди нитям Судьбы и Истины туда, где в синей вышине небес золотом сияло солнце с вытянутым ромбом по центру. И там, в этих ярких божественных сияниях, верующий находил защиту, силы и крепость духа. А также любовь, утешение, совет и прощение.

Что еще нужно обычному смертному, несущемуся на своей хрупкой планете в пугающей черной бездне бесконечного космоса? Что еще нужно слабому существу, который даже не может представить себе что такое вечность?

Уильям Зинсер. Как писать хорошо. Классическое руководство по созданию нехудожественных текстов

Мастерство писателя совершенно напрасно окружено ореолом тайны. Писать значит думать на бумаге. Всякий, кто ясно мыслит, способен ясно писать о любом предмете - статьи, эссе, блоги или даже целые книги. Более того, умение грамотно излагать свои мысли в письменном виде обязательно для любого, кто хочет преуспеть в современном перенасыщенном информацией мире. Уильям Зинсер, самый авторитетный преподаватель писательского ремесла из ныне живущих, в 30-м юбилейном издании своей книги, впервые выходящей на русском, обстоятельно рассказывает, как писать любые тексты на любую тему - о людях, о путешествиях, о себе, о технике, о спорте, об искусстве. Поясняет, какими правилами писатель должен руководствоваться, какими методами пользоваться и как относиться к своему труду, чтобы максимально приблизить его к совершенству.

Помните: то, что вы пишете, зачастую является единственным шансом отрекомендовать себя тому, в чьей помощи, деньгах или доброй воле вы нуждаетесь. И если ваше послание вычурно, напыщенно или туманно, таким же читатель представит себе и вас. У него просто не будет иного выбора. Так что научиться писать хорошо в ваших же интересах.

Глава из книги:

Всего понемножку

Эта глава состоит из кусочков — разнообразных мелких предостережений, которые я собрал, так сказать, под одной шапкой.

Новогодний дозор. Лучшая фантастика 2014

Мы открываем 2014 год великолепным сборником: лучшие рассказы звезд российской фантастики, а главное - НОВЫЙ Новогодний Дозор Сергея Лукьяненко! Приключения Антона Городецкого продолжаются: Ночной Дозор не дремлет даже в канун Нового года!

Весь спектр современной российской фантастики: от социальной и научной до сказки и мистики, от космооперы до фэнтези и ужасов, от признанных мэтров до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе.

Самые свежие, самые интересные, самые необычные истории. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него?!

Рассказ из сборника:

Карина Шаинян
Бог из машины

Поздним апрельским вечером 192.. года у пустыря на окраине Москвы, где расположились цыгане, остановился мотоцикл. Приехавший на нем молодой человек снял защитные очки, вынул из коляски туго набитый портфель и двинулся через лабиринт палаток и крытых телег. Табор уже спал; запахи просыпающейся земли мешались с дымом. В темноте тускло светились угли остывающих костров – будто багровые зрачки многоглазого чудовища. Молодой человек шел туда, где метался, освещая сгорбленную тень, единственный лепесток еще не погасшего пламени.

Древний, как египетская гробница, цыган повернулся на его шаги, широко распахнул слепые глаза, белесые, будто подернутые пылью. На его лице виднелись следы машинного масла.

S.W.A.L.K.E.R. Конец света отменяется!

Война – войной, а обед по расписанию! Пусть грянул катаклизм, пусть зомби восстали из могил, и Большая Белая Полярная Лиса пришла ко всем, но кушать-то хочется всегда! Мозги с горошком и без оного, ростбиф окровавленный, борщ… Или все-таки закусим человечинкой? В любом случае – конец света отменяется!

Любимыми – реальными и вымышленными – рецептами с читателями делятся лучшие современные фантасты обозримой Вселенной. Вкушайте пищу духовную и материальную. Приятного аппетита!

Рассказ из сборника:

Олег Силин
Чили кон рата

Среди дня на базе «Дельта» пустынно. Часовые сидят на постах, остальные либо на внешнем периметре, либо решают «боевую и тактическую» задачу. Хотя какая там задача: чтобы дармоеды из «Омеги» кабачки с поля не украли? Год назад было тяжелее.

Миха измаялся. Три дня назад его тяпнул за лодыжку волберман. Рана неопасная, веселый доктор залил укус клейкой гадостью, вколол дикую вакцину «от всего» и посоветовал умереть до того, как она подействует.

Подействовала. Михе постоянно хотелось есть. Даже не есть. Жрать. Он этого волбермана бы зажарил и сам всего уговорил. Или даже можно не жарить.

В отчаянии он поплелся на кухню, прикидывая, кто может там дежурить. Если этот скряга Полтораста – то ловить нечего, а если…

Удача оказалась на его стороне. За плитой хозяйничала рыжая Сэнди. Она гремела огромными кастрюлями и косилась на горку лука.

Лейни Тейлор. Дни крови и света

У девушки со странным именем Кэроу — голубые волосы, татуировки «глаз дьявола» на ладонях и боевые ножи на поясе.
А когда-то у нее было не только другое имя — Мадригал, — но и другое тело.
Восемнадцать лет прожила она в нашем мире. Но теперь настала пора вернуться в древний и жестокий Эрец, где тысячелетиями воюют друг с другом две могучие расы — ангелы и демоны, зовущие себя серафимами и химерами.
Потому что народу химер угрожает гибель. Их столица лежит в руинах, на немногих уцелевших охотятся, точно на зверей, ангелы-каратели.
И Кэроу начинает смертельную битву ради спасения тех, кто когда-то казнил ее за любовь к ангелу Акиве…

Отрывок из книги:

Празднование

Кэроу многое делает хорошо, но водит машину отвратительно, и прав у нее пока нет: не доросла еще. Забавно. Неизвестно, как в Марокко, а в Европе водить можно только с восемнадцати, и ей остался месяц, если, конечно, не брать в расчет суммарный возраст. «Может, стоит признаться, что она гораздо старше, а это юное тело — второе по счету?»

Кэроу тряслась за рулем старенького пикапа, направляясь в город за едой и материалами. На этот раз она специально свернула с дороги на кочки. «Ага, вот эта будет побольше». Синий грузовичок угрожающе накренился — того и гляди, перевернется — и тут же что есть силы грохнулся на все четыре колеса. Кэроу подскочила, стукнувшись о потолок кабины.

Юрий Валин. Десант стоит насмерть. Операция "Багратион"

Новый военно-фантастический боевик от автора бестселлеров «Самый младший лейтенант» и «Мы одной крови!». Сверхсекретное подразделение ГРУ продолжает боевую работу по корректировке истории, забрасывая разведывательно-диверсионные группы из XXI века на Великую Отечественную войну. Их очередное задание — рейд по немецким тылам летом 1944 года в разгар операции «Багратион». Но на этот раз им придется столкнуться не только с отступающими частями Вермахта и ваффен-СС, не только с карателями и полицаями, но и с ягд-командой тайной нацистской организации «Hopfkuc» («Кукушка»), созданной для изменения реальности и готовой на всё, чтобы переиграть Вторую Мировую войну в пользу гитлеровского Рейха…

Отрывок из книги:

— …Товарищи! Красная Армия крепко рассчитывает на нашу партизанскую помощь! До полного освобождения нашей многострадальной и героической Белоруссии остались считаные дни. Откроем дорогу могучему наступлению Красной Армии, добьем фашистскую сволочь! Как говорится, «это есть наш последний и решительный бой». Задача ясна, товарищи?

Взвод ответил сдержанным одобрительным гулом. Михасю речь нового (всего-то полгода в батальоне) комиссара тоже понравилась. Краткостью и отсутствием всяких излишеств. А то орали как-то в лесу у землянок троекратное «ура». Раз десять. «Неслаженно, ну-ка, повторить дружнее». Тьфу! Это ж не в бою кричать. Так, пустой шум — сорокам развлечение.

Ищу пришельца из будущего!

Термин «непроизвольная память» появился в обиходе благодаря Марселю Прусту. До недавнего времени непроизвольной памятью занимались в основном литературоведы, да ещё, возможно, психологи, потратившие жизнь на расшифровку загадок семитомной эпопеи французского писателя «В поисках утраченного времени», где эта память и упоминалась. О такой же «зоне излучения», видимо, думал и наш поэт Роберт Рождественский, когда писал о том, как «что-то с памятью моей стало — всё, что было не со мной, помню».

Если интерпретировать Пруста и Рождественского, не становясь на точку зрения туманного коллективного бессознательного, то очевидно, что речь идёт о путешествии во времени. Хотя, конечно, вряд ли авторы имели в виду физическую возможность перемещения во времени, чего не скажешь о наших современниках. Например, в 2005 г. аспирант Массачусетсского технологического института Амал Дораи организовал «Конференцию путешественников во времени», на которую собралось около 400 энтузиастов. Правда, ни одного человека из будущего. А организатор очень рассчитывал на то, что на конференцию прибудет Джон Тайтор — загадочный интернет-персонаж, блуждавший по Всемирной паутине в 2000-2001 гг. и утверждавший, что он — пришелец из 2036 г. В подтверждение своих слов «Тайтор» предлагал различные предсказания, ни одно из которых не сбылось. Некоторые, правда, ещё впереди — например Третья мировая война, вкратце выглядящая таким образом:

«В 2015 г. Россия организует ядерную атаку на основные города США, Китая и Европы. США нанесут ответный удар, но распадутся на пять независимых государств. Американские города будут разрушены, а вместе с ними и Американская федеральная империя, Евросоюз и Китай».

Эффект маятника

«Трезубец» падал.

Он падал всё время: и тогда, когда только вышел на орбиту Луны, и тогда, когда совершал вокруг неё контрольный виток, и тогда, когда, сорвавшись с орбиты, устремился в головокружительный прыжок, который многие почему-то называют полётом.

В космосе невозможно летать. Там, в условиях безопорности, можно только падать. Не вверх или вниз — эти понятия в пространстве бессмысленны, — а куда-то или к чему-то. К какой-нибудь далёкой планете, которая также падает вокруг своего центрального светила, которое тоже падает, кружась вокруг Ядра Галактики, также, в свою очередь, падающей куда-то... Всё движение во Вселенной — это безумно сложный танец падения.

Но сейчас «Трезубец» падал по-настоящему.

Отказ на последнем этапе торможения ходового генератора привёл к тому, что подлётная скорость оказалась слишком высока, а это, как следствие, вело к тому, что многодневный прыжок должен был закончиться не на орбите этой планеты, а в её атмосфере. Неодолимая сила инерции тянула теперь «Трезубец» к неведомой планете, навстречу гибели, и до этого момента оставалось всего ничего.

— Странный цвет у облачности, — заметил Билибин, заглядывая в огромный, как панорамное окно, донный иллюминатор. — Будто разбавленное молоко. И совершенно однотонная. Ни разу не видел такой планеты.

— Я тоже, — отозвался Нефёдов, — хотя повидал их на своём веку немало. Совершенно не за что зацепиться взгляду. Даже не заметно, что мы приближаемся.

Над чем работает Гомер?

Фред Т. Хантер, грузный пятидесятитрёхлетний глава издательства «Лола-Пресс», не любил встречаться с читателями. Два года назад на одной из таких встреч невостребованный литератор Марио Мангано, наведя на Хантера свой лазерный пистолет, успел триады нажать на курок, прежде чем негодяя скрутили подоспевшие роботы-телохранители. Литератора признали душевнобольным и вскоре освободили, а вот легендарный издатель навсегда лишился мочки правого уха и веры в добрые помыслы ближних. Впрочем, бизнес есть бизнес, и сегодня у Хантера имела место очередная встреча с поклонниками издательства, заполонившими книжный отдел орбитального супермаркета «Гулливер».

Роботы выкатили большое кресло, установили перед креслом столик. На столике появились бутылки с минеральной водой и высокий стакан. Минутой позже в книжный отдел прямо из космического лифта, связывавшего супермаркет с Землёй, шагнул великий Фред Т. Хантер в сопровождении трёх полутораметровых серебристых самописцев, подключённых многочисленными кабелями к затылку издателя. Хантер откинул голову: разноцветные провода выгнулись дугой и разлетелись в стороны, создав своему хозяину просто фантастический вид. Собравшиеся зааплодировали. Издатель грузно опустился в кресло и кивнул публике.

Первой к микрофону прорвалась хорошенькая веснушчатая девчушка, на голове которой в угоду последним веяниям моды рос небольшой розовый куст.

— Господин Хантер! — прокричала представительница новых хиппи. — Мы все вас так любим! Так любим!!! Спасибо за... ну это... за прекрасные книги вашего издательства! За спасение литературы!!!

Гигантский шаг

Врубив на всю мощь любимую группу «Взрывная декомпрессия», чтобы низкие частоты пробивали тело насквозь, каждым нервом прочувствовав жёсткий ритм, я двинул рукоятку — вперёд, за красную линию, хотя права на это не имел, честно говоря.

Мир исчез, превратился в искрящийся «радужный туман» на экране — так бортовой комп отражает движение корабля за порогом световой.

Я довольно откинулся в кресле.

Чёрт!..

Только разогнался — «мигалка» нахально протолкалась сквозь экранный туман.

Радужные искры вытеснила эмблема галактического патруля. Заполнила экран до краёв. Всё немедленно замерло и смолкло, подчиняясь дистанционному контролю.

Щелчок.

Из динамиков зазвучала сирена. А потом — холодный голос:

— Пилот! Ваш корабль заключён в Кокон. Приготовьте лицензию, права, страховку. 

Из поколения в поколение

Мне всегда нравились рассказы отца о Них. Вместе с братьями мы слушали его, раскрыв рты от удивления и восторга. А после, перед сном, долго спорили меж собой: были ли Они на самом деле или это просто сказка! До шестнадцати лет я, признаюсь, был сторонником второго варианта. В школе нам сыпали лишь крохи информации о Них, но в тот день всё изменилось.

Планёр привёз наш класс на экскурсию в Мегаполис. Он был величествен. Огромный по своим размерам экран закрывал его от излучений Солнца. В диаметре экран покрывал более ста километров каменных и пластиковых джунглей. Тогда я впервые поверил в Них. Они жили тут давным-давно, хотя никто не знает как. Но большее впечатление на меня произвёл Их облик. Это нам показали в самом конце экскурсии.

На самом краю Мегаполиса был вырыт искусственный ров, как считали некоторые историки, ибо проникать внутрь экрана, было строжайше запрещено. По центру рва находилась искусственная насыпь, а на ней возвышалась каменная статуя одного из Них. Он держал в руках какой-то предмет, а на голове у Него были шипы. Неужели Они были столь огромны? Тогда Мегаполис - дом для одного из Них и только? Вопросы, на которые нам никогда не найти ответа.

Андрей Максимов. Психофилософия. Книга для тех, кто перепутал себя с камнем

Возможно, Вы ждете от меня разговоров про телевидение, про литературу, про детей, про общение, про театр…
Я не знаю, чего Вы от меня ждете. 
Я знаю, чего Вы от меня НЕ ждете: Вы не ждете от меня этой книги. 
Вот она - перед Вами. 
Я стал другим, когда понял, что живу не в мире политики, не в мире телевидения, не в мире театра, не в мире литературы, не в мире друзей и врагов, и даже не в мире мужчин и женщин. Я стал другим, когда понял, что живу в мире людей. И я хочу лучше понимать этих людей, и я хочу помогать людям, если смогу. 
Я хочу поделиться своим пониманием. Потому что понимание только для того и нужно, чтобы им делиться.

Отрывок из книги:

Что такое психика в психофилософии

Психика — это характерные для данного человека эмоциональные свойства восприятия мира и самого себя.

Важно заметить: все определения, которые Вы встретите в этой книге, взяты не из словарей и не из книг. Это те определения, которые использует психофилософия.

Люди эмоционально по-разному воспринимают и окружающий мир, и самих себя в этом мире. Понятно, что когда к Вам за советом приходит человек, Вы должны учитывать эту эмоциональную реакцию.

В человеке есть некое что — это философия его жизни, о которой мы поговорим чуть ниже.

Татьяна Булатова. Бери и помни

Дуся Ваховская была рождена для того, чтобы стать самой верной на свете женой и самой заботливой матерью. 
Но - увы! - в стране, где на девять девчонок, по статистике, восемь ребят, каждая девятая женщина остается одинокой. Дуся как раз была из тех, кому не повезло. 
Но был у Дуси дар, который дается далеко не всем, - умение отдавать. 
Семейство Селеверовых, к которым Дуся прикипела своей детской, наивной душой, все время указывало ей на ее место: "Каждый сверчок знай свой шесток". 
Они думали, что живут со сверчком, а на самом деле рядом с ними жил человек, с которым никто не сравнится.


В издательстве «Эксмо» вышел новый роман автора современной прозы Татьяны Булатовой — пронзительная история о самопожертвовании и всепрощении.

Давайте будем откровенны. Известная пословица: «Не делай добра, не получишь и зла» имеет под собой веское основание. Редко, крайне редко встречаются люди, способные по достоинству оценить великодушие и бескорыстную помощь. Почему мы так явно видим любую несправедливость, но так неохотно замечаем настоящее благородство и самоотверженность? А ведь люди, способные поставить чьи-то интересы и желания выше собственных, вправе рассчитывать хотя бы на элементарную благодарность.

Дождется ли такой благодарности Дуся — главная героиня новой книги Татьяны Булатовой? Однажды добровольно приняв на себя заботу о семье Селеверовых, добрая и безответная Дуся превратилась в бесправную домработницу и няньку. Щедро отдавая свое время, силы и любовь, она ничего и не ждала взамен. К чему приведет подобное самоотречение? И насколько такая позиция жизнеспособна в современном обществе? Не спешите строить гипотезы! Роман «Бери и помни» преподнесет вам немало сюрпризов!